Расследование

Унижение Бастрыкина

За что уволили главного следователя Чечни генерала Сергея Боброва

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 139 от 11 декабря 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

Сергей Бобров. Фото: СК

В прошлый вторник президент Путин подписал указ об увольнении начальника Следственного управления Следственного комитета по Чеченской Республике Сергея Ивановича Боброва.

Бобров был назначен в Чечню семь месяцев назад, ему всего 48 лет, он — молодой генерал-майор юстиции с отличным послужным списком, двадцатилетним стажем, неоднократно поощрялся генеральным прокурором РФ, затем руководителем СК РФ, награжден именным огнестрельным оружием, россыпью внутриведомственных знаков отличия, в 2010-м приказом президента Медведева — медалью «За заслуги перед отечеством» II степени.

Официальная версия, которую «Новой газете» сообщил представитель СК РФ Владимир Маркин: «Сергей Бобров подал заявление об увольнении сам, по собственному желанию, в связи с семейными обстоятельствами. После их изучения было принято решение удовлетворить его просьбу».

Сергей Иванович Бобров сначала отказался пояснить причины своего увольнения, затем сказал «Новой газете»: «Меня здешний климат не устраивает». Замечу, что Бобров приехал в Чечню из Астрахани и, видимо, вернется туда же. Климатические условия этих двух регионов отличаются несущественно.

На уточняющие вопросы «Новой» Сергей Бобров ответил так: «У меня за плечами 20 лет честной службы, руководители меня ценят, отпускать не хотели. Но я решил посвятить время своей семье и детям, вложить в них весь свой духовный потенциал, хотя возраст позволяет мне еще работать. Никакой политической подоплеки в моей отставке нет».

В соответствии с приказом Путина молодой и перспективный генерал юстиции был именно уволен. О переводе на иную должность в иной регион речи даже не шло. Никаких явно порочащих честь мундира поступков Бобров за всю свою карьеру не совершил, в коррупции уличен не был. Хирургически безжалостное увольнение выглядит как показательная и унизительная для СК РФ акция. И никак иначе.

 

Гелдаганское убийство

На должность руководителя СК по Чечне Сергей Бобров был назначен указом президента Путина 11 мая 2013 года. За день до его назначения — в ночь с 9 на 10 мая — в чеченском селе Гелдаган пропали три женщины. 10 мая на частной автомойке, которую содержали две из исчезнувших женщин, Сацита и Зарган Айдамировы, были обнаружены следы крови, многочисленные пули, застрявшие в стенах автомойки, и гильзы. В общем, огромный потенциал для судебной криминалистики! Также следствием были изъяты видеозаписи с камер, зафиксировавших возможных преступников.

Из пресс-релиза правозащитного центра «Мемориал»: «Подъехавшая бригада оперативников из райотдела полиции стала осматривать место происшествия. Вокруг автомойки собралась толпа. По словам очевидцев, в это время подъехал молодой бородатый человек, с пистолетом на боку; полицейским он представился как «Рейнджер». (В Чеченской Республике многие местные силовики — бывшие боевики — предпочитают называть себя не по имени, а по своими «звучным» радиопозывным, нередко тем же, что и в период их участия в вооруженном подполье: «Джихад», «Лорд», «Медведь», «Чекист», «Ричард» и т.п.)

Впрочем, некоторые местные жители знали и настоящее имя «Рейнджера» — Али. Очевидцы — местные жители — слышали часть беседы «Али-Рейнджера» по телефону; он говорил о том, что произошло на мойке: «Это наша работа, и об этом знают наверху».

По факту изченовения женщин СУ СК РФ по Чечне возбудил уголовное дело по статье 105 УК РФ (убийство).

 

Я вам не Леденев!

…Новый начальник Следственного комитета Чечни Сергей Бобров, позиционируя себя на новом месте, часто повторял любопытную фразу: «Я вам не Леденев!»

52-летний Виктор Леденев — предыдущий начальник СУ СК по ЧР, проработал в республике с 2008 по 2013 год. Но вообще-то он — кадровый чекист: с 1985 по 2008-й служил в КГБ-ФСБ. За шесть лет работы в Следственном комитете Леденев дослужился до генерал-лейтенанта юстиции, сейчас возглавляет СУ СК по Калининградской области.

Вот что пишет о методах и стиле работы «леденевского» следственного управления в Чечне зампрокурора республики Николай Хабаров: «Следует отметить отсутствие со стороны следователей <республики> принципиальности и настойчивости при расследовании уголовных дел указанной категории (особо тяжких. Е. М.), а также непроведение эффективного расследования… По уголовному делу № 66094, возбужденному по факту похищения Заремы Гайсановой (исчезла в 2009 году после проведения в Ленинском районе г. Грозного спецоперации, которой руководил глава Чечни Кадыров. — Е. М.), «местонахождение остается неустановленным. Следствие по делу проводится ненадлежащее, ведомственный контроль за расследованием отсутствует… Аналогичные нарушения закона были выявлены в прокуратуре республики при изучении уголовных дел, возбужденных по фактам похищений Умарпашаева И.И., Асхабова А.Д., безвестного исчезновения Зайналова А.Р. …

Практика надзора за расследованием уголовных дел данной категории (похищения и убийства. — Е. М.) показывает, что органами следствия своевременно не проводятся неотложные следственные действия, не организовано надлежащее взаимодействие с оперативными службами в целях раскрытия преступлений. Ведомственный контроль за расследованием уголовных дел со стороны руководства Следственного комитета фактически не осуществляется. Конкретных мер к устранению выявленных нарушений закона, на которые указывается органами прокуратуры, не принимается. Виновные лица, допускающие нарушения закона, неэффективное расследование, к установленной ответственности не привлекаются.

Имеют место факты укрытия преступлений, связанных с похищениями граждан, непосредственно самими следователями СУ СК РФ по ЧР…

В результате несвоевременного возбуждения уголовных дел, ненаступательности и <не>активности расследования, виновные лица скрываются, местонахождение потерпевших не устанавливается…»

Неэффективность чеченского следственного управления привела к тому, что СК РФ вынужден был командировать следователей из Центрального аппарата комитета для расследования резонансных дел. Таких, как убийство Натальи Эстемировой, совершенное в 2009 году. Этот год вообще был отмечен всплеском убийств чеченских правозащитников и активистов, которые привели к полному разрушению гражданского общества в республике.

Следственный комитет не только не смог противостоять этой волне, но, по сути, консолидировался с властями Чечни в шельмовании правозащитников.

Тем самым окончательно развязал руки местным сотрудникам полиции, в просторечии — кадыровцам. При Викторе Леденеве был рекордно низкий показатель по преступлениям, совершенным чеченскими силовиками. Собственно, такие дела практически не возбуждались, а если возбуждались, то не расследовались. Тем не менее Леденев благополучно покинул Чечню и продвинулся по карьерной лестнице.

 

Новая метла

По данным «Новой газеты», собранным из многих источников (к сожалению, сам Сергей Бобров и официальные представители СК РФ отказались комментировать данную тему), новому руководителю чеченского следственного комитета всего за несколько месяцев удалось обозначить новый вектор для своих подчиненных.

Начал Бобров с большой чистки в рядах СУ СК РФ по Чечне, уволив до 30 сотрудников. От оставшихся требовал результатов. Причем именно по 286-й статье УК РФ (превышение должностных полномочий). Бобров приказал перетряхнуть и возобновить следствие по «висякам», подозреваемыми по которым проходили высокопоставленные сотрудники чеченского МВД, стал влезать в экономические преступления (финансовые махинации со строительством в Чечне).

В свою очередь, следователи СК по Чечне стали проявлять недовольство новым руководителем. Причина — элементарный страх. Подавляющее большинство преступлений в Чечне раскрывать на самом деле легко: как правило, преступники следы особо не заметают, наоборот, часто ведут себя демонстративно, не пряча лица под балаклавами. Не пугает их и пресловутая кровная месть. Но все-таки, чтобы довести дело до суда, надо провести элементарные следственные действия: осмотр места происшествия, допрос подозреваемого, арест, в конце концов!

Вот только любой следователь, попытавшийся арестовать любого кадыровца, — практически смертник. Немало чеченских следователей были избиты только лишь за выписанную сотруднику МВД Чечни повестку на допрос.

Системная ошибка Боброва: он требовал результаты и, одновременно, никак не обеспечивал безопасность своих сотрудников. Мог ли он это сделать, понимал ли проблему, ставил ли перед своим начальством этот вопрос? Не знаю. Бобров отказался говорить на эту больную тему, как, впрочем, и другие представители ведомства. Хотя беззащитность СУ СК по Чечне особенно бросается в глаза на фоне грозного могущества Следственного комитета РФ в остальных регионах России.

Тем не менее могу констатировать: кадровый следак Бобров действительно оказался полной антитезой кадровому чекисту Леденеву. Приведу два примера.

Факт первый. После резонансного тройного гелдаганского убийства прошло уже два месяца, однако никаких результатов и подозреваемых у чеченского следствия на тот момент все еще не было. И вот 17 июля Сергей Бобров выехал в село Гелдаган, чтобы лично участвовать в осмотре места происшествия (автомойки). Это совершенно однозначно было воспринято как демонстрация враждебных намерений. В момент осмотра, по данным ПЦ «Мемориал», к помещению автомойки подъехал тот самый молодой бородатый чеченский силовик с позывным «Рейнджер». Он наблюдал и докладывал по телефону о происходящих на автомойке следственных действиях, пока сотрудники СК не уехали. Но и «Рейнджера» на этот раз взяли на заметку. Выяснить, чей это позывной, вообще-то элементарно. По данным «Новой газеты», данный позывной может принадлежать участковому уполномоченному Шалинского ОМВД Али Вахаеву.

Факт второй. Одно из немногих дел по похищению человека, возбужденных при Викторе Леденеве,  знаменитое дело Ислама Умарпашаева, которого в декабре 2009-го задержали сотрудники чеченского ОМОНа и продержали несколько месяцев на своей базе в Грозном.

Впрочем, ни Леденев, ни его подчиненные не имеют никакого отношения к расследованию этого дела.

Зато к нему имеют прямое отношение многие западные высокопоставленные дипломаты, встречавшиеся с президентом Медведевым, генпрокурором Чайкой и руководителем Следственного комитета Бастрыкиным. Именно они ставили вопрос о деле Умарпашаева. Делали они это по просьбе Сводной мобильной группы (СМГ) российских правозащитников, которую возглавляет нижегородский «Комитет против пыток». Эта группа была сформирована после убийства Натальи Эстемировой и с тех пор является альтернативой убитому вместе с Наташей чеченскому правозащитному движению.

В общем, когда СМГ достала местную правоохранительную вертикаль своими неуместными в чеченских реалиях апелляциями к УК и УПК РФ, группа взялась за Бастрыкина. Первое ходатайство руководителя «Комитета против пыток» Игоря Каляпина о передаче следствия под контроль Следственного комитета РФ. Отказ. Второе ходатайство на имя Бастрыкина — отказ. Только в третий раз ходатайство было удовлетворено, дело передали в Главное управление по Северо-Кавказскому и Южному федеральным округам, следователю по особо важным делам Игорю Соболю.

Делу Умарпашаева уже четыре года. Два года ушло на то, чтобы местный СК его не прикрыл, еще два года идет следствие. Света в конце тоннеля пока не видно.

…Дело Умалата Болтиева, незаконно задержанного сотрудниками Шалинского ОМВД и подвергнутого жесточайшим пыткам в августе этого года, было возбуждено простым чеченским следователем Рашидом Рамзаевым по факту обращения Болтиева в следственный комитет Чечни… в августе этого года. От вынесения постановления о возбуждении до ареста подозреваемого прошло всего-то недели две. Так генерал Бобров установил абсолютный рекорд, достойный книги Гиннесса.

 

Магомед Даудов

«Лорд» Шалинский

Не секрет, что близкое окружение Рамзана Кадырова — люди неприкасаемые. Но есть в этом окружении два особо неприкасаемых человека. Оба — Герои России. У первого недавно в очередной раз выпал из кармана легендарный золотой «Стечкин». Адам Делимханов — названный брат главы Чечни, его тень, правая рука и т.д.

Второй — менее известен в России и в мире, но слишком хорошо — в Чечне. Это 33-летний Магомед Даудов, уроженец села Гелдаган, воевавший во вторую чеченскую кампанию на стороне федеральных сил (в 94—96-м годах — первая чеченская война — ему было соответственно 14—16 лет). Затем Даудов командовал взводом службы безопасности президента Чеченской Республики Ахмат-Хаджи Кадырова. С 2004-го — командир роты полка № 2 патрульно-постовой службы милиции при МВД Чеченской Республики; с февраля 2005-го — командир батальона патрульно-постовой службы милиции отдела внутренних дел Шалинского района. С ноября 2006-го — оперуполномоченный по особо важным делам отдела по борьбе с похищениями и торговлей людьми ОРБ-2. С апреля 2007-го по 10 марта 2010-го — начальник отдела внутренних дел по Шалинскому району Чеченской Республики.

Указом президента Российской Федерации от 25 июля 2007 года 27-летнему капитану милиции Магомеду Даудову присвоено звание Героя России.

В марте 2010-го Даудов, полковник милиции и руководитель Шалинского РОВД, становится первым заместителем председателя правительства Чеченской Республики, вице-премьером по силовому блоку. С мая 2012-го — руководитель администрации главы и правительства Чеченской Республики.

Шали по-прежнему остаются вотчиной Магомеда Даудова (республика довольно четко поделена на районы влияния между силовиками Кадырова). В Шалинском ОМВД работают близкие к Даудову сотрудники полиции. Любой наезд на них воспринимается как покушение на честь, достоинство и деловую репутацию лично Даудова.

Можно сказать, что Сергею Боброву катастрофически не повезло: оба уголовных дела — тройное убийство в Гелдагане и дело по пыткам Умара Болтиева — привели к Шалям.

 

Хроника отставки

11 августа 2013 года 30-летний житель Шали Умалат Болтиев, находившийся в нетрезвом состоянии после поминок бабушки, был задержан в центре города сотрудниками полиции. Его доставили в Шалинский ОМВД, где подсоединили к пальцам оголенные провода, на конце которых была «вилка». Ее переодически втыкали в обычную розетку с напряжением на 220 вольт. Таким способом Болтиева принуждали сознаться всего лишь в хранении наркотиков. Даже не в участии в НВФ, что показательно. Ментам требовались показатели по наркоделам? Через три дня пыток Болтиев оказался в Шалинской ЦРБ под капельницей: у него была высокая температура, зашкаливало давление, в легких — скопление крови. Из больницы Болтиева вновь забрали в ИВС, поскольку его родственники подали заявление в СК о похищении и насильственных действиях сотрудников полиции. Под угрозой изнасилования Болтиев подписал признательные показания.


Рука Умара Болтиева. Отчетливо видны электрометки — следы от пытки током

19 августа его отпустили домой без всякой меры пресечения.

20 августа Болтиев обратился в СУ СК РФ по Чечне, где дал подробные показания следователю Рашиду Рамзаеву. В этот же день следователь Рамзаев вынес постановление о возбуждении уголовного дела № 61129. Болтиев был признан потерпевшим.

Следователь Рамзаев развил бурную деятельность по делу. Допросил свидетелей, произвел проверку показаний на месте, провел ряд опознаний и очных ставок. В начале сентября в сопровожении сотрудников УФСБ по ЧР проводилось задержание Дигаева. Подозреваемого усаживали в машину, когда начальник Шалинского ОМВД Руслан Ирезиев потребовал освободить своего заместителя. Сотрудники УФСБ рассказали «Новой газете», что их коллегам «угрожали гранатометом и поэтому они испугались». Тем не менее подозреваемый Дигаев все-таки был задержан.

А еще через несколько дней на YouTube появилась аудиозапись разговора якобы начальника Шалинского ОМВД Руслана Ирезиева со следователем Рашидом Рамзаевым под знаковым названием «Кадыров vs. Бобров» (копия на жестком диске есть у «Новой газеты».Е. М.).


Чтобы посмотреть видеоролик — кликните на скриншот

До проведения экспертизы нельзя утверждать, что голоса на аудиозаписи принадлежат указанным лицам. Тем не менее источники «Новой газеты» в УФСБ по Чечне утверждают, что запись подлинная, хотя и смонтированная. Аудиозапись переведена на русский язык, однако ее невозможно цитировать из-за нового закона о запрете нецензурных выражений в СМИ. На этой записи голос, который предположительно принадлежит начальнику Шалинского ОМВД, популярно объясняет следователю СУ СК по Чечне, какие конкретно насильственные действия сексуального характера будут применены к следователю, а также к руководству СУ СК по Чечне. Сухой информационный анализ этой записи тем не менее свидетельствует о следующем.

После задержания командира батальона Шалинского ОМВД Руслана Дигаева серьезные проблемы возникли у руководителя СУ СК по Чечне Сергея Боброва. По нашим данным, Бобров встречался с Магомедом Даудовым. О содержании разговора ничего не известно, но из аудиозаписи можно сделать вывод о том, что Бобров якобы сдал своих подчиненных. Подтвердить или опровергнуть этот факт, а также наличие конфликта между Сергеем Бобровым и Магомедом Даудовым никто не захотел. Представитель СК РФ Владимир Маркин отказался отвечать на данный вопрос, как, впрочем, и сам Бобров. Пресс-секретарь главы Чечни Альви Каримов вообще отказался разговаривать с «Новой газетой», объяснив, что «он — за рулем и неизвестно, когда сможет».

На аудиозаписи голос, предположительно принадлежащий начальнику Шалинского ОМВД,  куда больше говорит и тревожится о подвижках следствия в деле о тройном убийстве в Гелдагане, чем о деле Умалата Болтиева. Именно об убийстве женщин в основном и идет речь на этой записи.

Сразу после появления этой записи и, видимо, после общения Даудова с Бобровым были отстранены от следствия оба следователя по обоим делам: и по гелдаганскому делу, и по делу Болтиева. Расследование резко затормозилось, был отпущен задержанный командир батальона Дигаев.

9 ноября Сергей Бобров внезапно ушел в отпуск, из которого не вернулся. При этом еще 6 ноября в разговоре с правозащитником Игорем Каляпиным он и словом не обмолвился о том, что собирается в отпуск и последующую добровольную отставку.

А 4 декабря СУ СК по Чечне вынес незаконное постановление, лишающее сотрудников Сводной мобильной группы возможности представлять интересы потерпевшего Болтиева, обратившегося за помощью к правозащитникам.

По информации источников «Новой газеты», об этой сложной ситуации в самом сложном регионе России было известно и руководству СК РФ, и лично Владимиру Путину. Решение принял именно президент в тот день, когда подписал приказ о показательном увольнении Сергея Боброва. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков в ответ на обращение «Новой газеты» прокомментировать мотивацию президента — промолчал. В принципе ничего нового он бы не сказал. Все и так предельно ясно.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera