×
Сюжеты

Русская охота

Это была гонка не лыж, а характеров, борьба не технико-тактических навыков, а судеб

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 103 от 16 сентября 2013
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Алексей ПоликовскийОбозреватель «Новой»

 

Это была гонка не лыж, а характеров, борьба не технико-тактических навыков, а судеб

олимпийская сборная человечества

Вячеслав Веденин в минуты триумфа...

На Олимпийских играх в Саппоро в 1972 году советский лыжник Вячеслав Веденин начал четвертый, последний, этап эстафетной гонки на 10 километров, проигрывая норвежцу Йоханнесу Харвикену одну минуту и одну секунду. На 10 километрах такое время не отыгрывается, это аксиома. Его даже не стоит пытаться отыгрывать, и поэтому тренеры сборной спокойно сказали Веденину: «Второе место — тоже хорошее место, Слава!» И он пошел.

Я видел эту гонку на сером экране телевизора в Москве. Цветное ТВ тогда еще не появилось. Потом много писали в самых поэтических тонах о том, как Веденин бежал. Одни полагали, что он летел, другие — что парил, третьи —  что несся стрелой… Но я, видевший, как он стартовал, запомнил первое ощущение от его бега. Широким, накатистым шагом, чуть опустив голову в белой лыжной шапочке, Веденин с мрачным лицом пошел по лыжне, и от всей его невысокой, сильной фигуры шло странное ощущение угрозы…

Он был зол. Во-первых, на Федора Симашова, бежавшего на третьем этапе и проигравшего вдрызг молодому норвежцу Ивару Формо; во-вторых, на болельщиков сборной СССР, на всю эту номенклатурную, проверенную в райкомах и ЦК публику, которую тогда только и выпускали за рубеж, — все они решили, что на четвертом этапе им смотреть нечего, и разбежались по магазинам за джинсами, бутылками японской водки и бижутерией для жен; и еще был он зол на тренеров, которые унизили его, утешая вторым местом. Будь Веденин у себя в деревне под Тулой, он бы отмахнулся в приступе злости топором; а тут, в японском лесу, у него были только лыжи, чтобы расквитаться.

Неправильно думать, что Веденин, идя по дистанции, находился в состоянии аффекта, что страсть сжигала его, что ярость давала ему силы на запредельный бег. Ничего подобного. Экстремальная ситуация превратила его в расчетливого, хитрого охотника. Стоя в стартовом створе, Веденин делал вид, что перемазывает лыжи голубой мазью. Тогда сервисменов не было, лыжники мазали лыжи сами. Высокий норвежец (рост 185 см) Харвикен забеспокоился и тоже стал перемазывать лыжи голубой мазью, которая на самом деле не подходила к погоде и снегу. Потом маленький (164 см) Веденин дважды подходил к норвежцу, обнимал его и смиренно поздравлял с золотой медалью. Все это были мероприятия психологической войны, которые советский лыжник проводил в последние минуты перед стартом.

Он шел по лыжне в белоснежном комбинезоне с номером 37 на груди и в черных лыжных ботинках. Было не холодно, он шел без перчаток. Сам он потом, в многочисленных интервью, не скрывал, что это была гонка не лыж, а характеров, борьба не технико-тактических навыков, а судеб. Про норвежца он знал, что тот вырос и жил в благополучной стране и семье. Веденин же, родившийся в 1941 году, никогда не видел своего отца, сельского учителя из-под Тулы, погибшего в 1942-м под Калугой. В детстве у него был рахит. Во 2-м классе он начал курить, бросил в 6-м. Мальчиком он пил: дядька запросто наливал ему самогонку. Школьный учитель физкультуры, бывший фронтовой артиллерист, однажды взял накурившегося до одури мальца за ноги, перевернул головой вниз над очком сортира: «Еще раз увижу с цигаркой, окуну!» Лыжные гонки, вид спорта, требующий выносливости и упорства, возникали из всей его тогдашней деревенской жизни, из походов на лыжах в школу, из передвижения по бесконечным тульским косогорам в белой снежной мгле.

За первые полтора километра Веденин забрал у норвежца 11 секунд. На пятом километре между ними было полминуты. Еще через километр Веденин впервые увидел мелькающую меж деревьев спину соперника. Шли они оба классическим ходом, конькового тогда не было. На длинных подъемах, в безумном темпе вымахивая в них «елочкой», он упорно доставал Харвикена. А когда достал, за километр до финиша, то употребил агрессивный трюк, который переводил эту яростную, на нервах и пределе сил, лыжную гонку почти уже в драку. Он шатнулся в сторону идущего на последнем напряге норвежца, тот инстинктивно шарахнулся и сбился с хода, а Веденин, пригнувшись, уже уходил от него неудержимо на близкий финиш.

Следующий в галерее знаменитых спортсменов — швед Сикстен ЕРНБЕРГ, «лесоруб на лыжах»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera