Мнения

Тяжесть выбора принял на себя Ходорковский

Этот материал вышел в № 143 от 20 декабря 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

 

Я даже не знаю, как начать писать об этом… Один, Ходорковский, 10 лет ничего не просивший, наконец попросил. Другой, Путин, 10 лет демонстративно заявлявший про «руки в крови», согласился и помиловал. И ничего ведь не предвещало… Но произошло в тот самый день — 19 декабря 2013 года, когда вступил в силу Закон об амнистии, полностью обошедший стороной «экономических» осужденных и, казалось бы, не оставляющий никаких надежд Ходорковскому, Лебедеву и массе других сидящих бизнесменов.

И произошло после странных еженедельных утечек информации и заявлений-намеков со стороны анонимных и не анонимных (типа заместителя генпрокурора Звягинцева) источников о том, что готовится «третье дело ЮКОСа». И наконец, произошло это в день очередной пресс-конференций Путина. Но президент объявил об этой сенсационной новости не во время пресс-конференции (на ней он только сказал, что «третье дело перспектив не имеет»), а почему-то после, когда его окружила толпа журналистов. Дословно:

— Что касается Ходорковского, я уже об этом говорил, Михаил Борисович должен был, в соответствии с законом, написать соответствующую бумагу, он этого не делал, но теперь, совсем недавно, он написал такую бумагу и обратился ко мне с прошением о помиловании. Он уже провел в местах лишения свободы больше 10 лет, это серьезное наказание, он ссылается на обстоятельства гуманитарного характера, у него больна мать, и я считаю, что можно принять решение, и в ближайшее время будет подписан указ о его помиловании.

После этого началось несусветное. На адвокатов Ходорковского обрушился вал телефонных звонков со всего мира (бедные адвокаты искренне говорили, что ничего не знают, но повторяли традиционное: чтобы помиловать, необязательно должна быть просьба от осужденного), рынок российских акций дернулся вверх, сошли с ума блогосфера и «Фейсбук», чьи обитатели стали мучительно рассуждать: «что это такое, опять разводка или на этот раз нет?», «а почему Ходорковский признал вину, он же столько лет держался?», «как он так мог?» и т.д. Комментаторы вдавались в воспоминания о том, что говорил про Путина когда-то Ходорковский, что Путин говорил когда-то о Ходорковском… И многие сидящие на диване все эти долгие десять лет «не могли простить» поступка МБХ. Хочется ответить цитатой из некогда популярного фильма: «Господа, вы звери? Вы звери, господа».

И никто из комментаторов не задался вопросом, почему на этот раз Путин, столько раз говоривший нам о «кровавых руках» Ходорковского, про эту самую «вину» в этот раз ничего не сказал. А сказал о больной маме и прочих «обстоятельствах гуманитарного характера», на которые, в свою очередь, по его данным, ссылался в своем прошении Михаил Ходорковский…

Господин Путин прекрасно информирован обо всех этих обстоятельствах. Узнал о них не вчера и не сегодня. Но, очевидно, полагал, что право выбора не за ним. Тяжесть выбора принял на себя Ходорковский, попросив о помиловании, — ему не до общественного мнения, не до комментаторов и политиков, которые будут топтаться на его фамилии еще долгое время. Просто кому-то очень трудно понять, что судьба государства — ничто по сравнению с судьбой близких. Это и есть — либеральные ценности. Не думаю, что президент следовал именно им, но и абсолютно неважно, чему он следовал, делая этот шаг.

Мама МБХ, как и мы все, узнала о поступке сына только от Путина:

— Я просто сейчас замороженная вся. Замороженная… Сейчас у нас с отцом никаких чувств нет. Я вот сижу и пью валокордин… — сказала мне по телефону Марина Филипповна. — Я очень надеюсь, что в конце концов разум возобладает и Мишу выпустят… Нам с отцом абсолютно ничего неизвестно. От Миши мы ничего не слышали о прошении…

 

Жена Ходорковского, скромная и очень закрытая Инна, прожившая все эти годы с какой-то невероятной степенью мудрости и достоинства, для комментариев была недоступна. Но ее пост в «Фейсбуке», написанный не так давно, в день 50-летия мужа, перед ее поездкой в колонию, мне кажется, объясняет трагедию этой отдельно взятой семьи лучше всех.

«Можно 10 лет прожить на адреналине — год за десять... Изношенность души? Да… И, как следствие, опыт. Он бесценен… Много потерь, ожиданий, надежд? Безусловно... Эмоции у всех одинаковы (по пальцам пересчитать можно). Испытания различны… 10 лет — это срок, в котором обновление неизбежно... Ты мужал, и твои близкие вместе с тобой… Я давно вышла на другой уровень отчаяния… Принятие... Неизбежный процесс психики… От этого не ушел трагизм давящего бремени, не ушло ощущение глубокой грусти… Пришел смысл, как ни парадоксально. С днем рождения, родной... Завтра буду…»

Надеюсь, очень скоро и, может быть, до Нового года, все Ходорковские действительно будут вместе.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera