Мнения

За что убили прокурора порта Ванино?

История, про которую проверяющие от Путина вряд ли напишут в своих отчетах

Этот материал вышел в № 145 от 25 декабря 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

 

История, про которую проверяющие от Путина вряд ли напишут в своих отчетах

 

Говорят, в Ванино собираются поставить памятник журналисту Татьяне Седых — той самой, у которой отобрали костыли и которая рассказала Путину на пресс-конференции о том, что творится в Ванино. «У нас получается так, что эти люди, как цари, для них их служба становится вотчиной, они не для людей стараются, а работают уже для себя», — сказала Татьяна Седых про местных силовиков не Путину — сказала стране. Страшную историю, которую я вам сейчас расскажу, Татьяна знает. А мне ее рассказала Лидия Федоровна Наумова из волгоградского «Мемориала». Мать прокурора, погибшего в Ванино в мае этого года.

Семья Наумовых в августе 1996 года уходила пешком из Грозного. Обосновались в Волгограде, стали сами помогать переселенцам и беженцам. Лидия Федоровна и ее сын Сергей работали в «Мемориале», плотно сотрудничали с организацией матерей против наркотиков — «Мария». Сергей окончил строительный вуз, а потом, приняв осознанное решение, — юридический. Потом — прокуратура. Объяснил маме: «Там у меня будет больше возможностей защищать права человека». В общем, идеалист. Впрочем, в прокуратуре Волгограда Сергей не особо прижился (по причинам очевидным), и молодого специалиста сплавили в Ванино. В марте 2013 года Сергей Наумов прибыл к месту службы и стал и.о. прокурора Ванино.

В апреле 2013 года в Ванино судили крупного наркоторговца. На процессе Сергей поддерживал гособвинение. Очень тщательно готовился к выступлению в прениях, писал речь: переживал, как лучше построить фразы, советовался с мамой, филологом по образованию. Статья 228-1, ч. 3 УК, «распространение наркотиков в особо крупном размере», предполагает наказание до 20 лет лишения свободы. Наумов запросил 17 лет строгого режима, судья охнула и дала 13. После приговора Сергей сообщил матери, что ему угрожают «какие-то молокососы».

А в мае 2013-го в Ванино прибыла проверка из Генеральной прокуратуры. Руководил группой проверяющих г-н Пухов Алексей Викторович, с июня 2012 года возглавляющий управление по надзору за соблюдением прав предпринимателей. Сергей успел рассказать, что проверяющий его грубо оскорбляет. Проверка затребовала документы о работе прокуратуры за 2010—2012 годы (когда Наумов С.М. в ванинской прокуратуре не работал). Вывозили документы машинами, которые направлялись в Советскую Гавань. Где они сейчас — неизвестно.

В ночь с 18 на 19 мая 2013 года один из проверяющих прокуроров задержал Наумова у себя в гостиничном номере до 3 часов ночи. Сергей уехал, а камеры видеонаблюдения зафиксировали, что вслед за машиной Наумова отправились еще две. Потом что-то случилось: машина Сергея резко уходит на встречку и падает в кювет. Мимо места ДТП проезжает такси, в котором едут четверо парней. На ночной дороге откуда-то появляется эвакуатор, машину вытаскивают из кювета, парни помогают. Потом они отпускают такси и просят Сергея подвезти их. Один из парней обращает внимание Сергея на неисправность: что-то стучит в моторе. Наумов выходит, открывает капот, и в этот момент кто-то из парней с силой ударяет его капотом. Потом его долго били, бросили на обочине и уехали. Вернулись. Не нашли Сергея на обочине. Догнали. Сбили. Переехали. Тело бросили в речку. Потом бросили машину.

Как-то нелогично действовали эти четверо. Но еще более нелогично действовали как бы коллеги Сергея из прокуратуры и из МВД.

Никто не искал пропавшего. Сразу было объявлено, что новый прокурор, проработавший полтора месяца, испугался проверки (которая его не касалась) и ударился в бега. Через четверо суток тело Сергея Наумова нашли сотрудники администрации Ванино — именно они начали его искать. Никаких серьезных экспертиз сделано не было. Но что больше всего поразило видавших виды ванинцев — так это то, что в прокуратуре даже не повесили портрет погибшего сослуживца. Никаких скорбных упоминаний.

Вскоре четверых нашли и поймали. Но еще до поимки (22 мая) Кирилл Левит, руководитель СУ СК по Хабаровскому краю, озвучил официальную версию, что «убийство прокурора не связано с его профессиональными обязанностями», а деяния нападавших квалифицируются как убийство, отягощенное разбоем. Объяснить, как при убийстве, отягощенном разбоем, на теле прокурора Наумова остается золотая цепочка и деньги в кошельке, никто из следственных органов и прокуратуры до сих пор не может. Зато на следующий день после пропажи прокурора полицейские без возбуждения уголовного дела, без понятых вскрывают комнату, в которой проживал Сергей Наумов, и изымают принадлежащее ему личное оружие и ноутбук. Когда ноутбук отдали матери, выясняется, что память уничтожена — и сделано это за два дня до обнаружения тела Сергея.

Незадолго до смерти в одном из телефонных разговоров Сергей сказал своему волгоградскому другу: «Смотри телевизор, мы скоро прогремим на всю страну».

…Сразу после выступления Татьяны Седых на пресс-конференции Путина в Ванино прибыла проверка МВД, ФСКН и Генпрокуратуры. Уже в понедельник информагентства объявили со ссылкой на проверяющих: конфликт в Ванино давно исчерпан. Дела Сергея Наумова никто не поднимал. Когда будет суд над убийцами прокурора, никому не известно. Зато о том, кому мешал новенький шибко принципиальный прокурор, знает все Ванино. Он слишком быстро разобрался, что там происходит. Ему было 35.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera