Расследование

«Принцип Карпова»

Английский суд выработал прецедент, который положил конец судебному туризму: Лондон больше не будет местом сведения российских счетов

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 116 от 16 октября 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

Английский суд выработал прецедент, который положил конец судебному туризму: Лондон больше не будет местом сведения российских счетов...

фото - Reuters

«Я пришел к выводу, что производство по делу должно быть прекращено в силу того, что иск является злоупотреблением правосудием», — в понедельник, 14 октября, в 10.30 утра по местному времени, судья королевской скамьи Высокого суда Лондона сэр Перегрин Саймон отклонил иск «о защите репутации» фигуранта «списка Магнитского», бывшего подполковника МВД РФ Павла Карпова к компании Hermitage Capital Management и коллегам погибшего в СИЗО Сергея Магнитского — Уильяму Браудеру и Джемисону Файерстоуну. В решении сказано, что судебный процесс был инициирован Карповым с одной главной целью — с целью его исключения из «списка Магнитского». Как постановил судья, в любом случае Высокий суд «вряд ли бы ему помог, не говоря уже о том, чтобы он смог бы этого достичь».

Мне, конечно, больше всего интересно, что конкретно смутило английского судью в этом иске и в показаниях бывшего подполковника МВД — отсутствие доказательной базы, непонятный источник денежных средств на дорогостоящих английских адвокатов и судебное производство или трагедия, случившаяся с Магнитским. Да и вообще сыграл ли здесь роль человеческий фактор — остается только гадать: лирики, как это иногда бывает в английском суде, сэр Саймон в свое решение не добавил.

Однако аспекты, за которые зацепился судья, все-таки знаковые: они создают прецедент в английской юрисдикции для будущих карповых. По сути, впервые с момента принятия Акта по правам человека судья дал определение тому, что является «реальным и существенным ущербом» в делах о защите репутации и насколько такие иски имеют отношение к Великобритании. И, возможно, в английском прецедентном праве отныне появится понятие «Принцип Карпова» — принцип злоупотребления английским правосудием.

Сложилось впечатление, что дело Карпов vs Браудер стало какой-то последней каплей для этого правосудия, уставшего от российского судебного туризма. Карпов будто превысил лимит допустимого.

Вкратце напомню предысторию. Свой иск 35-летний безработный Павел Карпов направил в суд Лондона в августе 2012 года. Браудера и Файерстоуна он просил наказать фунтом (сумму оставлял на усмотрение суда) за «голословные утверждения», которые нанесли его «репутации в Англии» «серьезный вред, боль, унижение и страдания». Карпов ссылался на опубликованную в интернете статью «Российское преступление века» и видеоролики «Каста неприкасаемых». В них коллеги Магнитского обвиняли Карпова наряду с 60 российскими должностными лицами в причастности к созданию гигантской мошеннической схемы по хищению из бюджета РФ 5,4 млрд рублей под видом возврата налогов (в ролике, посвященном Карпову, среди прочего говорилось о несопоставимом с доходами имуществе следователя на сумму свыше $1 млн) и в причастности к уголовному преследованию Магнитского, который мошенническую схему разоблачил. Преследование это закончилось смертью юриста в СИЗО.

Для того чтобы судиться в Лондоне, Карпов, когда-то получавший 500 долларов в месяц, нанял самых лучших английских адвокатов и целое пиар-агентство для обслуживания публичной части процесса. Про его милые объяснения об источнике доходов «Новая» писала (№ 82 от 29 июля 2013): загадочные близкие друзья-спонсоры, богатая мама, хобби Карпова по дизайнерской отделке квартир и, наконец, взятый в банке потребительский кредит на сумму 30 миллионов рублей под гарантии друга-предпринимателя.

В иске и в своих показаниях суду Карпов утверждал, что не имеет никакого отношения к мошенничеству, к аресту, пыткам и смерти Магнитского, говорил, что Магнитский на него никогда не жаловался, что все это клевета и «агрессивная кампания во всем мире», направленная против него.

Браудер и Файерстоун были против процесса. И не в последнюю очередь потому, что у них банально нет столько денег на этот суд. И в этом, пожалуй, был главный парадокс несостоявшегося в итоге разбирательства: у рядового экс-подполковника деньги на лучших в Англии юристов были, а у бизнесмена Браудера — нет.

И теперь Браудер просит компенсировать ему понесенные судебные издержки в 1 миллион фунтов, связанные с подготовкой к процессу… А адвокат Карпова Эндрю Колдекотт в суде спорит: ничего никому не должны, наш клиент не знал, во сколько обойдутся ваши расходы, и вообще вас никто не обязывал нанимать адвокатов и готовить развернутое заявление на иск. Адвокат Браудера Энтони Уайт: нет, постойте, как так, мы же должны защищаться, и мы вас предупреждали, во сколько обойдутся наши расходы (что интересно: адвокаты Карпова, в свою очередь, отказываются называть точные расходы истца на этот процесс)1. В общем, последний день заседаний в лондонском суде напоминал базар с непременной торговлей.

Впрочем, вопрос компенсации ущерба здесь не главный (судья разрешит его позже). Главное — то, что написал в своем решении Высокий суд. А именно: в утверждениях Карпова о нанесенном его репутации вреде присутствует «доля искусственности». При этом суд дал понять, что в Англии этой самой репутации у Павла Александровича не было и нет, и потому тот злоупотребил не только правосудием, но и выбранной им юрисдикцией. Суд заметил: если Карпов хочет получить удовлетворение своей, как он считает, поруганной репутации, то должен судиться в российской юрисдикции, но никак не в английской.

Еще в своем решении судья обратил внимание и на контекст событий, упомянув о том, что после гибели Магнитского Браудер, Hermitage Capital, коллеги и друзья проводят международную кампанию по восстановлению справедливости в отношении погибшего юриста. Более того — судья заострил внимание на различиях в подходе к этому вопросу международного сообщества и российской власти: «В Северной Америке и Европе произошедшее было подвергнуто осуждению, а отдельные должностные лица и ведомства Российской Федерации обвинялись в соучастии в… мошенничестве и убийстве Сергея Магнитского… Однако в России …официальная позиция выглядит так, как будто то, что произошло, было мошенничеством против государства и смертью российского гражданина в России, и что нет оснований для масштабной международной реакции на эти события».

Несколько дипломатично сэр Перегрин Саймон прошелся и по вопросу источников денежных средств, которые позволили Карпову прийти в Лондон. Суд заметил, что английские адвокаты российского подполковника отказались сообщить суду, кто оплачивает их счета. Цитирую: «Обеспечитель [финансовой спонсор иска Карпова] указал себя как имеющего существенные деловые интересы, в том числе в США. Он обеспокоен тем, чтобы его имя не называлось».

Что любопытно: следственный департамент МВД РФ так и не ответил на запрос «Новой газеты», планирует ли он провести проверку фактов, озвученных адвокатами Карпова в Высоком суде Лондона, с целью выяснить: отражены ли все признанные подполковником Карповым доходы в налоговых декларациях, не нарушил ли следователь Карпов закон о госслужбе, совмещая основную работу с коммерцией, и не было ли конфликта интересов у следователя Карпова, когда он принимал дорогие подарки и денежные средства у своих друзей-бизнесменов?

…В Hermitage решение Высокого суда восприняли с удовлетворением. Что касается Карпова, то о планах обжаловать решение его адвокаты не сообщали. Впрочем, повод для радости они все-таки отыскали. Дело в том, что судья Саймон написал в своем решении: в отзыве на иск, представленном Браудером и Файерстоуном, отсутствуют обоснования того, что лично Карпов пытал Сергея Магнитского.

Впрочем, тут стоит оговориться: Hermitage в физическом убийстве Магнитского Карпова и не обвинял. Его обвиняли в опосредованном участии в расправе (и суд, кстати, о том написал). Однако иск Карпова строился именно на этом передергивании — будто бы его обвинили в «страшном преступлении» — убийстве, и потому он требует доказательств. То есть, если следовать его логике, хоть иск отклонили, но дело он выиграл, — доказательств того, что он избивал Магнитского дубинками в каземате «Матросской тишины», никто представить не смог. Удобная позиция. Но не убедительная. Таким образом, единственным человеком, который обвинил Карпова в непосредственном убийстве Магнитского, оказался сам Карпов.

Кстати, о том, что экс-подполковник полиции «одержал полную победу», сообщили и российские СМИ со ссылкой на самого Карпова. Добавили даже, что сам он будто бы был на заседании и что, по его словам, Браудер и Файерстоун, «прикрываясь политической завесой», «сбежали» от него в суде. Странно: ни я, ни мои коллеги Карпова на заседании не видели. Он вообще ни разу не появился в Высоком суде. То ли потому, что боялся не получить визу как фигурант «списка Магнитского», то ли потому, что настоящим истцом на самом деле был вовсе не Карпов, а российское коррумпированное государство, пытавшееся избежать с помощью английского суда международных санкций.

Лондон


1 Известно только, что Карпов в качестве залога и судебной пошлины внес в суд более 100 тысяч фунтов.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera