Сюжеты

Свобода или «креативные плюшки»? «Плюшки» — или бита? Троицкий или Каныгин?

Приглашаем к неполиткорректной дискуссии о будущем протеста. Голосование — после ознакомления с позициями

Этот материал вышел в № 129 от 18 ноября 2013
ЧитатьЧитать номер
Общество

Артемий ТроицкийПавел Каныгин«Новая газета»

Артемий ТРОИЦКИЙмузыкальный критик

Затылком к новой реальности =>


«Новая Москва» Юрий Пименов

Вот оно, роскошное полотно, абсолютный эталон социалистического импрессионизма — «Новая Москва» Юрия Пименова. Блондинка кудрявая лихо ведет свой кабриолет по залитым свежим солнцем широким улицам советской столицы… Америка, на обочину!! Картина не лишена странности и дает повод для конспирологических придирок:

почему вместо лица героини мы видим затылок? Но в целом — полный восторг!.. А потом вдруг замечаешь дату живописания этого счастливого произведения искусства — 1937 год. И как-то спотыкаешься, и начинаешь смотреть иными глазами, и…

Похожие ощущения у меня периодически возникают, когда я пробегаю разноцветные страницы газеты «Московские новости», которой уже много лет балуют мой почтовый ящик. И именно что не тупую ура-пропаганду «Комсомольской правды», не услужливый позитивизм «Известий», а вот эту «притрендованную» хипстерско-миддлклассовую идиллию. Недавно полномера «МН» было посвящено могучему молодежному движению «уличного общепита» (какие-то неформальные пирожки, актуальная лапша и прочие кафетерии) — как это круто и устремлено в будущее. И там некая молодая гражданочка из числа прогрессивных фудмейкеров высказалась следующим образом (цитирую по памяти, но практически точно): «Если бы я родилась в Америке, то со своим темпераментом стала бы заниматься политикой; однако родилась я в России, а у нас политикой заниматься не стоит, у нас надо созидать!» Декларация сия тоже не лишена загадочности (в мотивационной части), но главный посыл ясен и, кажется, для многих типичен. При этом крайне выгоден оборзевшему государству — по принципу «что бы дитя ни созидало, лишь бы не лезло куда не велено».

Надо быть фанатичным мизантропом и радикалом доктрины «чем хуже, тем лучше», чтобы отказывать людям в праве «созидать» и вдавливать по капельке в жизнь плохо обустроенной страны всякие бытовые прелести. Пресловутые велодорожки и домашние разносолы, прикольные бутички и лавочки, мастер-классы и лектории — даже меня, отшельника-шатуна, эти нечаянные радости иногда охватывают. И славно, что они есть. Не смущает даже их шмоточно-кулинарно-оздоровительная однобокость. Но кое-что смущает. Пожалуй, не столько то, что эти полуфантомные апгрейды лакируют действительность, в которой по правде творится плутовской сталинизм-light, сколько то, что этот слой лака сковывает значительную часть активной образованной молодежи.

Размениваясь на тысячи гребаных «малых дел», ребята — кто бессознательно, а кто и осмысленно — забивают болт на единственное стоящее большое дело — сделать страну свободной и справедливой. Гадом буду, но закусочные и дизайны тут не в помощь.

Поэтому юные волонтеры Навального мне во сто крат милей.

Конечно, множества пересекаются; я не исключаю, что кто-то, отбыв вахту наблюдателя на выборах, тут же отправился крутить креативные пельмени. И все же: обозреваемая с моей колокольни человеческая среда стратегически делится на тех, кто сваливает; тех, кто противодействует; и тех, кто «встраивается». Среди этих последних не только наноантерпренеры, модники-патриоты и радужные (не в том смысле) журналисты, но и довольно многие не старые еще работники культуры и искусств.Типа, всласть побузили позапрошлой зимой; убедились, что смердящий возок и ныне там — и решили вспрыгнуть на краешек облучка… Поработать благовонным спреем.

Ну что тут скажешь? Аргументировать свою лояльность властвующей пакости можно как угодно, но прогиб от этого прямее не станет. Что такое конформизм и куда он заводит в, мягко говоря, недемократичной стране вроде нашей, Моравиа и Бертолуччи показали в свое время максимально убедительно. Еще есть отличный английский роман на эту же тему, называется «Хороший» (Good — не знаю, переведен ли на русский, и имя автора забыл).

Про душевнейшего писателя, симпатично живущего в нацистской Германии с глубоким и органичным ощущением того, что все ужасы вокруг, включая его собственные крайне малодушные поступки, происходят не с ним и не вполне наяву, а в каком-то параллельном dream-like (грезообразном?) мире. Похоже на вас, мои «хорошие»?

…А продвинутым велосипедистам, призванным олицетворять «прекрасную новую Москву», я искренне советовал бы катиться куда подальше — туда, где на проезжей части вас не задавят (в том числе и блатные блондинки на кабриолетах), а вы не будете трусить по тротуарам и наезжать на пешеходов. Неуместна ваша беззаботность в государстве, где всю дорогу и во всех смыслах безнаказанно давят и наезжают.

 

 

Павел КАНЫГИН, журналист, — Артемию Троицкому

<= А затылок-то бритый

Было это еще летом. Новую бейсбольную биту я увидел в багажнике олдового Костиного «форда», когда мы втискивали туда велосипед. Мой закадычный дружок, как всегда, — на острие тренда.

— Это что, — говорю, — новая модная приблуда из Лондона? Как будешь сочетать со своими инди-валенками?

— Зачем с валенками, — говорит. — Это же бита.

— Хипста-бита! Рудимент темных бандитских лет обретает прогрессивное звучание в руках интеллектуальной молодежи! Будем отбивать ею ретро-котлеты!

— Да че, блин, ты говоришь! — разозлился он. — Это оружие! Дробительное оружие, чтобы колоть башку! Мозжить кости! В «Ашане» купил.

— Где купил? — растерялся я. — Не пойму ничего. А зачем тебе дробительное-то оружие, Кость?

— А ты вообще не видишь, что в городе происходит?

— А что происходит? — говорю. — Строят велодорожки, люди жить пытаются, обустраивают как-то быт, выставки в «Арт-плее»…

— Жить так, на фиг, невозможно! Кругом лажа, диссонанс, кругом агрессия! — понесло его совсем. — Хачи эти злобные, националисты… Достали все! Хочется воевать.

— Воу-воу, дружище, какая война, — говорю. — Перепил явно грузинского чаю.

— Не смешно, — обиделся он. — Я же серьезно.

— А серьезно — воевать-то ты, что ли, пойдешь? — говорю. — Валенки пойди сначала свои разноцветные переодень, воин!

— Надо будет — пойду!

В общем, поругались. А бита осталась.

А недавно я и сам — неожиданно совсем для себя — тоже купил такую. Зашел в спортивный отдел супермаркета и оказался в компании трех глазеющих на эти биты модных очкариков. Поддался неизбежному мейнстриму.

Вообще, я давно заметил, что предсказывать колебания внешней среды можно с помощью Кости. Мой давний друг улавливает в воздухе скорые перемены трендов и взглядов. И стремительно меняется сам.

Это качество, в общем-то, всегда мне казалось очень полезным. Когда-то оно помогло Косте из аполитичного хомячка превратиться раньше многих в «молодого рассерженного инди-горожанина». Польза и для бизнеса была. Сколько-то лет назад он учуял надвигающееся торжество смартфонов и эры домашнего вай-фая и наладил продажи сопутствующей дребедени: чехлы для айфонов с хохломской росписью и беспроводную гарнитуру паллетами выписывал из Гонконга.

Когда-то он, как многие, собирался «валить из злобной рашки». То на Тайвань, то в Лондон, — но потом заявил, что «надо обязательно оставаться и делать Россию лучше», верил в модернизацию. Затем — как многие — разуверился и пошел на Болотную. И вот что-то как будто опять щелкнуло. Повеяло чем-то совсем другим.

И Костя, беззаветно преданный хипстерской альтернативе и терпимости, представитель этой «России айфона», заговорил, как житель «России шансона», — ну, может, чуть более изысканно. Вместо какого-нибудь «Эсквайера» — просматривает теперь «Спутник и погром». (Хотя некоторые модные издания сами, не дожидаясь пока утечет аудитория, впрыскивают дозу агрессии в контент. Это же сегодня востребовано).

Да что там — дала резко вправо приличная часть моей фейсбучной френдленты. Люди, писавшие про выставки актуального искусства и «устойчивое развитие экосистемы», либеральные реформы и коррупцию, люди известные и с добрым именем, вдруг заговорили о засилье «невежественных узбеков» и «насильников-хачей».

И всюду эти дискуссии про закрытие границ с СНГ и стимулирование рождаемости в русских семьях. И как бы вытравить всю нечисть, включая и нынешний режим, и богачей, и нелюбимых соседей. Стремное НТВ — закрыть, на месте офиса Lifenews — разбить мемориальный парк. Для членов партии власти — отменить в перспективе мораторий на смертную казнь… Короче, «запретительством» и тупой агрессией инфицировалась даже прослойка, еще недавно бывшая «лучшей частью нашего общества».

Так вот какая, стало быть, новая модная альтернатива? Сюда, что ли, движется «молодой столичный интеллектуал»?

В чем упрекают молодежь из столиц — отстраненность от нынешней повестки — предъява, по-моему, трагически запоздалая. Не осталось уже беззаботных созидателей «малых дел». И даже «вынужденные конформисты» — дозреют когда-нибудь до спортотдела «Ашана».

Из модного шалаша посреди уютной гостиной вот эти бывшие инди в кедах готовы махнуть на баррикады. На словах — так уже там. Рядом с бритыми головами. Правда, будут это не славные студенческие волнения, не «становитесь реалистами, требуйте невозможного», а — и правда, что ли? — война всех со всеми. Так что —

лучше, может, нам покрутить еще креативных пельменей? Чем слепить большое коричневое или ярко-красное жуткое дерьмо.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera