Сюжеты

Добрые люди дали спецназу выйти из окружения

Той ночью знаменитый «Беркут» прорвал палаточный лагерь на Майдане. А назад выбрался с трудом

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 140 от 13 декабря 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

 


Фото: Евгений Фельдман — «Новая»

Оказывается, было это вовсе не ночным штурмом, а «обеспечением порядка при демонтаже баррикад представителями коммунальных служб» и «работами по благоустройству территории». Так теперь премьер Азаров и глава МВД Захарченко вынуждены объяснять всем случившееся — и разъяренным киевлянам, и обескураженным Кэтрин Эштон с Викторией Нуланд, отъезда которых власти даже не стали дожидаться.

Впрочем, иностранные репортеры уверяют, что правительство уже не контролирует силовиков — ну как еще объяснить эту тупую самоубийственную затею штурмовать Майдан, когда в городе первые лица европейской и американской дипломатии? Украинские коллеги, правда, толкуют штурм проще: загнанный в угол Янукович готов на все, лишь бы вернуться к дореволюционному статус-кво. И даже на кровавую мясорубку — после прекращения штурма мы видели до зубов вооруженных солдат, покидающих здания на Майдане. Позже местные СМИ распространили сообщение источника в силовом блоке: всю ночь, пока спецназ зачищал площадь, на крышах прилегающих домов дежурили снайперы.

Но черт с ними, со снайперами. Лучше — о «благоустройстве территории». Не моргнув, Азаров с Захарченко даже нам, попавшим под раздачу журналистам, лепят эту чушь. Ну, где они видели таких представителей коммунальных служб — молодых, цепких лбов с ментовской хмуростью на физиономиях? И почему представители коммунальных служб кидают из-за спин «Беркута» палки и камни? Еще, конечно, невозможно понять, о каком «обеспечении порядка» идет речь, если спецназ шел со своими щитами по лагерю как ледокол, размалывая на своем пути и палатки, и столы, и давил людей. Одного пожилого мужчину «Беркут» вообще повалил на костер. Каким-то чудом не схватилась его одежда — кажется, была на нем дубленка — и мы быстро вытянули деда назад.

За несколько ночных часов спецназ разломал половину палаточного лагеря на Майдане. И казалось, начнет штурм оккупированных вторую неделю Киевсовета и Дома профсоюзов (здесь находится Штаб Сопротивления). Они и попытались.

Но и там и там спецназовцев наготове ждали молодые ребята 20–25 лет.

В Киевсовете революционная молодежь уже соорудила непроходимые лабиринты, залили даже полы из пожарного гидранта («Чтоб ментам скользко штурмовать было!»), а потом и вовсе окатили водой подъезд и часть Крещатика. «Мэр Попов хотел каток за несколько миллионов? Сделаем бесплатно!»

Готовились и в Штабе Сопротивления. Забаррикадировались тут около сотни молодых националистов. Почти все в полной экипировке — в армейских наколенниках, налокотниках, касках. С арматурой и палками часть из них держала оборону на крыльце Штаба. Другие забаррикадировались внутри, нагромоздив на лестницах и в коридорах мебель, столы и пр. В здании оказалось и около 20 журналистов. Я не уловил этого момента — сначала все мы сидели и щелкали в ноутбуках, отправляя молнии по редакциям, но в какую-то секунду человек десять убрали компьютеры и побежали вооружаться сами — как есть остались только мы с несколькими поляками и двумя французами.

— Главное — удержать здание! — орал один репортер.

— Когда начнут штурмовать, будем бить окна и уходить! — второй.

— Они сами полезут сюда из окон, нужно размотать пожарный шланг и залить их на…! — третий.

И вот уже начали разматывать и тянуть по коридорам. Но тот, что планировал уходить через окно, не унимался и взял арматуру. «Не сметь! Это собственность профсоюза!» — закричала девушка из штаба. «Да пошла ты!» — «Еще час бы продержаться, братки, а там весь Киев встанет!» — «Брандспойт!» — «Так, я пошел отсюда,— негромко сказал мне поляк, — это какое-то безумие». Вооруженные паникеры все еще спорят — окно или гидрант. Уходим вместе.

В холле ребята-националисты раздают противогазы. Парни из внешнего кольца обороны — на крыльце — устрашающе стучат дубинками по пустым бочкам. Умело поддерживают белую завесу, поливая огнетушителем костер. На их удачу, все утро ветер дует в сторону «Беркута». Спецназ встал всего в 20 метрах от входа в штаб и спрятался за щитами — примерно сто бойцов. Но отойти далеко мы не успеваем, начинается штурм. Бойцы пытаются зайти на забаррикадированное крыльцо с боку, но получают яростный ответ — молодежь метелит по их щитам палками и железными прутьями. У одного бойца щит куда-то сползает и над головой его уже заносится арматура, но руку с защитой выбрасывает вверх его сосед — слышится глухой треск. «Беркут» продолжает налегать. Люди бегут на подмогу к штабу с других концов Майдана. Кто-то кидает в толпу спецназа огнетушитель, туда же летят палки, доски, дрова. В ответ из-за спин спецназа тоже летит что-то. И прилетает на головы журналистам. Тупой удар за ухо получаю я. Защитников штаба все больше, и жесткая потасовка у входа в штаб заканчивается отступлением спецназа.

Небольшая группка спецназовцев меж тем попадает в окружение к демонстрантам на другом конце Майдана. Из-за неожиданного наплыва людей они оказались отрезанными от основных сил и теперь, скучковавшись, закрываются глухо руками — щиты у них уже отобрали протестующие. «Беркут», стой! — рычит кто-то из них. — Стоим, я сказал!» В окружении возбужденной толпы спецназовцы, кажется, готовились к казни. «Мы не звери!» — кричит кто-то среди из протестующих. «Пропускай! — откликаются рядом. — Пропускай!» Люди выстраиваются живым коридором, давая беркутовцам выйти из окружения к своим — по ту сторону баррикады. Как описывают коллеги, оказавшиеся в первых рядах, напуганные пленники поверили в коридор не сразу — уходили, плотно прикрываясь руками. Но уже у баррикад один из них обернулся и сказал: «Спасибо, мужики». К десяти утра войска покинули всю территорию Майдана.

***

Итог этого штурма, как в случае и с первым, двухнедельной давности, — Майдан не просто выстоял, а мобилизовался по максимуму. На территории, подконтрольной революции, волонтеры гребут снег и колотят ломами по наледи. Все так же пыхтят полевые кухни. Благодаря прорванной блокаде на Майдан снова пошли продукты и топливо. Из Луганска приехал сварщик Михаил с мобильным электросварочным аппаратом — Михаил этот лазает по баррикадам и укрепляет всевозможные железные конструкции.

— Теперечки якщо тильки танком! — ликует Миша.

— А без танка, — говорю, — точно не пройдут?

— Таки штыри! — радуется Миша. — Нехай спробують!

И правда, по всей протяженности баррикады острые металлические штыри торчат вверх и наружу. Сами заграждения — уже не просто свалка веток, скамеек и бочек. Это почти 4-метровые укрепления из насаженных на арматуру мешков с мусором, снегом и льдом. Напротив державшего оборону Киевсовета — трофейный «МАЗ» коммунальщиков, вот он стоит посреди Крещатика враскоряку. Грузовик приехал ночью пробивать баррикады, но налетели революционеры, прокололи ему шины. Водитель сбежал дворами, а отступавшие беркутовцы и войска ВВ не рискнули еще раз встречаться с разгоряченной молодежью. Они уже пытались прорваться в Киевсовет, но были нещадно залиты из гидрантов. В общем, все это похоже уже на какую-то городскую войну. Против граждан — правительство и войска.

Надо сказать, почти никто из московских журналистов не верил во второй штурм. Многие уехали, не став дожидаться развязки. Трудно ведь было поверить, что после первого штурма, круто поколебавшего легитимность Януковича в глазах страны и мира, будет еще один. Но сегодня от сорвавшегося режима все ждут новой жести. Хотя укрепленный за день Майдан и правда — легко не возьмешь. Если только, как говорит Миша, танком.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera