Мнения

Гипс снимают. Клиент уезжает

Поменяется ли режим после помилования Михаила Ходорковского

Фото: «Новая газета»

Политика

Андрей Колесниковспециально для «Новой»

 

Поменяется ли режим после помилования Михаила Ходорковского


Фоторепортаж Евгения ФЕЛЬДМАНА с пресс-конференции Владимира Путина

Великое дело — Олимпиада. И — шире — внешний имидж. Pussy Riot, как и нескольких «болотных» сидельцев, амнистируют. Михаила Ходорковского милуют. Не будет, соответственно, «третьего дела», согласно которому под жернова «правосудия» должны были попасть эксперты, которые якобы на деньги Ходорковского обосновывали либерализацию уголовного законодательства (после чего он получил бы возможность выйти на свободу). В том же ряду — столь же внезапное заявление министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова о возвращении Польше обломков президентского самолета разбившегося в Смоленске.

Демократия обрушилась, как театральная декорация — внезапно и сметая на своем пути все и вся.

Означает ли это, что Владимир Путин устроил оттепель вручную? Ответ: нет. Больше того, движение режима в направлении заморозки, бронзовения и отливания в граните первого лица продолжится.

Глава государства эффектно разморозил точки, крайне болезненные с позиций внешнего имиджа России. Остап Бендер любил дешевые эффекты. Путин любит просто эффекты. Такие, чтобы все на время замерли в изумлении. В нынешней ситуации большая удача, что девушки из Pussy Riot вернутся к своим детям, а Михаил Ходорковский к семье и родителям. Но это и значит также, что Путин принимал эти решения, ни о чем не жалея, — он не боится девушек из Pussy Riot, а презирает их; он полагает, что главный сиделец страны не опасен для него политически.

А вот «побочные» эффекты от политики персоналистской власти никто не отменял. Никто не отменяет репрессивное законодательство, закон Димы Яковлева, «духовные скрепы» с попутной гомофобией, госкапитализм на ручном тормозе с заливанием всех проблем деньгами.

Разбалансированную с точки зрения управления систему уже нельзя разморозить или реформировать. Она может двигаться только в одном направлении — огосударствления всего и вся, устранения экономической, политической, духовной, ментальной конкуренции. И, как говорили во времена исторического материализма, с этого пути не свернет. Это не меритократическая система, где естественная селекция выталкивает наверх лучших и эффективных, а медиОкратическая, где правит серость (хотя еще и медиАкратическая — где правят манипулятивные медиа). И серость выталкивает лучших людей, которые очень бы пригодились своей стране.

…В момент, когда появилась новость о помиловании Ходорковского (и — предварительно — об отсутствии «третьего дела», что, собственно, и могло стать толчком для того, чтобы объявить о грядущем указе президента явно раньше, чем планировалось) я как раз расстался у входа в престижнейшую парижскую школу политических наук, Sciences Po, с новым пожизненным профессором этого вуза и бывшим ректором Российской экономической школы (РЭШ) Сергеем Гуриевым. Более чем полгода назад он остался в Париже после преследований со стороны следственных органов ровно в рамках «шившегося» «дела экспертов» (оно же «третье дело»). Мы обсуждали проблемы психологической адаптации к эмиграции, политическую и экономическую ситуации в России, дело ЮКОСа. Вывод из этого разговора: долго- и среднесрочные риски в России — гораздо более существенный фактор, чем краткосрочные конъюнктурные решения. Благодаря которым, и слава Богу, из тюрем выйдут несколько человек.

Уже спустя пару часов Сергей Гуриев прислал смс: «Но я не собираюсь возвращаться».

Интервью с Сергеем Гуриевым читайте в новогоднем номере «Новой газеты» 27 декабря.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera