Сюжеты

Черное золото против Зеленого мира

Конфликт в Печорском море между российским государством и экологами грозит обернуться серьезными проблемами на международной арене. Мировая общественность называет Россию держимордой, а профессиональное сообщество журналистов требует освобождения арестованных коллег

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 109 от 30 сентября 2013
ЧитатьЧитать номер
 

Конфликт в Печорском море между российским государством и экологами грозит обернуться серьезными проблемами на международной арене. Мировая общественность называет Россию держимордой, а профессиональное сообщество журналистов требует освобождения арестованных коллег

В ночь с 26 на 27 сентября в Ленинском окружном суде Мурманска завершился первый бой в информационном поединке между российской властью и активистами «Гринписа». Все тридцать членов команды судна «Арктик Санрайз» арестованы в рамках уголовного дела по статье 227 Уголовного кодекса — «Пиратство, совершенное организованной группой». По решению суда двадцать два эколога проведут за решеткой ближайшие два месяца, для остальных восьми срок ареста продлен на 72 часа. В их число вошел известный российский фотограф Денис Синяков, который 18 сентября снимал попытку «зеленых» подняться на платформу «Приразломная» в Печорском море. Мотивировка решения проста — не дать подозреваемым возможности скрыться во время следствия.

Многие наблюдатели уверены, что перспективы у этого уголовного дела весьма туманны. Доказать, что гринписовцы пытались захватить платформу, следствию будет крайне сложно, и не исключено, что дело будет медленно и верно разваливаться. Однако то, что случилось в Печорском море и продолжилось в мурманском суде, очень напоминает начало открытой информационной борьбы за арктические ресурсы. И первый раунд этой борьбы российские власти проиграли, собственными руками слепив из активистов «Гринписа» мучеников. «Помог» и ржавый конвейер российского правосудия. Даже если суд проигнорирует бесчисленные натяжки в доказательствах вины экологов и вынесет решение в пользу СК, оно будет раз за разом обжаловаться в самых разных инстанциях, а информационная шумиха вокруг него — нарастать. Ни обыватели и правительства тех стран, представители которых сейчас коротают время в мурманских СИЗО, ни те, кто профинансировал рейс «Арктик Санрайз», не сдадут своих людей российскому ГУЛАГу, а свой транспорт — на металлолом.

Михаил СОКОЛОВ,
Мурманск



Команда. Благородные «пираты» Greenpeace: кто они?

фото Will Rose/Greenpeace

«На корабле есть все. Вообще все. Я даже скейтборд нашла: на палубе много места», — Ксения, сотрудник Greenpeace России, вернулась с Arctic Sunrise пару недель назад, проведя месяц с теми, кто сейчас оказался в СИЗО Мурманска. Есть музыкальные инструменты и своя корабельная музыкальная группа, состав которой обновляется с каждой сменой. Устраивают и концерты, и ночной клуб — пусть и в условиях полярного дня.

«Если на борту чего-то нет — сделают своими руками: на моих глазах дэкхенд Кристиан Д’Алессандро, итальянец, сделал стол и стул», — вспоминает Ксюша. В трюме имеется склад одежды: ее купили на 6 тысяч евро, пожертвованные учениками одной голландской школы. Табличка на двери гласит: «Относитесь к одежде с уважением, она того заслуживает». А в кают-компании — целая библиотека, Ксюша насчитала книги на двадцати разных языках, в том числе пять томов — на русском. Сейчас, сидя в СИЗО, гринписовцы больше всего просят прислать именно книги.

В кают-компании собираются во время шторма, там слабее чувствуется качка. Рабочий день начинается в восемь и заканчивается в пять, а вечерами здесь читают, смотрят фильмы, учатся. Пойти все равно некуда.

На Arctic Sunrise принято учиться: волонтеры-дэкхенды (матросы, выполняющие работу, не требующую специальных знаний) учатся управляться со снастями, отдельные любители занимаются йогой. Особенно удобно в этой команде учить языки — многонациональная. Соседка Ксюши по каюте, Анне Йенсен из Дании, вечерами сидела за учебниками: она пришла на корабль обычным волонтером, выучилась сначала на оплачиваемого сотрудника команды, потом, сдав экзамены, стала третьим помощником капитана, но метит еще выше. Помогать ей с задачами приходил бортовой механик Джонатан Битчем, новозеландец. Джо — в некотором роде душа корабля: «Если на борту нет Джо, значит, что-то не в порядке», — так говорят гринписовцы. У Greenpeace три корабля: есть еще Esperanza и Rainbow Warrior. Члены команд работают посменно: три месяца в экспедиции, три — дома, в новый рейс их стараются отправлять на другое судно, так интереснее. Но Джо всегда здесь: «Когда мне звонят и предлагают экспедицию, я спрашиваю, на каком именно судне. Если оказывается, что не на Arctic Sunrise, — я отвечаю, что занят».

Самым довольным на корабле был украинец-кок: его имя просят не называть в его же интересах. Он новичок, присоединился к команде в середине плавания: предыдущий судовой повар высчитал, что окончание его трехмесячной вахты придется на часть плавания в открытом океане, и попросился на берег пораньше. Это был шанс для украинца: он три года писал заявки в Greenpeace, добыл личный мэйл старпома, и вот наконец — на корабле. Только проплавал повар недолго, а сколько просидит — непонятно.

Попал в тюрьму и Андрей Аллахвердов, руководитель пресс-службы Greenpeace России.

— Когда мы провожали его в экспедицию, я попрощалась фразой, вычитанной в одном эссе: «Но пасаран, благородный пират Greenpeace!» — рассказывает Халимат Текеева, его коллега: работают за соседними столами в московском офисе. Теперь переживает, что сглазила. На стене висит карандашный рисунок: люди с гарпунами и автоматами атакуют маленький кораблик, а на палубе стоит человек с окладистой бородой — как у начальника пресс-службы — с плакатом «Спасите Арктику». Аллахвердова здесь очень ждут. Но свой день рождения он точно встретит в СИЗО.

Парижанин Франческо Пизаню, которого все на корабле называют Фрэнк, гоняет на своем мотоцикле по всей Европе. Отправляясь в плавание, он припарковал его в Амстердаме и мечтал, как поедет на нем домой, к своей девушке. А британец Йан Роджерс вспоминал о своей яхте — она ему как дом. «О чем с ним ни заговори — разговор сползет на его любимую яхту», — улыбается Ксюша: на яхте Роджерс плавает для себя, а на Arctic Sunrise — ради человечества. Яхта ждет Йана, а девушка — Фрэнка: теперь уже не из плавания, а из тюрьмы.

В августе, когда Ксюша была на борту, Arctic Sunrise уже сталкивался с пограничниками. Плавали по тем районам Северного Ледовитого океана, где сейчас «Роснефть» проводит разведку, пробные бурения — в тех местах буровые платформы вроде «Приразломной» должны появиться уже в следующем году. Береговая охрана преследовала корабль в Карском море — в международных водах. Когда активисты спустили лодки, чтобы приблизиться к нанятому «Роснефтью» судну, ведущему сейсморазведку, и заснять, как она проходит, пограничники запретили это делать. Грозились арестовать за пиратство. А чтобы найти хоть какое-то нарушение и заставить уйти от сейсмика, придрались к тому, что на судне не вывешен флаг — в международных водах флаги часто снимают, чтобы не трепать попусту. «У вас тоже флага нет», — парировали активисты. В тот раз конфликт кое-как сгладили. Следующая встреча, у «Приразломной», окончилась плачевно: вооруженные пограничники фактически захватили Arctic Sunrise и доставили в российский порт на буксире — капитан, легендарный Питер Уилкокс, 30 лет плавающий с Greenpeace, отказался вести судно в Мурманск самостоятельно.

— Беда не столько в условиях тюрьмы, — говорит гринписовец Дмитрий Кузнецов, хорошо знакомый с активисткой Сини Саарела. — Иностранцам непонятны несправедливость и беззаконие, это их пугает больше всего. Здесь не Конго и не Венесуэла, Россия ведь считается европейской страной. Я думаю, они там ждут, что им вот-вот скажут: «Это была ошибка», — и отпустят на свободу.

Наталия ЗОТОВА

 

В пятницу «Гринпис Интернэшнл» отреагировала не решение российского суда, арестовавшего 22 активистов на два месяца и продлившего срок задержания 8 активистов на 72 часа: юристы организации намерены обжаловать решение суда, продолжая настаивать на немедленном освобождении активистов.

Активисты «Гринписа» не раз представали перед судом. Нефтяные гиганты Esso, Petrobras, Shell и другие компании подавали на них иски по всему миру, пытаясь остановить экологов. Бесполезно. Впрочем, арестовывали активистов почти столько же раз, сколько акций они проводили: в Израиле (за проникновение на электростанцию), в Нидерландах (тогда экологи приковали себя к швартовым канатам), в Новой Зеландии (за проникновение на борт судна компании Shell) и в других странах.

В 2010 году началась борьба экологов против британской компании Cairn Energy. Четыре активиста на двое суток приостановили геологоразведочные работы у берегов Гренландии. Все четверо были арестованы. Годом позднее 60 активистов «Гринписа», переодевшись в костюмы белых медведей, три часа «обыскивали» офис штаб-квартиры Cairn в Эдинбурге, пытаясь найти план ликвидации нефтеразливов для проекта добычи нефти на шельфе Гренландии. Одновременно акция проходила рядом с платформой Cairn Energy в Арктике: активисты внутри спасательной капсулы в течение 48 часов висели над буром, блокируя работу. В ответ Cairn Energy попыталась через суд добиться запрета на все акции экологов на своей территории. Суд активисты «Гринписа» выиграли: все претензии Cairn были отклонены. Более того, гренландское правительство заставило компанию опубликовать план, который искали экологи.

В декабре 2012 года гринписовцы в течение недели блокировали разведочные работы третьей в мире нефтяной компании — бразильской Petrobras — у берегов Новой Зеландии, где должно было начаться глубоководное бурение. После того как 140 тысяч новозеландцев поддержали экологов, подписав петицию, Petrobas аннулировал лицензию, выданную ранее правительством Новой Зеландии.

В феврале 2004 года «Гринпис» Франции выигрывает очередное судебное разбирательство против Esso. Компании не понравился пародийный логотип, размещенный экологами в интернете на сайте Stop Esso. Суд Франции отклонил обвинения Esso в нарушении авторских прав.

В октябре 2012-го «Гринпис» проводил акции против бурения в Арктике. Тогда объектом критики экологов выступила компания Shell, которая впоследствии так и не смогла выиграть дело против организации. Суд заключил, что такая компания, как Shell, «должна быть готова к действиям, которые совершат люди, чтобы заставить ее изменить планы».

В 2008 году шестерых гринписовцев обвинили в нанесении ущерба в 30 тысяч фунтов угольной станции Kingsnorth после того как разрисовали здания. Все шестеро были оправданы.

В 2010 году «Гринпис» помешал отправке в Россию отработанного урана с завода компании Areva на юге Франции. Активисты приковали себя в ограде у завода и положили бетонный блок на железнодорожных путях. Несколькими месяцами позднее «Гринпис» выиграл дело. На заседании выяснилось, что транспортировка осуществлялась незаконно, когда представители Areva подтвердили, что действие контракта на перевозку радиоактивных отходов прекратилось четырьмя годами ранее.

Ольга ПРОСВИРОВА

 

Прямая речь

Какие признаки состава преступления в поступке активистов Greenpeace и по какому праву — международному или российскому — их оценивать, а также, насколько адекватна реакция пограничников и СК, — на все эти вопросы «Новой» ответил профессор  Камиль БЕКЯШЕВ, член Постоянной палаты Третейского суда в Гааге от РФ, заведующий кафедрой международного права Московского государственного юридического университета имени О.Е.Кутафина, заслуженный юрист РФ:

— Судить активистов будут по российскому уголовному законодательству. Почему?

— Потому, что прежде всего нефтяная платформа Приразломная находится под юрисдикцией Российской Федерации и принадлежит дочерней компании «Газпрома». Greenpeace обвиняют в организации международной (многонациональной) преступной группы для штурма платформы, а, возможно, и ее уничтожения. По Уголовному кодексу России такие действия наказываются лишением свободы до 20 лет. Что касается судна «АрктикСанрайс», то оно по решению суда может быть конфисковано без проблем.

Но ведь цель активистов была не захват платформы. Они намеревались всего лишь залезть на вышку и повесить гринписовский флаг, а по уголовному кодексу главное — какие были цели и намерения. Так что нападение на платформу командой Greenpeace никак не является пиратством. И уж тем более — актом терроризма. Терроризм направлен обязательно на уничтожение объекта, а гринписовцам даже не удалось взобраться на платформу. Определение же пиратства читайте в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года и в Уголовном кодексе Российской Федерации. Пиратство — это нападение на морское судно или на летательный аппарат. Причем пиратство имеет место только в открытом море с целью завладения судном, его имуществом или имуществом экипажа.

Платформа «Приразломная» — не судно, она прикреплена ко дну и является всего лишь нефтяной вышкой. Нет убедительных данных о том, что гринписовцы хотели завладеть вышкой или личным имуществом нефтяников. Я думаю, статья «пиратство» отпадет, к тому же сам Владимир Владимирович Путин сказал: «Ну какие это пираты?»

Что же тогда они нарушили? Какая статья подходит?

— В их действиях содержатся прямые признаки уголовного преступления. Больше всего здесь подходит статья, касающаяся незаконного вмешательства в деятельность платформы на континентальном шельфе. Дело в том, что, во-первых, согласно Конвенции 1982 года и российскому законодательству (федеральные законы «О континентальном шельфе" и "Об исключительной экономической зоне»), вокруг каждой нефтяной платформы устанавливается или объявляется зона безопасности. Эти зоны учреждаются для предотвращения столкновения судов с платформами, для предотвращения нападения террористов на платформу и для предотвращения загрязнения морской среды. И ни одно судно не может заходить в эту зону, в том числе и военные корабли. Они должны обходить эту зону на приличном расстоянии. Данные об этих зонах объявляются в "Извещениях мореплавателям", и каждый моряк, каждый капитан каждого судна имеет эти извещения. Судно гринписовцев в эту зону вошло.

Во-вторых, российское законодательство позволяет привлечь к уголовной ответственности не только российских граждан, но и иностранцев — за преступные действия против интересов России, совершенные в исключительной экономической зоне РФ или на континентальном шельфе РФ. А преступление совершено Greenpeace в 200-мильной исключительной экономической зоне России, которая не является открытым морем, поскольку в ней Российская Федерация обладает принудительными полномочиями, в том числе в отношении иностранных граждан.

С задержанным российским фотографом возникает отдельная проблема. Вопрос — он входил в «организованную группу» или не входил. Я понимаю, что формально он выполнял свой профессиональный долг, но в данном случае нас, юристов, это не волнует. Нас волнует, правомерно ли он там находился или нет.

Суд определит, какой мотив был у этого фотографа. Возможно, к нему, конечно, будет применена другая статья, чем к другим. Скорее всего, согласятся, что его мотив был — сделать фотографии, в то время как у других был — забраться на вышку и организовать акции. Думаю, с нашим гражданином ограничатся административным взысканием.

Не показалась ли вам жесткой реакция правоохранителей — спецоперация погранвойск в отношении активистов, захват их судна и буксировка его в Мурманск?

— Так как речь идет о зоне национальной юрисдикции, то пограничники имели полное право контролировать (это им законом дано) и шельфы РФ, и исключительную экономическую зону РФ. И они имели право воспрепятствовать вот этой организованной многонациональной (активисты из 15 государств!) «преступной группе». И они даже могли уничтожить эту группу… Так что, можно сказать, им еще повезло.

 

Йохан БИР, глава бюро Европы и стран бывшего Советского Союза организации «Репортеры без границ»:

— Наша организация крайне обеспокоена ситуацией с арестом Дениса Синякова. Фотограф-фрилансер был арестован во время исполнения своего журналистского долга, освещая акцию «Гринписа». Мирную акцию, подчеркиваю!

Синяков не являлся членом «Гринписа», он работал по договору и не принимал участия ни в каких акциях. Обвинения в пиратстве в отношении Синякова просто абсурдны. Поэтому мы настаиваем на его немедленном освобождении. После митингов в Москве в прошлом году, на которых также были задержаны российские журналисты, арест Синякова — еще один тревожный сигнал. Тренд налицо. Этот арест элементарно противоречит Закону о СМИ, является нарушением права на свободу слова.

Кстати, кроме Дениса Синякова был также арестован журналист Кьерон Брайан (Kieron Bryan), тоже работавший по контракту.

От редакции: Kieron Bryan — британский видеокорреспондент, работающий на условиях фриланса. По договору освещал акции активистов «Гринписа» на борту Arctic Sunrise, не является членом организации.

 

Вадим КЛЮВГАНТ, адвокат:

— Это достаточно стандартная для Greenpeace акция. Они множество подобных по всему миру проводят. Что-то из ряда вон выходящего в ней не было. И никакого пиратства здесь даже близко нет. Очень странно даже, что всерьез идет разговор об этом обвинении. И для таких свирепых мер, как досудебный арест десятков человек, я никаких причин не вижу. Меры сильно избыточны.

Очень надеюсь, что вмененную активистам статью переквалифицируют. Ну сколько можно позориться?! Мало нам постыдных процессов без этого, еще надо этот процесс на весь мир? Greenpeace — это же глобальное явление, а так как задержаны еще иностранные граждане, то к этому процессу просто автоматически будет приковано внимание всего мира.

 

Ярослав КОЖЕУРОВ, кандидат юридических наук, доцент кафедры международного права Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина:

— Статья 227-я «Пиратство» здесь явно ни при чем. Видимо, их просто хотели сразу «закрыть», судорожно стали думать, что им по нашему Уголовному кодексу вчинить, и вчинили эту статью. Но ведь если даже умудриться посчитать стационарную платформу судном, то тогда придется считать «Приразломную»» находящейся вне юрисдикции РФ, как того требует понятие «пиратство» согласно международным нормам.

Экологи, безусловно, совершили нарушение. Осталось понять — какое именно. Специальной статьи, как, например, в случае с АЭС, в УК РФ нет. Возможно применение ст.263 УК «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского и внутреннего водного транспорта и метрополитена». Ведь судно экологов «Арктик Санрайс» нарушило запретную зону безопасности вокруг платформы, находящейся в исключительной экономической зоне РФ. В этой зоне РФ осуществляет свою юрисдикцию, то есть может устанавливать свои правила и требовать их соблюдения. Войдя в зону безопасности, «Арктик Санрайс» нарушил правила судоходства. Неважно, что экологи там пытались сделать, куда залезть, важно, что они вошли в запретную зону. А наказание по этой статьей — либо штраф, либо ограничение свободы на срок до четырех лет, либо принудительные работы, либо арест на срок до шести месяцев. И в первую очередь это должно грозить капитану судна. Также возможна к применению ст. 253 УК РФ «Нарушение законодательства РФ о континентальном шельфе и об исключительной экономичесой зоне РФ», максимальное наказание — исправительные работы до 2-х лет.

Вера ЧЕЛИЩЕВА, Ольга ПРОСВИРОВА

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera