Мнения

Известные политики комментируют приговор Навальному

По просьбе «Новой» ряд известных политиков — представители парламентских и непрламентских партий — высказали свое мнение о приговоре, оглашенном сегодня оппозиционеру в Кирове

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 78 от 19 июля 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Диана ХачатрянМария Епифанова«Новая газета»

 

По просьбе «Новой» ряд известных политиков — представители парламентских и непрламентских партий — высказали свое мнение о приговоре, оглашенном сегодня оппозиционеру в Кирове

Павел Чиков, Председатель Межрегиональной правозащитной ассоциации «Агора»

— Уголовное преследование, по мнению организации «Агора», политически инициированное, а преступления как такового нет. В процессе несправедливого суда судья на глазах у всех всячески пытался препятствовать защите в попытках поставить под сомнение собранные следствием доказательства по делу. И в итоге вынес приговор, который юридические кулуары в Кирове прогнозировали еще в апреле. Что говорит о том, что наказание было определено еще до начала судебного разбирательства. И, как следствие, о его незаконности.

Исходя из общей практики, я был убежден, что будет условное наказание. Хотя абсолютно очевидно, что в нормальном судебном процессе он был бы оправдан.

Сегодняшнее освобождение Навального под подписку о невыезде, на мой взгляд, - совершенно новое слово в уголовном процессе, которое не предусмотрено уголовно-процессуальным кодексом. Ни у кого из адвокатов, с которыми за последние два дня я обсуждал данный вопрос, не было в практике обжалования приговора после его оглашения в части взятия под стражу осужденного в зале суда. Поэтому очевидно, что это совершенно нестандартный и не предусмотренный уголовно-процессуальным кодексом ход.

Я боюсь, что освобождение Навального так и останется прецедентом в единственном числе. Ведь теперь практически в любом уголовном деле можно поставить под сомнение арест в зале суда после оглашения, и тем самым дать возможность человеку уклониться от исполнения наказания. Когда осужденный уже знает, что у него по приговору тюрьма на долгие годы, естественно вероятность того, что он попытается избежать наказания, становится гораздо выше. Сложившаяся судебная практика как раз предполагает, что в случае назначения реального лишения свободы, осужденный берется под стражу в зале суда для того, чтобы избежать его возможные попытки к бегству.

Не думаю, что факт регистрации Алексея Навального в качестве кандидата в мэры Москвы сыграл решающую роль в его освобождении. Если бы это было определяющим фактором, тогда бы не отпустили Офицерова, так как Офицеров никаким кандидатом не является.

записала Марина Вишнякова

Борис РЕЗНИК, депутат Госдумы от «Единой России»:

— Решение наших судов в очередной раз вызывает у меня  удивление. Я не знаю обстоятельств дела, но даже если состав преступления имел место, мера наказания на фоне кошмарных злодеяний происходящих в нашей стране, выглядит слишком сурово. Достаточно вспомнить многомиллиардные хищения в «Оборонсерсиве». Человек вместо того, чтобы сидеть на нарах, ходит по бутикам. Еще один пример – бывший депутат Мособлдумы от «Единой России» Василий Дупак, который присвоил себе 2 тыс гектаров элитных подмосковных земель и нанес ущерб отечеству на 15 млрд рублей. За эти злодеяние он получил шесть лет условно. 

 

Геннадий ГУДКОВ, экс-депутат Госдумы от «Справедливой России», кандидат от «Яблока» в губернаторы Подмосковья:

— Это Рубикон, который отделял возможность достижения худого мира или компромисса от доброго гражданского конфликта. Власть перешла его. Приговор Навальному был вынесен в разгар избирательной компании в Москве и Подмосковье. Худшего политического момента для таких действий нельзя было и придумать. Они посадили политика, который имел большую электоральную поддержку у жителей самого главного города страны. Это плевок в лицо избирателям.

Я считаю, если выборы в Москве превратились в фарс, то мне нет смысла баллотироваться на пост губернатора Московской области. Окончательное решение по поду моего дальнейшего участие в избирательной  кампании я приму, посоветовавшись со штабом Навального, его сторонниками и родными. Однако народ должен понимать: вопрос власти сегодня перешел в плоскость уличной, площадной демократии.

Власть надумала напугать общество посредством публичной и циничной порки. Естественно, реакция последует: кто-то испугается, но кто-то, наоборот, озвереет. Я боюсь, что в случае таких жесточайших, безапелляционных и не правовых действий, как приговор Навальному, могут сформироваться радикальные группы прямого действия. Власть потеряла политическую адекватность, а это самый тяжкий диагноз, который можно поставить любой политической системе.

 

Оксана ДМИТРИЕВА, депутат Госдумы от «Справедливой России»:

— Мой опыт депутата Госдумы по части обращений в правоохранительные органы по статье «Мошенничество», показывает, что статья  159 УК РФ оставляет простор для субъективной трактовки: возбуждения уголовного дела и вынесения приговора. В этой связи я считаю, что вышестоящие инстанции  – апелляционные и конституционные суды – могут иметь другое решение по «делу Навального».  

 

Вадим СОЛОВЬЕВ, депутат Госдумы от КПРФ:

— Приговор  ожидаемый. После заявления Собянина о том, чтобы дать возможность Навальному собирать подписи, мне как человеку, 20 лет занимающемуся политикой, стало понятно, что будет реальный срок.

 К сожалению, у нас в стране сложилась ситуация, когда с политическим оппонентами пытаются говорить языком уголовного законодательства. Этот метод борьбы апробирован в политике давно. Еще Патриса Лумумбу пытались в свое время бельгийский колонизаторы привлечь к ответственности за 1000 долларов, которые он якобы похитил, когда работал почтовым работником.

Я не разбирался в тонкостях дела и не могу дать юридическую оценку, но то, что у «дела Навального» есть политический привкус – это факт. Свои могут заниматься бизнесом, нарушать закон, похищать миллиарды – им все прощается. Те, кто находятся по другую сторону баррикад, несут жесткую ответственность, в том числе, за мелкие злодеяние. Пять лет лишения свободы по экономическим делам и штраф – это слишком суровая ответственность. Даже бывшему  министру юстиции Валерию Коновалову за крупное хищение дали в свое время дали 9 лет условно. Я считаю, что в случае с Нававьным имеет место явная подгонка под законодательство, согласно которому он не сможет участвовать в выборах до конца жизни.

 

Владимир РЫЖКОВ, сопредседатель РПР-ПАРНАС:

— Политический мотив расправы над Навальным доказывает недавний случай на коллегии следственного комитета, когда Бастрыкин в грубой форме потребовал от кировских следователей возобновить дело, которое они ранее закрыли за отсутствием состава преступления. То есть была дана прямая команда — преследовать Навального и Офицерова. Бастрыкин мог руководствоваться мотивом личный мести: Навальный разоблачил его собственность в Чехии. Я также считаю, что мог иметь место конфликт интересов судьи Блинова, которого перед началом процесса повысили в должности и перекинули из райцентра в город Киров. Вполне возможно, это был подкуп судьи.

Посадка Навального — еще один сигнал о том, что все те, кто разоблачают коррупцию, критикуют власть и не подчиняются ей, находятся под угрозой немотивированной посадки по сфабрикованному делу. Власть желает исключить возможность появления новых Навальных, а также запретить ему персонально заниматься политикой. По недавнему принятому законодательству, любой, кто осужден по тяжелой статье, навсегда лишается права заниматься политикой. Это пожизненный запрет на участие в политике. Отмечу, что срок в пять лет не случайный. Навальный выйдет на свободу только после следующей инаугурации президента. 

 

Сергей Митрохин, кандидат в мэры Москвы от партии «Яблоко»:

— Для меня это свидетельство того, что наша политическая система сделала шаг в сторону тоталитарных порядков. Приговор демонстративно жестокий, он связан с политической деятельностью Навального. Я считаю, что сегодня неуместно обсуждать выборы — это просто неправильно. Я сегодня пойду на Манежную, чтобы быть среди тех, кто хочет поддержать Навального в эту тяжелую минуту и выразить протест по поводу полного отсутствия правосудия в России. А о выборах будем говорить потом.

 

Иван Мельников, кандидат в мэры Москвы от КПРФ:

— Можно иметь разные мнения на счет Навального, разные оценки его деятельности. Но если говорить о формальной стороне дела, то мне процесс по Кировлесу убедительным не показался. Что касается выборной кампании в Москве, то все знают, что я всю жизнь выступаю за честную конкуренцию, подчеркиваю это и в своей программе. Я нацелен на работу с москвичами, на то, чтобы они осознанно поддержали меня, и искать счастья в возможных снятиях других участников кампании не намерен.

 

Сергей МАРКОВ, политолог, член Общественной палаты:

— Я считаю, что приговор вынесен справедливо. За такого рода дела все так обычно и получают. Но у меня нет злорадства. Я сочувствую ему, как человеку с высшим образованием. Ему  будет непросто сидеть в камере.

На мой взгляд, никаких протестных волнений после вынесения приговора не будет. Даже сторонники Навального, которые заявляют о политической подоплеке дела, допускают возможность того, что мошенничество могло иметь дело. И дело тут не в Навальном, просто стилистика посреднического бизнеса такова. Многие воруют как Навальный, но они сидят как крысы в подвалах. А когда крыса вылезает из подвала и говорит, что она белый и пушистый кролик, то это привлекает к себе внимание. Навального проверили  и выяснили, что он виноват.

 

Алексей МАКАРКИН, заместитель гендиректора Центра политических технологий:

— Это политическое дело. Власть показывает, что ей совершенно безразлично гражданское общество, средний класс и модернистские группы. Она делает ставку на «своих», на конформистское лояльное большинство, которое получает информацию из телевидения и считает Навального американским агентом.

Навальный не получил условного срока, потому что он лишил бы его возможности участвовать в выборах, но не ограничил бы его в участии в уличных акциях. Власть сегодня все чаще ориентируется на простые политические решения, которые не вызовут протестной реакции у конформистской части общества. За сложными решениями власть видит возможность уступок, а они опасны для нее. Перед ними пример Горбачева, который вследствие своих уступок потерял страну и свое президентство.

На мой взгляд, всплеск протестных настроений возможно и будет иметь место, но он вряд ли достигнет уровня декабря 2011 года. Люди устали, они разочарованы.

 

В штабе Сергея Собянина сообщили, что «сегодня никаких заявлений на эту тему Собянин делать не будет — он уже все сказал». 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera