Сюжеты

Принесение огня

Убрать бы мусор хотя бы по маршруту эстафеты, да привести в божеский вид придорожные сортиры, к которым даже подходить страшно, — но это я, конечно, размечтался. Не тот масштаб — разве чистые сортиры объединят Россию?

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 113 от 9 октября 2013
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

Убрать бы мусор хотя бы по маршруту эстафеты, да привести в божеский вид придорожные сортиры, к которым даже подходить страшно, — но это я, конечно, размечтался. Не тот масштаб — разве чистые сортиры объединят Россию?

Зажженный в Древней Олимпии, олимпийский огонь на неделю с небольшим задержался на родине, чтобы в воскресенье уже с афинского стадиона «Панатинаикос» отправиться прямиком в Москву. В среду он заканчивает свой круиз по российской столице, а уже в четверг отправляется дальше в беспрецедентное путешествие длиной в 65 тысяч километров.

Взрыва искреннего патриотизма не наблюдалось, хотя антураж воскресной церемонии, по задумке организаторов, это, естественно, предполагал. Москвичи символу грядущей сочинской Олимпиады были рады, но не меньше, если не больше, радовались долгожданному солнцу, которого не видели над столицей чуть ли не месяц. С погодой организаторам определенно повезло, позднее бабье лето пришло как по заказу, что можно было рассматривать как хорошее предзнаменование. Правда, желать тепла февральскому Сочи вряд ли стоит — раз уж домашней Олимпиаде угораздило угнездиться в субтропиках, небесную канцелярию придется молить о холоде.

Ничего плохого в том, что прибытию олимпийского огня и старту всероссийской эстафеты уделялось повышенное внимание с кремлевскими почестями в принципе нет — любая страна, принимающая Игры, стремится придать предваряющим Олимпиаду знаковым событиям особое значение. Не каждый год и не каждое десятилетие мы можем стать свидетелями олимпийского предшествия, так что ощущение уникальности события, несомненно, присутствовало. Правда, важно было не переборщить, чего от нынешней власти, обслуживающего ее персонала и почитателей, искренних и не очень, требовать сложно.

На разогреве случайно (а возможно, и не случайно) накануне оказался «бой десятилетия» между украинским суперчемпионом Владимиром Кличко и «надеждой России» Александром Поветкиным. Образцовое избиение «русского витязя» самым резким образом контрастировало с ура-патриотическим угаром, достигшим пика накануне боя, за которым с первых рядов «Олимпийского» наблюдала столичная знать и полстраны у телеэкранов. После окончания трансляции о «битве гигантов» уже не вспоминали, как и о бедолаге Поветкине, единственным достоинством которого оказалась 12-раундовая стойкость. А на следующий день внимание переключилось на олимпийский огонь.

Из аэропорта «Внуково-3» до самого Кремля делегацию высокопоставленных российских хранителей, среди которых была и шестикратная олимпийская чемпионка, «уральская молния» Лидия Скобликова, сопровождала колонна байкеров «Ночные волки» под водительством небезызвестного Хирурга — видимо, как наиболее приближенных к официальным патриотическим церемониям «неформалов». Выглядело это несколько устрашающе, но главное действо было впереди.

Играл военный оркестр, торжественно шествовали к установленной на Красной площади трибуне прибывшие из Афин делегаты, Сам выходил из Спасских ворот в сопровождении нарядных улыбающихся волонтеров и после короткой речи зажигал огонь в символической чаше от капсулы, почему-то именуемой «лампадой». Были песни и пляски, с финальным выступлением еще одного особо приближенного в лице Филиппа Киркорова, а также символическая эстафета, состоящая из десяти кремлевских и околокремлевских маршрутов. Факелы доверено было пронести вполне достойным, и даже в высшей степени достойным людям, в том числе чемпиону Паралимпийских игр Алексею Ашапатову, бобслеистке Ирине Скворцовой, вернувшейся к активной жизни после четырехлетней давности тяжелейшей травмы, 11-кратному рекордсмену мира по подводному плаванию и народному спасателю Шаваршу Карапетяну и другим счастливцам.

На следующий день с легкой руки мэра столицы Сергея Собянина эстафета продолжилась, предполагалось участие шести сотен факелоносцев, среди которых уже оказались не только знаменитые и не очень пока знаменитые спортсмены, но и чиновники и политики разных мастей, теле- и кинозвезды, деятели шоу-бизнеса, которые по завершении дистанции получали самый дорогой в жизни сувенир в виде олимпийского остроконечного факела.

На месте чиновников, политиков и разного рода звезд я бы предоставил право участия в эстафете людям менее известным, но заслуживающим большего внимания, — это было бы в высшей степени политкорректно и грамотно, но привычка быть на виду и лишний раз пропиариться и тут победила, кто бы сомневался. В этом плане эстафету по примеру столицы неизбежно подхватит провинция от Калининграда до Владивостока, так что из 14 тысяч факелоносцев вряд ли будет много «незаметных героев». Инакомыслящих среди них не будет вовсе, а они бы тоже не помешали (если бы согласились на предложение), если уж эстафетой олимпийского огня, согласно идеологической стратегии, собрались «объединять страну».

Так вот о чем сказал лучший друг физкультурников и спортсменов Владимир Путин. Дословно: «Эта эстафета, пройдя по всем регионам страны, станет уникальной, потому что она покажет миру Россию такой, какая она есть, такой, какой мы ее любим».

Любовь к Родине, конечно, может выражаться по-разному и даже кардинально отличаться от ее трактовки в понимании нынешних властей предержащих, но даже не в этом дело. Дело в том, какой показать Россию. Понятно, что никто не будет прокладывать маршрут по мордовским лагерям и вологодским тюрьмам, гибнущим уральским моногородам и заброшенным сибирским военным поселкам, среди тысяч и тысяч мертвых или умирающих деревень и поселков — это было бы слишком невеселое путешествие по той России, которую власть не видит или не хочет видеть. Это будет выставочное путешествие по местам, не раздражающим взор, на всех существующих видах транспорта, включая оленьи и собачьи упряжки, а также русскую тройку (как тут при случае не вспомнить незабвенного Николая Васильевича Гоголя с его птицей-тройкой и Русью, что несется неизвестно куда). Предусмотрена доставка огня Олимпиады на вершину Эльбруса и дно Байкала, и прибытие его (естественно, символическое) на сочинский стадион «Фишт» чуть ли не прямиком из открытого космоса, чем мы точно переплюнем Америку.

«Надо, чтобы было круче всех!» — вот негласный девиз нашенской эстафеты — а иного и не ожидалось.

Власть думает, что за крутизну ее будут больше уважать и любить, но находятся недовольные, которые считают, что авторитет создается и поддерживается не запредельным масштабом того или иного деяния, а умом и вкусом, с которым это осуществляется. И деньги, которые будут затрачены на глобальное путешествие и связанные с ним расходы, неплохо было бы посчитать. По мне так не важно, насколько это «круто», а насколько достойно и адекватно нынешнему, а не воображаемому состоянию страны.

Убрать бы мусор хотя бы по маршруту эстафеты, да привести в божеский вид придорожные сортиры, к которым даже подходить страшно, — но это я, конечно, размечтался. Не тот масштаб —

разве чистые сортиры объединят Россию? Мы же страна высокой духовности, мы таперича все несем в сердцах олимпийский огонь, о чем также уведомил президент.

На эстафету олимпийского огня как на возрожденную древнюю традицию, несущую добро и свет (никто с этим не спорит), наши умники изначально возложили слишком много. Власть ухватилась за олимпийский факел, как за перо Жар-птицы, на которое это дивное произведение российской оборонки вроде как и похоже. Но света от «пера» на всю Россию не хватит, пусть число прикоснувшихся к чуду планируется довести до 130 миллионов. Пафос уже сейчас зашкаливает. Даже пиар-сопровождение московской Олимпиады-80, все замешанное на идеологическом противостоянии двух миров (от чего Игры и пострадали), было не таким избыточно пафосным. Не получилось бы так, что весь пар уйдет в свисток.

Объединяющее начало, которое должна символизировать уходящая из Москвы эстафета, непременно появится. Когда мы увидим проявления истинного мастерства и мужества на самой Олимпиаде. Это, правда, ничем подогревать не надо.

И очень печально, что в дни торжественного шествия эстафеты олимпийского огня по улицам и площадям столицы не почтили память Сергея Белова — великого баскетболиста и человека, зажигавшего огонь московской Олимпиады.

Это тоже было в духе нынешних славных времен.

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera