Сюжеты

Здесь, на «Краю света»

Международный кинофестиваль на Сахалине сделал корейский акцент

Культура

 

Название фестиваля «Край света» на Сахалине не воспринимается как преувеличение. Есть, конечно, города восточнее Южно-Сахалинска, но здесь,  на оторванной от России полоске суши, кажется, что ты уже где-то в другой стране. Приезжающих у самого аэропорта встречает улица Ариран, названная по древней корейской песне, православные храмы перемежаются корейскими же пресвитерианскими церквями, на Коммунистическом проспекте среди советских бетонных коробок, как ни в чем ни бывало, стоит построенный еще японцами в 1937 году краеведческий музей.

Кинофестиваль проводится здесь в третий раз, но с международным конкурсом и программой отобранной командой программного директора Алексея Медведева во второй. А  название «Край света» фестиваль получил впервые – Кирилл Разлогов, который год назад был на смотре членом жюри, предложил так переименовать «Сахалинский экран». Так что кинофестиваль попал в уникальную ситуацию – на третий год существования состоялся его полноценный дебют. При этом фестиваль уже достаточно взрослый, чтобы он рефлексировал, искал собственную идентичность. Чем «Край света» отличается от другого фестиваля евроазиатского кино «Меридианы Тихого», проводимого во Владивостоке? Какая у фестиваля сверхзадача, кроме как показать местным жителям хорошие фильмы?

Ответы на эти вопросы нашли в Южно-Сахалинске. Организаторы заметили, что на острове живет большая корейская диаспора и провели фестиваль с явным корейским акцентом. На открытие фестиваля девушки из местной школы искусств «Этнос» играли на каягымах – древних корейских двенадцатиструнных щипковых инструментах. А представление жюри сопровождалось шаманской барабанной дробью – это был уже другой детский оркестр с похожими на песочные часы барабанами – чангу. Даже выступавший следом Алексей Кортнев добавил к своей песне строчки на китайском, японском и корейском языках.

Всего в программу фестиваля вошло восемь корейских фильмов, чуть меньше чем русских, но у «Края света» была такая география, что нельзя было заметить каких-то национальных перекосов. Открылся фестиваль картиной из Саудовской Аравии – «Девочка и велосипед» – феминистской, но доброй мелодрамой, снятой первой женщиной режиссером из этой страны Хайфой аль-Мансур. Эта история про девочку, которая пытается выиграть деньги на велосипед на школьном конкурсе чтецов Корана (неслыханное кощунство!) и про отношения девочки с ее одинокой матерью, задала тон фестивалю. Многие фильмы из конкурсной и внеконкурсной программы встраивались в концепцию – истории о хрупких семьях в разных концах света, раздираемых внутренними противоречиями, которые на самом деле навязаны обществом, религией или даже самой историей.

Например, конкурсный фильм из Шри-Ланки «С тобой, без тебя» - экранизация «Кроткой» Ф.М. Достоевского в цейлонских реалиях. В фильме девушка-тамилка влюбляется и выходит замуж за сингальского ростовщика, но потом узнает, что тот служил в сингальской армии, и так уже закончившаяся на острове гражданская война между тамилами и сингалами доводит до трагедии отдельно взятую семью.

Классик филиппинского кино Брийянте Мендоса представил в конкурсе «Чрево твое» - рассказ о морских цыганах, экзотическом даже для филиппинцев исламском национальном меньшинстве, живущем на юге архипелага в специальных домах,  воздвигнутых на сваях прямо в море. Главная героиня,  деревенская повитуха, которая сама бесплодна, из кожи вон лезет, чтобы найти своему мужу молодую жену, способную родить ему наследника. В фильме дважды показывают настоящие роды – режиссер признался, что у него было целых 8 беременных дублерш на поздних сроках, чтобы две из них успели родить в рамках короткого съемочного периода. Но в остальном «Чрево твое» был простой мелодрамой о семье и тяжелой женской доле. После прошлогоднего фестивального экстрима, когда на фильме Такаси Миике «Харакири» кто-то в зале упал в обморок, Алексей Медведев собрал программу,  адаптированную для сахалинского зрителя. С другой стороны,  Брийянте Мендоса – один из самых известных киноэкстремистов, некоторые его фильмы по накалу и кровище не уступают тому же Миике, и если он снял «доброе кино»,  то это уже мировая тенденция.

Самым экстремальным для публики фильмом оказалась документальная «Труба» Виталия Манского, которая участвовала в конкурсе. Сложное, бессюжетное, ассоциативное высказывание о том, как люди живут вокруг газового трубопровода, по которому «национальное достояние» утекает из Уренгоя в Европу, далось некоторым,  не привычным к документальному кино зрителям нелегко. «Непонятно,  что к чему!», - ворчали те, кто уходил из зала, но те, кто остались, потом благодарили Виталия Манского за то, что он показал их жизнь, как она есть.

Здесь на острове меняются понятия о том, что такое экзотика и что такое реальность в кино, что такое далеко и что близко. Континентальная философия «Трубы» в противопоставлении жизни в бывшем едином советском пространстве, и жизни в нынешнем едином пространстве Евросоюза, по идее,  не близка жителям хоть и русского, но далекого азиатского острова. Но Сахалин  - тоже  нефтегазовый регион, живущий на трубе. Туристам как достопримечательность тут показывают завод по сжижению газа и даже печатают его фотографии на сувенирных магнитах. Неудивительно, что зрители немедленно предложили Виталию Манскому сделать «Трубу-2» на местном материале.

А за день до «Трубы» в конкурсной программе показали «Ничью дочь Хэ Вон» южнокорейского режиссера Хон Сан Су. Для многих европейских критиков работы Хон Сан Су – экзотика, где  сложно понять отношения героев и даже идентифицировать жанровую принадлежность – то ли это артхаусные мелодрамы, то ли философские комедии. Никаких похожих проблем не возникло у местной публики. Сахалинские кореянки могли узнать в Хэ Вон себя, а все остальные прекрасно понимают южнокорейские реалии, до Сеула тут рукой подать.

Корейская диаспора исправно посещала показы южнокорейских фильмов. До «Края света» на большом экране тут не показывали ничего корейского, даже то, что выходило в России в ограниченный прокат.

 Но все же главным хитом фестиваля оказался конкурсный фильм – «Географ глобус пропил» Александра Велединского. Его предваряла интернациональная давка на входе в театральный центр имени Чехова. Всем желающим не хватило места в огромном зале, но фильм показали только один раз – это строгое требование продюсеров картины, которую сейчас готовят к прокату.

Именно «Географу» достался приз зрительских симпатий, и специальный приз почетного президента фестиваля Аллы Суриковой. Международное жюри в лице Евгения Гришковца, китайского режиссера Цзя Чжанкэ, японского продюсера Дзиро Синдо, актрисы Виктории Толстагановой и председателя жюри Павла Чухрая наградило фильм Александра Велединского спецпризом за актерский состав.

Приз за лучшую мужскую роль присудили Александру Яценко за работу в «Долгой счастливой жизни» Бориса Хлебникова. Приз лучшей актрисе достался филиппинке Норе Аунор за роль в фильме «Чрево твое». Лучшим режиссером назвали Эмира Байгазина за его мощный дебют «Уроки гармонии». «Слона»  от Гильдии киноведов и кинокритиков получил шриланкиец Прасана Витханаге за фильм «С тобой, без тебя». Гран-при жюри и миллион рублей получил японец Рёта Накано за свой полнометражный дебют – трагикомедию «Запечатлеть отца». У этого режиссера на фестивале сложился преданный фэнклуб еще задолго до награждения, так понравилась зрителям история о путешествии матери и двух взрослых дочерей к умирающему мужу и отцу, который бросил их много лет назад. У Рёты Накано сахалинцы брали автографы и фотографировались с ним, а во время награждения долго не отпускали со сцены овациями. В общем, полное единение профессионального жюри и простой публики.

Общий нарратив, в который вписывались почти все фильмы фестиваля – о семье, разобщенности и вражде по религиозному, социальному и национальному признаку, с награждением японского режиссера получил хэппи энд. Фестиваль, проводимый накануне 2 сентября, когда на Дальнем востоке, и особенно в Южно-Сахалинске – бывшей оккупированной территории, отмечают окончание Второй Мировой войны, дал главный приз японцу – так с помощью искусства стираются шрамы былой вражды.

Это тянет на сверхзадачу, но для генерального продюсера «Края света» Алексея Аграновича и его команды этого не достаточно. С помощью фестиваля организаторы хотят превратить остров с его уникальной, инопланетной природой в центр кинопроизводства. В этом году на «Краю света» проводили мастер-класс режиссер Борис Хлебников и режиссер монтажа Иван Лебедев, приезжал с лекцией-перформансом гонконгский гений, оператор лучших фильмов Вонг Карвая – Кристофер Дойл. С помощью казахского художника-постановщика Юлии Левицкой несколько местных киноэнтузиастов во время фестиваля сделали семь короткометражек. Алла Сурикова на закрытии объявила, что двоих начинающих кинематографистов берет в свою мастерскую на Высших курсах сценаристах и режиссеров. А председатель жюри Павел Чухрай пообещал снять свой следующий фильм на Сахалине – это совместный российско-южнокорейский проект «Месть» по мотивам сахалинских рассказов Анатолия Кима. Съемки «Мести» предварительно назначены на август-сентябрь следующего года здесь, на краю света.

Владимир ЗАХАРОВ

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera