×
Мнения

Путем Туркмении

Фантастически глупое предложение о запрете доллара в России может оказаться не таким уж фантастическим

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 128 от 15 ноября 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

 
Фото: ИТАР-ТАСС

Еще позавчера на вопрос, где хранить деньги, я бы смело ответила: в Сбербанке. Мол, с учетом кипрского дефолта и европейского кризиса Сбербанк надежней. Увы, отныне я буду считать человека, который отнесет в Сбербанк хотя бы доллар, ― идиотом. И все благодаря замечательному закону, внесенному в Думу депутатом от ЛДПР Дегтяревым, ― о принудительной конфискации долларовых вкладов россиян, с обменом их на рубли по благоугодному государству курсу, и о запрете долларового обращения в России вообще.

По странному совпадению этот замечательный закон внесен в Думу тогда, когда в другой стране, являющейся нашим верным идеологическим союзником ― Венесуэле, где сейчас правит преемник Чавеса Мадуро, ― в магазины, торгующие заграничными товарами, введена армия, которая распродает эти товары населению по талонам за 10% от цены. К Венесуэле мы еще обязательно вернемся, а сейчас немного поговорим о России.

Первое, к чему приведет принятие дегтяревского законопроекта, ― это, очевидно, банкротство уже упомянутого Сбербанка. Несмотря на 300 млрд долларов клиентских средств на счетах, у Сбербанка есть свои недостатки: например, привычка кредитовать «социально значимых» бизнесменов (то есть тех, о которых попросил Кремль) и покупать у приближенных к власти миллиардеров сомнительного качества активы по приятным для этих миллиардеров ценам. Все это, разумеется, компенсировалось имплицитными государственными гарантиями и, как я уже сказала, огромными вкладами. Очевидно, что как только вместо госгарантий будет госграбеж, то и вклады исчезнут.

Второе, к чему приведет дегтяревский законопроект, ― это возникновение двух курсов доллара, с соответствующим делением россиян на тех, кто приближен к власти и имеет возможность обменивать доллар по официальному курсу, и тех, кто покупает его на черном рынке. Никакого другого способа «принудительно» продавать валюту просто не существует, и особо заметим, что такой двойной курс означает крах отнюдь не доллара (доллару от этого ничего будет), а именно рубля. Все рублевые накопления граждан обесценятся автоматически, потому что отныне будет неизвестно, сколько эти рубли стоят.

Точнее, сколько они стоят, будет зависеть от статуса гражданина. Если ты вхож в правящую элиту, то даже если ты получаешь деньги в рублях, ты покупаешь на эти рубли доллары по официальному курсу, и Х рублей для тебя равно 100 тыс. долларов, на которые ты покупаешь «Мерседес». А если ты не вхож в элиту, ты идешь на черный рынок, и те же самые Х рублей для тебя ― это 1000 долларов, на которые «Мерседес» не купишь.

Подобная модель ― это что-то вроде финансового крепостничества. Когда вся экономика страны бесплатно работает на местную элиту, потому что элита единственная зарабатывает, грубо говоря, в долларах, а всем остальным принудительно платит в местной валюте, курс которой устанавливает сама. Такая система принята, например, в Туркмении или в уже упомянутой Венесуэле.

На примере Венесуэлы как раз хорошо видны последствия подобного финансового крепостничества. После того как у вас появляется два курса ― официальный и черного рынка, потребитель начинает волноваться по поводу пустых полок государственных магазинов и цен, которые частные магазины (вынужденные закупать доллары по ценам черного рынка) заламывают за свои импортированные товары. В случае Венесуэлы президент Мадуро объявил частных торговцев «спекулянтами, наживающимися на беде народа», ввел в частные магазины армию и в настоящее время распродает все их запасы по государственной цене. Народ давится и счастлив.

В принципе законопроект депутата Дегтярева ведет, вполне необратимо, именно к этой цепочке событий. Банкротство Сбербанка ― крах российской финансовой системы ― превращение приближенных Путину бизнесменов в класс рантье, которые живут за счет доступа к выгодному для них курсу доллара, ― регулирование цен ― исчезновение из магазинов товаров ― национализация торговых сетей, «обирающих народ», и пр.

Но самое страшное другое. При всей его на первый взгляд абсурдности, законопроект Дегтярева может явиться единственным (хотя и ублюдочным) способом разрешить то структурное напряжение, которое все более и более накапливается в российской экономике.

Напряжение это связано с тем, что российская экономика становится все более неконкурентоспособной. Количество всевозможных рос-, тех-, потреб-, связь- и пр. надзоров дошло в стране до того, что тот цех, который в Европе стоит построить 100 млн долларов, в России обойдется в 180. Это означает, что многие экспортные производства ― алюминий, сталь, медь ― в ближайшие годы перестанут окупаться. О сервисных предприятиях, среднем бизнесе и говорить нечего: он де-факто уже окупаться перестал. Проблемы угрожают даже «Газпрому», у которого доля на европейском рынке падает, а себестоимость ― растет.

В свою очередь, это означает, что предприятия будут закрываться, а людей будут вышвыривать на улицу. Еще несколько лет ― и Россия превратится в гигантское Пикалево. При этом процесс падения окупаемости остановить нельзя, потому что уменьшение числа бюрократических паразитов несовместимо с основными особенностями режима.

Либеральное крыло правительства давно знает об этой проблеме и хочет ее решить ослаблением рубля. Но мера эта, во-первых, является сугубо паллиативной (даст передышку только на несколько лет), а во-вторых, рубль, в условиях высоких цен на нефть, слабеет плохо. Вот его, как только Набиуллина пришла в ЦБ, попытались ослабить, а он тут же пополз обратно.

Мера же, предлагаемая Дегтяревым, является радикальной. При ней вся российская экономика будет поделена на те экономические субъекты, которые контролируются доверенными лицами Путина, экспортируют свою продукцию за рубеж и имеют доступ к долларам, «Мерседесам» и шубохранилищам ― и все остальные сервисные предприятия, которые обслуживают их за рубли по выгодному для «газпромов» курсу. В сущности, повторится ситуация начала 90-х, когда спецэкспортер мог вывезти тонну алюминия и продать ее по цене, которая была в 6 тыс. раз дороже внутрироссийской.

Конечно, у правительства есть еще шанс отыграть назад. На месте Грефа я бы сейчас обрывала трубку Бастрыкину, требуя срочно подкинуть Дегтяреву наркотики. Но следует понимать, что такими вещами не шутят и что перспектива пойти путем Туркмении отныне совершенно реальна.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera