Мнения

Сорные стандарты

Как ГОСТ стал инструментом для посадки

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 79 от 22 июля 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Боброваредактор отдела спецрепортажей

 

Настаивая на возвращении разрешения возделывания мака, ФСКН создаст либо «материал для посадок», либо особо охраняемую бизнес-поляну, на которую будут допущены избранные

ReutersНачальник Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов выступает с предложением возродить запрещенное поныне промышленное возделывание мака для пищевой промышленности. А я против. Я изучила огромное количество так называемых «маковых дел» — и понимаю, что ничего хорошего из этого не получится. Настаивая на возвращении «легального мака», ФСКН создаст либо «материал для посадок», либо особо охраняемую бизнес-поляну, на которую будут допущены избранные. И то и другое мне не нравится.

Если уж говорить по-честному, то инициатива с возрождением возделывания мака принадлежит вовсе не наркоборцам. Была целая федеральная целевая программа, в рамках которой Минсельхоз поручил пензенскому НИИ сельского хозяйства вывести особые сорта мака, не пригодные для использования в наркоманских целях. И два таких сорта были выведены. Специально созданная рабочая группа, куда входили специалисты НИИСХ, Роспотребнадзора, Минздрава и др., разработала документацию, которая, собственно, легализовала бы культивирование низконаркотического мака на территории России. В частности, надо было внести эти сорта в особое постановление правительства, разрешающее возделывание наркотических растений (а мак, даже низконаркотический, все равно к таковым относится); внести изменения в методические указания по исследованию мака, чтобы научить экспертов-криминалистов различать наркотические сорта и ненаркотические (опиоиды и в тех, и в других все равно будут присутствовать — вопрос в количестве). Далее следовало определить для ГОСТа допустимый процент сорности маковых семян как окончательного продукта.

Этот пакет документов зарубила ФСКН: не понравился предлагаемый ГОСТ. Хотя для выведенных сортов сорность вообще не имела бы значения: из маковой соломы таких сортов все равно нельзя выделить наркотик, его затем и создавали.

Ольга Зеленина, заведующая химико-аналитической лабораторией НИИСХ, позже вошла даже в рабочую группу в Общественной палате по вопросам внесения изменений в ГОСТ по маку. А еще позже ее арестовали — за разъяснительное письмо бизнесмену Шилову, который обратился в НИИСХ, когда у него арестовали мак на брянской таможне. Коллизия состояла в том, что в партии мака Шилова, которую он предварительно проверил через таможенных криминалистов на предмет наркотической безопасности, ФСКН обнаружила следы морфина и кодеина в количестве 0,00069% и 0,00049% соответственно. Этот процент специалисты ФСКН помножили на общий вес партии (42 тонны) и пришли к выводу, что Шилов пытался втащить в Россию 295 граммов морфина и 209 граммов кодеина.

Он усомнился в такой логике, и специалист НИИСХ Зеленина подтвердила правомерность его сомнений. Она писала о том, что вещества, присутствующие в продукте в таком количестве, на практике выделить невозможно: это, собственно, и не вещества, а химическое напоминание о их былом присутствии. Опийные следы неминуемо будут оставаться на семенах мака даже после самой тщательной их обработки.

Получив такую обнадеживающую консультацию, Шилов побился еще какое-то время за свой арестованный мак — а потом уже и его самого арестовали. А вслед за ним — и Ольгу Зеленину. Один из вопросов, который, как она говорит, не раз задавал ей следователь: «В чьих интересах вы лоббировали внесение изменений в ГОСТ?»

Чтобы у вас не было сомнений, что ГОСТ на мак — это не просто скучные странички технической документации, а очень интересная штука, я вам расскажу о метаморфозах, которые он претерпевал в последние годы.

 

До 2006 года в стране действовал старый советский ГОСТ (1973 года), который определял, что в пищевом маке не может быть больше 3% сорной примеси. Сорная примесь — это семена и частицы других растений, грунт, ну и в том числе кусочки стеблей и коробочки самого мака. Маковое зерно само по себе опиатов не содержит, но вот эти обломки коробочек и стеблей действительно могут содержать в себе вещества опийной группы. Однако советский законодатель отдельно не оговаривал запрет на присутствие в кондитерском маке наркотических веществ — а только вот так, в общем, ограничивал допустимое присутствие в нем сорных примесей.

Я покопалась в истории вопроса, и, насколько мне удалось понять, правоохранительные органы Советского Союза не уделяли большого внимания кондитерскому маку как таковому. Да, были большие процессы «про маковую солому», действительно разоблачались целые банды, однако вот так чтобы за кондитерский мак кто-то сел — такого нет, не было.

И все же в 1985 году на волне борьбы с алкоголизмом в стране запретили возделывать мак в частных хозяйствах. Опять же, дело со всей очевидностью было вовсе не в семенах, применяемых в пищевой промышленности, а именно в самом растении, потому что ввоз маковых семян из-за рубежа никто не запрещал.

С ГОСТом брежневских времен мы и жили до недавних пор. И никаких не возникало по нему нареканий, пока вдруг не появилась среди «игроков», контролирующих наркотики, ФСКН. Пошли первые «маковые процессы», и сроки по ним давали кромешные, до 15 лет. Суть обвинений была такова, что вот из той самой похожей на пыль сорной примеси, в которой могут содержаться обломки маковых коробочек, наркоманы изловчились готовить наркотики. А стало быть, продавец в бакалейной палатке, ее хозяин и поставщик продукции автоматически были приравнены к наркосбытчикам.

Была в этих первых маковых процессах одна изюминка, которая, надо думать, не только сторонних наблюдателей смущала, — она и у судей (увы, обреченных) оставляла неприятное послевкусие. Обвиняемые говорили: «Позвольте, так содержание сорной примеси в нашем маке не превышает разрешенных ГОСТом 3%. Какие к нам могут быть претензии?» На это обвинение отвечало в том духе, что 228-я статья не упоминает никакие ГОСТы, а, согласно российскому законодательству, в случае присутствия в смеси наркотического средства — вся смесь к таковому средству приравнивается.

И все же такое объяснение смотрелось каким-то неубедительным. И вот с 2007 года в России заработал новый ГОСТ 52533-2006 «Мак пищевой. Технические условия». В этом ГОСТе уже напрямую указывалось, что содержание сорных примесей в продукте не допускается.

Я говорила со многими специалистами, и все они сходятся во мнении, что «нулевой» ГОСТ представлял собой банальный заградительный барьер для рынка: появилась легальная возможность поприжать «неправильных» поставщиков. Впрочем, вскоре выяснилось, что это сито все же пропускает нежелательные элементы: тот же Шилов начал дополнительно чистить мак, уже подвергнутый предварительной очистке до европейских стандартов. Это поражает специалистов, однако шиловский мак, который ему теперь вменяют в вину, был очищен от сорных примесей настолько, что их не обнаруживает современная аппаратура!

И тогда в 2010 году в ГОСТ были внесены изменения, согласно которым в пищевом маке не допускаются не только сорные примеси — но и «присутствие наркотических средств». А на шиловском маке, напомню, экспертиза обнаружила 0,00049% морфина и 0,00069% кодеина, имманентно ему присущих.

Поправки к ГОСТу, закрепляющие абсолютный ноль на присутствие следов опиодидов на семенах мака, не вступили в действие, поскольку не вышло постановление правительства, определяющее методы оценки содержания алкалоидов в семенах. Более того: недавно Россия утвердила единый «Технический регламент» для стран Таможенного союза — и этот регламент не содержит подобных требований к маку, в нем мак вообще не попадает в список продуктов, подлежащих особому контролю. Впрочем, это обстоятельство не мешает наркоборцам заводить новые и новые дела по маку. И, что самое интересное, люди, которые по совету главы ФСКН Иванова займутся возделыванием низконаркотического мака, тоже ни от чего не застрахованы. По низконаркотической конопле, внесенной во все реестры, ни одним законом не запрещенной, — уголовные дела уже случались.

 

P.S. В сравнении с 2010 годом цена на пищевой мак поднялась почти в 10 раз. Прежние ключевые поставщики с рынка устранены: Шилов вместе с группой родственников и компаньонов — под следствием (а его сын Роман вообще сидит под арестом, вот уже больше года — на том лишь основании, что у него двойное гражданство); другой заметный участник рынка — компания «АБ-Маркет» тоже приувяла. Ее генеральный директор уехал из страны после того, как решился выступить с громким письмом к Путину и Иванову о том, что необходимо менять законодательство по маку.

К любому маку, ввозимому сейчас в Россию, — и у меня на сей счет сразу несколько экспертиз на руках — ФСКН может предъявить претензии, аналогичные тем, что предъявили Шилову.

Но не предъявляет.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera