×
Сюжеты

Кто станет у руля мировой экономики?

Один пост главы Федеральной резервной системы, два кандидата, три нобелевских лауреата

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 85 от 5 августа 2013
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Николай ВардульЭкономический обозреватель «Новой»

 

Время Бена Бернанке заканчивается. Президент США выбирает между заместителем председателя ФРС Джанет Йеллен и своим советником, бывшим министром финансов Ларри Саммерсом....

Почитайте любой экономический прогноз ЦБ, правительства или Минэкономразвития. Там написано: практически все зависит не от его составителей, а от мировой экономики. Скажете, отговорка? Конечно, чиновник всегда предпочтет не делать ничего, ссылаясь на не зависящие от него обстоятельства, но резон в том, что Россия и в самом деле критически зависит от спроса на ее сырье. Спрос же зависит от происходящего в мировой экономике.

Кто же регулирует ее? Ответ никаких затруднений не составляет. Главный регулятор мировой и в первую очередь американской экономики — Федеральная резервная система. Участники рынков не зря с лупой изучают все ее документы. Любое высказывание, а тем более прогноз ее председателя Бена Бернанке вызывает всплески и падения рынков, то есть в буквальном смысле на вес золота. Но 31 января 2014 года у ФРС появится новый шеф. Кто он?

Еще в июне Барак Обама обронил многозначительную фразу, сразу всколыхнувшую рынки: председатель ФРС оставался на посту «дольше, чем хотел». И хотя сам Бернанке молчит, а формально он может претендовать на третий четырехлетний срок пребывания во главе ФРС, его время заканчивается.

Как утверждают американские журналисты, президент США выбирает между заместителем председателя ФРС Джанет Йеллен и своим советником, бывшим министром финансов Ларри Саммерсом.

Пока Обама лишь по-президентски сформулировал главную задачу председателя ФРС, а она сводится к «двойному мандату»: обеспечение максимальной занятости и ценовой стабильности. И никакого ВВП, ни слова о сохранении за США позиций мирового экономического лидера, ни тебе науки, ни инноваций. И уж, конечно, никакого упоминания кризиса. Названы только два параметра, но зато те, которые точно понятны каждому избирателю:  работа и цены.

Можно назвать цели популистскими, но это совсем не так. Глава ФРС, кем бы он ни был, решая массу головоломных задач — поддержание нужного для текущего состояния экономики уровня ликвидности, воздействуя на курс доллара и в конечном счете на экономику в целом, всегда имеет перед глазами два важнейших социально-политических показателя. И не потому, что это ему поручил президент, это не пиар, а связь экономики с политикой.

Но обратимся к финалистам гонки на вершину ФРС. Сначала безоговорочным лидером всеми признавалась Джанет Йеллен. Она — заместитель Бернанке в прямом смысле слова. Йеллен не только активный проводник политики «количественного смягчения», но и едва ли не главный ее «архитектор».

Ее не назовешь популярным экономистом, тем интереснее познакомиться с ее взглядами на преодоление последствий кризиса.

13 февраля 2013 года Барак Обама обратился к конгрессу с ежегодным посланием, отстаивая идею усиления бюджетного стимулирования экономики. Тема в условиях громадного бюджетного дефицита острейшая, о чем свидетельствовал политический торг между демократами и республиканцами.

За день до (а не после!) послания Обамы с речью выступила Джанет Йеллен. Смысл ее выступления сводился к тому, что экономика нуждается в дополнительных стимулах, их ей могут дать бюджетные расходы и политика ФРС, которая, как подчеркнула Йеллен, даже если не получит бюджетной поддержки, будет проводить мягкую денежную политику до тех пор, «пока экономика не восстановится».

Она подчеркнула: главный удар кризис, рецессия и медленное восстановление нанесли не по банкам или корпорациям, а по рынку труда: «Раньше на то, чтобы найти новую работу, уходило 12 недель, после окончания рецессии — в среднем 20, а сейчас (в феврале 2013 года.Н. В.) 16 недель».

Сложность же в том, что «обычно восстановлению экономики способствуют несколько факторов, которые сейчас просто отсутствуют». Среди них — бюджетная политика, давшая положительный эффект лишь в первый год после рецессии, после чего федеральный бюджет и бюджеты штатов начали сокращаться.

К оживлению экономики, как правило, ведут инвестиции в недвижимость, по оценке Йеллен, «обычно это увеличивает рост экономики на 0,5 п.п. в первые два года после рецессии». Но именно кризис на рынке жилья привел к рецессии.

Более того, и это отказ уже третьего фактора потенциального подъема экономики: из-за падения цен на жилье «богатство американцев исчезло». Йеллен считает, что «чистое богатство домохозяйств до сих пор на 40%, или на $5 трлн, ниже, чем в 2005 году». А значит, у американцев нет достаточных накоплений, их «дома стоят меньше их кредитов», «никто не верит в будущее экономики».

Между тем еще один фактор, помогающий восстановлению, — «это вера каждого из нас, основанная на истории и личном опыте: все рецессии временны, экономика скоро придет в норму».

Но Йеллен уверена, все поправимо: «ФРС будет бороться с кризисом до последнего». Именно выход из строя традиционных факторов посткризисного оживления вынудил ФРС прибегнуть к нетрадиционным шагам — после того, как в декабре 2008 года ставка была снижена до нуля, ФРС стала выкупать с рынка казначейские облигации.

Речь Джанет Йеллен дает представление о ней как не только экономисте, но и политике. Потенциал для того, чтобы именно она стала председателем ФРС, очевиден.

Но, если судить по последним публикациям американской прессы, сегодня фаворитом считается Ларри Саммерс.

В его пользу два аргумента. Один содержательный: маховик, раскрученный ФРС, рано или поздно предстоит закручивать. Йеллен же идентифицировала себя с нынешней политикой ФРС, поэтому в ФРС может понадобиться свежая кровь. Хотя, если судить по материалам заседания комитета по открытым рынкам, опубликованным 31 июля, ФРС опасается не инфляции, а наоборот, сценария стагнации на фоне дефляции по недавнему японскому образцу.

Саммерс воздерживается от оценок проводимой ФРС политики (это не тот случай, когда критика предшественника играет в пользу новичка), но кое-что все-таки просочилось в печать: «QE (политика «количественного смягчения».Н. В.) — не такое действенное средство, как полагает большинство», — сообщила The Financial Times со ссылкой на его выступление на одной из апрельских встреч с инвесторами.

Второй аргумент в пользу Саммерса аппаратный. Журналисты заметили, что Саммерс зачастил в Белый дом, значит, Обама благоволит своему советнику.

Как водится, есть за Саммерсом не красящие его «хвосты». Многие экономисты и банкиры считают его ошибкой на посту министра финансов (при Билле Клинтоне) ликвидацию разделения банков на коммерческие и инвестиционные, что могло сыграть на руку кризису 2008 года. Есть недовольные его чрезмерно агрессивным стилем управления, что неприемлемо для ФРС, где решения не принимаются волевым методом, предпочтение отдается консенсусу.

Политкорректная Америка не простит Саммерсу и его неосторожных слов, произнесенных еще в 2005 году. Тогда он высказал предположение, что недостаточное количество женщин в научных и технических дисциплинах может быть связано с «нехваткой у них нужных способностей».

Нюансы в позициях Йеллен и Саммерса очень важны, политика ФРС — это чуткое и тонкое реагирование на сигналы рынка при огромной ответственности за принимаемые решения. Но, хотя они и являются соперниками, различия в их взглядах вовсе не кардинальны. Это в России между позициями, которые отстаивает правительство и академическая наука, может пролегать пропасть, в США экономисты масштаба Йеллен и Саммерса говорят на одном языке.

Что любопытно, и он, и она имеют кровное отношение к нобелевским лауреатам по экономике. У Ларри Саммерса два дяди — нобелевские лауреаты, это знаменитый автор популярнейшего учебника Пол Энтони Самуэльсон (Paul Anthony Samuelson), старший брат его отца, который сменил фамилию Самуэльсон на Саммерс, и не менее знаменитый Кеннет Эрроу (Kenneth Arrow), брат матери. Джанет Йеллен, в свою очередь, замужем за Джорджем Акерлофом (George Akerlof), нобелевским лауреатом несколько менее популярным, чем родственники Саммерса.

Не приходится удивляться, что по принципиальным позициям, таким как необходимость использования бюджетных рычагов стимулирования экономики, Йеллен и Саммерс согласны друг с другом.

Кто же победит? Данные букмекерской конторы Paddy Power на конец июля свидетельствуют: шансы Джанет Йеллен сменить Бернанке равны 1 к 4, в то время как у Ларри Саммерса 11 к 2.

Теги:
доллар
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera