×
Сюжеты

Пепел и алмазы

Тысячи людей помогают омской семье, погоревшей на желании честно жить и работать

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 75 от 12 июля 2013
ЧитатьЧитать номер
Общество

Георгий Бородянскийсобкор по Омской, Томской и Тюменской обл.

 

Тысячи людей помогают омской семье, погоревшей на желании честно жить и работать

 

Наталья ГРАФ
Елена Латышенко (слева) на пепелище своего дома. Рядом — пенсионерка из Омска Светлана Киселева. Одна из тех, кто откликнулся на беду

В ночь с 8 на 9 мая у семьи Латышенко сгорело все: дом, надворные постройки, инкубаторы, птичник и вся живность — 50 тысяч цыплят и утят и около 500 птиц декоративных пород, которых держали не ради бизнеса: цесарки, серебристые фазаны, павлины, китайские шелковые куры, юрловский голосистый петух, рыжая араукана, несущая зеленые яйца, и даже птица Феникс (японская курица с самым длинным в мире хвостом).

Областные СМИ рассказывали об этой семье как о лучших птицеводах Омского региона — их личное подсобное хозяйство (ЛПХ) было наглядным примером: вот чего можно в наше время достичь, занимаясь сельским предпринимательством.

Из Омска в Сосновку (Азовский немецкий национальный район) они переехали около 12 лет назад: Елена и Вячеслав, их дочка Настя, племянник Данила, бабушка Анна Васильевна, прабабушка Александра Михайловна (ей сейчас 88 лет). Четыре поколения в одном доме. Полгода назад появилось пятое — Влада, дочь Насти. И еще Виктор, Дмитрий, Володя — бродяги, нашедшие здесь приют. Всего 13 человек.

Бизнес шел хорошо, конкурентов держали в тонусе. Но был один, который не мог смириться с тем, что к ним выстраиваются очереди. Он считается негласным хозяином областного «птичьего рынка».

— Кто устроил пожар, мы поняли сразу, — говорят Елена и Вячеслав, в один голос называя фамилию.

Прозвучала она и в эфире главного областного телеканала, показавшего сюжет с пресс-конференции в обкоме КПРФ, где фермеры заявили, что и после пожара они опасаются за свою жизнь.

Эта фамилия фигурирует во множестве заявлений, поданных семьей Латышенко еще до пожара в полицию, прокуратуру и ФСБ (копии есть в редакции). Правоохранители не отреагировали.

Мы же решили эту фамилию до выяснения всех обстоятельств пожара не называть.

 

Страшно жить по закону

Павел Я. приехал в Омскую область 7 лет назад из Казахстана. По словам супругов Латышенко, он часто им говорил, что «открывает ногой все двери в омских правоохранительных органах».

— Мы поначалу не знали, кто он такой, — рассказывает Вячеслав, — и у нас были с ним нормальные отношения, даже дружеские. Он сам приехал к нам познакомиться, сказал, что хочет заняться птицеводством, попросил совета и предложил купить вскладчину инкубаторы. Потом очень быстро поднялся на завозе дешевых цыплят из Казахстана (там его мама была директором птицефабрики) и предложил нам «работать под ним».

Под Я. оказались все омские птицеводы. Кроме фермеров Латышенко. Три года назад «казахстанец» перешел к действиям.

Эпизод, рассказанный на Омском форуме Анастасией Латышенко:

«Была ситуация в Москаленском районе. Мы торговали на рынке молодняком. Раздался папе звонок от этого человека: мол, собирайтесь, уезжайте, это его рынок, и мы тут торговать не должны…

Через некоторое время он пришел к нам с группой неизвестных нам лиц в количестве 5 человек. Ко мне подошли сзади и схватили, удерживая под горло ножом… Папу в этот момент избивали. Люди вызвали милицию… Забрали нас в отделение. Изложили всё дознавателю, он записал в протокол. Попросил у папы телефон. И представьте такую ситуацию. Звонит дознаватель, представляется, а ему в ответ отборный мат… Положив трубку, дознаватель был вне себя от ярости… Орал, что он этого так не оставит. Потом он вышел из кабинета минут на десять, возвращается, спокойный как удав, и говорит: «Я не могу принять ваше заявление».

За неделю до пожара отцу расстреляли лобовое стекло.

Мы писали письма везде, даже в ФСБ. Безрезультатно».

 

Все та же партия

Не заладились у Латышенко отношения и с местной администрацией.

В двух шагах от их дома — пустующий участок, 10 соток. Решили его купить, стали оформлять документы на право собственности. «Приходит к нам поселковый глава Юрий Филиппович Керш: «За участок надо рассчитаться». — «Да мы уже почти рассчитались, осталось 3 тысячи». — «Нет, — говорит, — надо еще заплатить 200 тысяч, иначе вы его не получите». Сказано было это в присутствии Елены и ее мамы Анны Васильевны.

А в марте прошлого года Следственное управление СКР по Омской области сообщило, что против Керша возбуждено уголовное дело «по факту получения взятки за оказание содействия местному жителю в выделении земельного участка под строительство овощехранилища». Сумма та же — 200 тыс. рублей. Информацию подхватили областные и федеральные СМИ, но о том, чем дело кончилось, официальной информации нет. Керш до сих пор руководит поселением, и фото его по сей день висит в райцентре Азово на Доске почета.

Решили все-таки они побороться за этот клочок земли. Дошли до самого губернатора Полежаева. Странный вышел у них разговор.

— Леонид Константинович сказал: «Что значит ваше хозяйство в масштабах района, области? Две тонны мяса, которые вы производите, даже в районных масштабах — совсем ничего».

 

Жесткий диск

Накануне пожара, 8 мая, к фермерам приехали телевизионщики — снимать сюжет «о достижениях». Проводили журналистов в 9 вечера и около полуночи легли спать.

В час ночи Вячеслава разбудил стук в окно. «Стучал наш работник Володя. Я выбежал на улицу, вижу: горит птичник. Пожарные прибыли через 45 минут после вызова, хотя служба их — здесь, в Сосновском, в 800 метрах от нашего дома».

Когда пламя перекинулось с хозпостройки на дом, Елена попросила главного из пожарных переехать поближе к нему. «Я на коленях уговаривала этого человека:  «Давайте спасем дом!» Но они продолжали тушить сарай, который уже догорал».

Из дома вынесли полугодовалую Владу и ее прапрабабушку Александру Михайловну.

Из-за чего начался пожар, должны по идее показать камеры видеонаблюдения — 6 штук было установлено по периметру домовладения и на крыше дома. Но просмотреть их фермеры не могут: полиция забрала жесткий диск с видеорегистратора.

Уголовное дело по факту пожара до сих пор не возбуждено.

 

Людей оказалось много

После пожара пошел слух, что «Латушенки держат рабов», которые, скорее всего, их и подожгли. «Рабы» рассказали «Новой газете», как они жили: в просторной комнате, с двумя телевизорами, холодильником и кондиционером. И с пепелища они не разбежались…

— Кем бы мы были, если б сбежали в такой момент?! — рассуждает Дмитрий (ему 40 лет, последние 7 живет здесь). — Люди нас приютили, когда мы были в безвыходном положении, — теперь пришла наша очередь им помочь.

До сих пор, говорит Елена, будит ее ночами дикий крик животных. Вместе с птицами сгорела заживо любимая собака — овчарка Ося. Да и сами фермеры могли бы не выжить, если б работники не разбудили их вовремя.

На первое время их приютила соседка. А когда стало потеплее, перебрались на летнюю кухню — к счастью, она уцелела. Еще удалось спасти баню, машины, немного взрослой птицы.

Потом появились люди. Их оказалось на удивление много. Журналистка «Российской газеты» Наталья Граф, давно знающая эту семью, рассказала в интернете о трагедии, попросила о помощи. И помощь пошла — из Сибири, из Москвы, с Дальнего Востока: деньги, еда, одежда, стройматериалы… Новосибирский дальнобойщик привез детское питание, игрушки для Влады; сельский предприниматель — шлакоблоки и 6 тысяч штук кирпича; учащиеся колледжа сэкономили на обедах и накупили памперсов.

«Чем больше от сердца отрываешь, тем больше на сердце остается». Оказывается, эти строчки Андрея Вознесенского подходят и к нынешним временам. Старушка Елена Ульяновна прошла несколько километров пешком — привезла тележку с 5 килограммами гречки и 3 пачками макарон.

— Другая бабушка, 82-летняя, добралась к нам на «Газели», — рассказывает Елена. — «Я знаю, — говорит, — какое горе у вас». Открывает сумочку и дает мне 50 тысяч рублей. Я руку ее отвожу: «Не возьму!» Она: «Бери, это от души…» У меня — слезы, у Насти, у мужа. Рядом стояли ребята из УВД, у них тоже глаза на мокром месте…

Геворг, хозяин шашлычной с Левобережного рынка, мобилизовал местных предпринимателей: целую неделю шли от него в Сосновку машины с одеждой, продуктами, краской, досками, инструментами.

Первый волонтерский субботник прошел у погорельцев 18 мая. Десять молодых, списавшихся на форуме омичей, разгребали завалы, горы горелого мусора вывозил КамАЗ от омских байкеров. Место во дворе теперь очищено. Можно приступать к строительству дома, хватило бы только средств. Потихоньку они аккумулируются на публичной банковской карте. Сейчас там 75 тыс. рублей. Всего, по расчетам Елены и Вячеслава, откликнулись на призывы о помощи не менее 5 тысяч человек. Может, эти люди и есть гражданское общество?

Из представителей местной власти после пожара никто к фермерам не пришел. Выделили, правда, материальную помощь: от поселения 10 тысяч рублей, от района — 20, от области вроде бы даже 100, но получили они на сегодняшний день только 10 тысяч. Стоимость всего, что сгорело, — 35 миллионов.

 

Как помочь

Латышенко Елена Фаритовна,
№ карты 639002459002104538,
№ счета 40817810045000024800, Сбербанк, Омское ОСБ 8634/0235,
ИНН 7707083893, БИК 045209673, КПП 550432001
Адрес: Омская область, Азовский р-н, с. Азово

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera