История

«Нам закупили машины, в которых запрещено перевозить людей»

В письме Путину камчатские медики рассказали, что осталось от здравоохранения края после 13 лет стабилизации

Этот материал вышел в № 96 от 30 августа 2013
ЧитатьЧитать номер
Общество

Владимир ХитровНовая газета

В конце августа тихий омут камчатского здравоохранения взбаламутили медики станции скорой помощи. Людям в белых халатах надоело работать в скотских условиях и они решили рассказать об этом… Путину. Письмо президенту подписали врачи, фельдшеры, медсестры, водители — всего больше 70 человек...

В конце августа тихий омут камчатского здравоохранения взбаламутили медики станции скорой помощи. Людям в белых халатах надоело работать в скотских условиях и они решили рассказать об этом… Путину. Письмо президенту подписали врачи, фельдшеры, медсестры, водители — всего больше 70 человек. Они сообщили национальному лидеру, в каком состоянии оказалось здравоохранение после 13 лет стабильности и модернизации.

В краевом центре полуострова, как выяснилось, не осталось ни одной спецмашины скорой помощи, ни одной укомплектованной медицинской бригады! В городе с населением под 200 тысяч человек врачи работают на допотопном оборудовании и перевозят пациентов в грузовиках. На станции катастрофически не хватает медиков, зато штат под завязку забит бухгалтерами, экономистами, юристами, программистами и прочими чрезвычайно нужными в здравоохранении людьми.

Вот несколько цитат из письма Путину.

«На станции скорой помощи числятся около 20 бухгалтеров и экономистов, которые обсчитывают 5-7 выездных врачей. Для сравнения, в советское время, когда не было компьютеров, а выездных врачей было 20, один бухгалтер-расчетчик обслуживал 3 медицинских учреждения (скорую помощь, детскую больницу, детскую поликлинику). И ничего справлялся».

«На станции нет ни одной укомплектованной бригады скорой медицинской помощи ни врачебной, ни фельдшерской. Некоторые бригады, которые обязаны оказывать полномасштабную медицинскую помощь, состоят из одного человека. Он физически не в состоянии даже принести на вызов необходимый комплект оборудования. А обратно надо нести еще и пациента, оказывая ему при этом реанимационную помощь. С такой работой не могут справиться и два человека по нормативу их должно быть 4-5».

«Доставить больного до стационара живым очень большая проблема. В камчатской столице нет ни одной машины скорой медицинской помощи. Больных с переломами позвоночника, черепно-мозговыми травмами, инфарктами и инсультами приходится перевозить по камчатскому бездорожью, по сути, в грузовых фургонах. В технической документации к УАЗам, которые поставили на станцию два года назад, черным по белому написано, что перевозка людей в салонах таких автомобилей запрещена. В документах речь идет о здоровых людях, а что уж говорить о больных?»

По словам одного из авторов письма, председателя профкома станции скорой помощи Ивана Стасюка, ситуация в городской службе «03» — не уникальна. В камчатских поликлиниках и больницах дела обстоят ничуть не лучше. Просто говорить об этом не принято.

Иногда, впрочем, информация просачивается в СМИ. Этим летом информагентство «Кам 24» сообщило, что в Елизовском районе Камчатки, где проживают 64 тысячи человек, работает только один детский стоматолог. Чтобы записать ребенка на прием к этому чудо-специалисту, папам и мамам приходится ночевать у регистратуры.

«Я пришла в 5 часов утра и была уже шестая в очереди. Человек, которому достался единственный талон, приехал в половине четвертого», — рассказала жительница Елизова Юлия Маркс.

Проблема усугубляется тем, что малышам не помогают и в платных клиниках. У «коммерческих» врачей нет лицензий на лечение детей. Поэтому чтобы избавить ребенка от кариеса, родителям нужно либо ночевать у бюджетной поликлиники, либо покупать билет на самолет и лететь куда-нибудь за пределы Камчатки.

Взрослым больным попасть на прием тоже нелегко. Порою походы за талонами заканчиваются для них драматически. Врачи скорой помощи рассказывают об этом много интересных историй. Месяца три назад, например, они спасали мужчину (бывшего сотрудника ФСБ), которого в очереди за талоном сильно побили. Потерпевшего пришлось госпитализировать в предынфарктном состоянии...

Все это безобразие происходит на фоне благостных сообщений в телевизионных новостях о том, как камчатское здравоохранение колосится и модернизируется. Медики, впрочем, полагают, что главным и самым очевидным результатом модернизации стало увеличение поголовья эффективных медицинских менеджеров. Они вытесняют из больниц врачей, как на диком поле сорняк вытесняет пшеницу. Зарплаты администраторов являются коммерческой тайной. На той же скорой помощи никто не знает, сколько получают главврач Байкалов и его приближенные. Сотрудникам станции остается только догадываться, о каких цифрах идет речь — с пятью или с шестью нулями. Обычные врачи живут значительно скромнее, чем главные.

Вот еще цитаты из письма медиков президенту:

«Санитары, водители медслужбы, слесари, кладовщики, диспетчеры гаража, техники, мойщики, только что принятые водители оперативной службы, уборщики получают зарплату, несовместимую с нормой жизни и закона. Врачи и фельдшеры сводят концы с концами только при условии выработки двух ставок. Эффективные контракты начальники заключают только сами с собой».

«До 2011 года наша станция располагалась хоть и не в новом, но в капитальном и в относительно комфортном здании. Но потом «для улучшения условий работы» нас переселили в наскоро построенное модульное строение. В народе новое здание «скорой» прозвали будкой и овощехранилищем (может, поэтому и автомобили закупили для перевозки овощей, а не людей)… Как выяснили камчатские журналисты, старое капитальное здание скорой помощи выкупил какой-то коммерсант за 26 миллионов рублей. Он же и построил нам «будку», за которую мэрия Петропавловска заплатила 76 миллионов…»

По словам Ивана Стасюка, о том, что происходит на станции, да и вообще в региональном здравоохранении, прекрасно известно и местным, и федеральным чиновникам. Прежде чем написать Путину, врачи обращались к камчатским вице-губернаторам Потиевскому и Карпенко, к федеральному министру Скворцовой. Ничего после этих обращений не изменилось. На них, похоже, даже внимания не обратили. По бумагам-то у нас все хорошо, «в здравоохранении отмечаются позитивные тенденции». Хотя в приватных разговорах камчатские начальники признаются, что на самом деле в медицине все очень плохо, поэтому сами они предпочитают лечиться где-нибудь за пределами полуострова — в Москве, Южной Корее, Израиле, на худой конец — в Китае. Еще они уверяют, что деньги на модернизацию поступают немалые. Но на что тратятся эти инвестиции? На покупку грузовых «уазиков» вместо спецмашин, на строительство «будок» вместо больниц и на содержание эффективных менеджеров вместо врачей.

«Да это не только в медицине, везде так, — горько замечает Иван Стасюк. — У нас вся страна сегодня — петропавловская станция скорой помощи…» 

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera