История

ФСБ уполномочен доложить

Фонд Станислава Белковского (ФСБ) — о наездах-2013 и русских войнах

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 146 от 27 декабря 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Стремительное освобождение Михаила Ходорковского естественным образом затмило все события конца года. Так, в тени главного информационного повода остался новый обширный доклад политолога Станислава Белковского «Русские войны-2013», который был представлен в Интерфаксе 17 декабря. Документ, надо сказать, совсем небезынтересный


Петр САРУХАНОВ — «Новая»

Владимир ПОЗДНЯКОВ

Стремительное освобождение Михаила Ходорковского естественным образом затмило все события конца года. Так, в тени главного информационного повода остался новый обширный доклад политолога Станислава Белковского «Русские войны-2013», который был представлен в Интерфаксе 17 декабря. Документ, надо сказать, совсем небезынтересный.

Белковский стал известен более 10 лет назад благодаря другому докладу — «Государство и олигархия», направленному как раз против Михаила Ходорковского. Тот доклад, представленный в мае 2003-го, вызвал огромный публичный скандал. Многие обвиняли автора, что он отработал заказ питерских силовиков создать политическое обоснование «дела ЮКОСа». Белковский старался от такой версии открещиваться — иногда получалось убедительно, иногда не очень. Со временем он с МБХ, похоже, помирился — об этом свидетельствуют многие его статьи последних лет в поддержку главного российского политзаключенного. Помирился ли на самом деле или это тоже игра — неизвестно.

Белковского называют авантюристом, мистификатором, провокатором, мастером эпатажа, шоу-политологом и т.п. Анализ его работы за 10 с лишним лет позволяет найти подтверждения любому из этих эпитетов. Но нельзя не признать, что долгосрочные оценки этого политолога нередко оказываются верными, хотя в краткосрочных прогнозах он зачастую попадает пальцем в небо. Некоторые сенсационные подробности, которыми политолог любит одаривать публику, изначально кажутся выдумкой или блефом, хотя впоследствии часто и неожиданно подтверждаются. Так или иначе, труды Белковского почти всегда интересно читать. Его доклады, нашумевшие и не очень, напоминают нечто среднее между политологическими изысканиями и особым жанром художественной литературы. Это вполне относится и к «Русским войнам-2013» (http://slon.ru/russia/doklda_belkovskogo-1035081.xhtml), которые Белковский представил в качестве официального руководителя ФСБ. Не пугайтесь: ФСБ — это всего лишь Фонд Станислава Белковского. (Раньше политолог выступал от имени Совета по национальной стратегии и Института национальной стратегии, но, как он сам заявил на презентации в Интерфаксе, его с этими организациями больше ничего не связывает.)

«Русские войны-2013» посвящены нескольким крупнейшим политическим, бюрократическим и корпоративным конфликтам уходящего года — об этом сообщает нам подзаголовок доклада. Но складывается впечатление, что доклад затеян несколько с другой целью — вновь обосновать любимые белковские теории «монетократии», «горизонтали власти» и «перестройки-2», которыми политолог пытается заворожить нас уже несколько лет.

Важнейший персонаж «Русских войн» — премьер Дмитрий Медведев. Белковский и его анонимные соавторы из ФСБ (возможно, никаких соавторов и нет, а «молодые политологи» его Фонда — очередная мистификация) пытаются ответить на вопрос, когда Владимир Путин сменит главу правительства и сменит ли вообще. А если да — то на кого.

Белковский и Ко считают аппаратные удары, которые получал Медведев в конце 2012-го и на протяжении всего 2013 года. Здесь и отставка Анатолия Сердюкова, который, по версии ФСБ, в какой-то момент излишне сблизился с ДАМом, что в аппаратном смысле не пошло бывшему министру обороны на пользу. И увольнение в мае 2013 года с вице-премьерского поста Владислава Суркова — мощной опоры премьера в правительстве. И инициатива КПРФ собрать 1 млн подписей за отставку кабинета — а ведь коммунисты на такие смелые шаги просто так, без кремлевского одобрения почти никогда не идут. И разнос, который Путин учинил Медведеву на заседании Набсовета Агентства стратегических инициатив в ноябре. И критика правительства в недавнем послании президента Федеральному собранию — знаменитые майские (2012 г.) указы Путина или не выполняются, или выполняются так, чтобы вызвать в народе недовольство (глупость или измена?). И даже ликвидация РИА «Новости» — информационной структуры, которая считалась близкой к ДАМу и его окружению.

Но здесь же докладчики приводят целых восемь аргументов, почему Медведев может сохранять свой пост чуть ли не до морковкина заговенья.

«Во-первых, г-н Медведев вполне смирился со своей нынешней политико-аппаратной ролью и готов терпеть от политического патрона всевозможные унижения ради дальнейшего исполнения загадочного и полумистического «пакта-2018».

Во-вторых, ключевые политические и экономические решения могут приниматься президентом и помимо премьера, и скоропостижно убирать столь покладистого главу кабинета министров практического смысла нет.

В-третьих, диалектическая триада российских премьеров, которых назначал лично г-н Путин: М. Фрадков, В. Зубков, Д. Медведев, — указывает на то, что настоящий путинский глава правительства должен быть полностью политически зависим от президента.

В-четвертых, любой альтернативный премьер (А. Кудрин, С. Шойгу и др.) сразу же по факту назначения станет источником надежды для значительной части элит и весомым политическим сигналом для части народа, что само по себе обострит борьбу за престол-2018. К чему глава государства едва ли стремится. Он не хочет раньше времени становиться «хромой уткой», равно как и превращаться в «плохого президента при хорошем премьере». Д. Медведев же источником надежды давно уже не является. И не станет им вновь (как в 2008-м).

В-пятых, политический стиль и логика В. Путина показывают нам, что этот тип властителя стремится принимать важнейшие решения в последний момент, когда их уже нельзя не принимать, и оставлять себе руки развязанными до самого конца. Следовательно, менять главу правительства надо лишь тогда, когда его уже нельзя не менять. А пока ситуация для президента не выглядит столь критической, а подобная постановка вопроса — абсолютно своевременной.

В-шестых, отдельные кадровые перестановки в кабинете министров могут служить компромиссной заменой отставки правительства в целом.

В-седьмых, Д. Медведев остается для В. Путина политическим сыном, и как бы сильно порой ни было недовольство правительством со стороны президента, глава государства не желает своему сыну-премьеру зла. Поставить не вполне разумное дитя в угол/на горох — это одно. Убить (пусть даже только политически) — совсем другое.

Также не следует забывать, что г-н Медведев ныне не просто премьер, но еще и председатель партии «Единая Россия». Следовательно, отправив в отставку кабинет, г-н Путин вынужден будет задуматься и о замене главы «партии власти», а это лишние хлопоты».

Но и еще один, дополнительный, убойный аргумент, вполне подходящий для светской хроники скорее, чем для политологического исследования. Оказывается, по версии Белковского, Медведев перемещается из дома (загородной резиденции) на работу (в Белый дом) по воздуху — как Змей Горыныч или Баба-яга. Но не самостоятельно и не в ступе, а кортежем из трех вертолетов! Один вертолет — собственно премьера, два — ФСО. Такое, считают авторы доклада ФСБ, не позволено в нашей стране никому, кроме Путина и Медведева. Значит, премьер на своем посту еще поживет — аппаратные детали иногда говорят о слишком многом.

ДАМу припоминают и еще одно болезненное аппаратное поражение в 2013 году — неудачную попытку уволить главу «Российских железных дорог» Владимира Якунина. Дело было в июне: премьер уже совсем было подписал постановление об отстранении 65-летнего железнодорожника. И пресс-служба правительства начала информацию о документе и назначении нового председателя правления РЖД, бывшего губернатора Свердловской области Александра Мишарина распространять. Но не тут-то было. Якунин вдруг обнаружился в «морской резиденции» Путина в Стрельне, близ Санкт-Петербурга. И там очень удачно поел с президентом глухаря, договорившись, что остается на занимаемом посту. А ДАМской пресс-службе пришлось оправдываться, что постановление правительства изготовили и разослали какие-то хакеры из Иркутской области.

История известная. Но Белковский не был бы Белковским, если б не навесил на нее несколько леденящих душу «скрытых» подробностей. Так, он рассуждает о долгой информационной войне против Якунина, которая началась задолго до «отставки» главы РЖД и отнюдь не закончилась после «поедания глухаря». Авторы доклада ФСБ притягивают к антиякунинской кампании и оппозиционера Алексея Навального, и владельца фонда Hermitage Capital Билла Браудера. По их версии, в замене руководства РЖД были и остаются особо заинтересованы некоторые близкие к главе правительства бизнесмены, связанные с крупным логистическим бизнесом в железнодорожной отрасли, а также президент госкорпорации «Российские технологии» Сергей Чемезов. А самому Якунину грозят даже скорым попаданием в новую версию американского «списка Магнитского». Что из этого правда, а что нет, мы, наверное, когда-нибудь узнаем, но нескоро.

Вообще, надо сказать, Билл Браудер вырос в «Русских войнах-2013» до почти инфернальных масштабов. ФСБ приписывает известному инвестору несколько прегрешений, среди которых самые страшные:

— Браудер отчаянно скуп, и всю кампанию по лоббированию «закона Магнитского» в США и Европе якобы вел за чужой счет (складывается впечатление, что деньги Hermitage Capital представляют для г-на Белковского не только теоретический интерес);

— скоро владелец Hermitage начнет продавать места в «списке Магнитского» — а также услуги по «невключению» в список.

Как сможет всего этого добиться бизнесмен, пусть даже очень влиятельный, если «список Магнитского» формируется властями США, доклад Белковского и Ко не объясняет. Похоже, авторам ФСБ несколько затуманили их аналитический взор типично российские способы и приемы «решения вопросов».

Правда, больше, чем Браудеру, внимания в докладе уделено будущим возможным преемникам Путина в 2018 году и их борьбе между собой. ФСБ докладывает нам следующее:

«…памятуя о том, что аналогичная борьба, вышедшая из-под аппаратного ковра в 2005–2007 гг., способствовала деконсолидации элит и определенной дестабилизации государственного организма, г-н Путин пока посылает своему окружению/основным группам влияния сигналы примерно такого содержания: весьма вероятно, что в 2018 году я снова останусь, поэтому не надо выходить на тропу конкуренции за мой престол раньше времени. Однако в условиях перестройки-2 у президента нет достаточных рычагов, чтобы блокировать боевые действия и в принципе исключить муссирование тему преемничества. К актуальным и потенциальным участникам борьбы за престол сегодня относят(ся): упомянутые выше С. Иванов, А. Кудрин; министр обороны Сергей Шойгу; вице-премьер по оборонно-промышленному комплексу Д. Рогозин; до недавнего времени (досрочных выборов мэра Москвы) — С. Собянин».

Притом, по версии Белковского, никто не отменял и неформальный пакт Путина–Медведева, согласно которому ДАМ остается в премьерах как раз до 2018 года, а затем вновь, как и в 2008-м, переезжает в президентское кресло. Верится в это с трудом. Но ясно тем не менее, что борьбы потенциальных преемников мягкой и спокойной не будет. А значит, исследователям «русских войн» предстоит еще работать и работать над любимой темой.

Кстати, в докладе утверждается, что досрочные выборы мэра Москвы в уходящем году нанесли удар по позициям и амбициями Сергея Собянина. Который якобы выиграл слишком неубедительно, чтобы потом претендовать на пост премьера и роль преемника Путина. А главный оппозиционный кандидат Навальный, согласно этой версии, объективно действовал в интересах Дмитрия Медведева и его «группы поддержки», состоящей из чиновников и крупных бизнесменов.

Надо сказать, что общие выводы докладчиков о результатах досрочных выборов мэра стоит процитировать отдельно:

«С. Собянин, получив относительно скромный результат, должен смириться с отказом от далеко идущих амбиций, надежд на пост премьер-министра РФ и позицию преемника-2018 и сконцентрироваться на проблемах города Москвы. В этом смысле группы и кланы, близкие к Д. Медведеву, победили.

Операция «легитимация» провалилась. Было доказано (о чем ФСБ говорит уже не один год), что ограниченная легитимность столичного руководства определяется ситуацией и атмосферой перестройки-2 как таковой, а не той или иной процедурой приведения к власти действующего градоначальника.

А. Навальный сделал решительный шаг в направлении роли и статуса ЕБЛО (единого безальтернативного лидера оппозиции). (Склонность Станислава Белковского к ярким аббревиатурам нередко выводит его за рамки политкорректности. Прим. ред.)

Не только электорат власти, но и активная, оппозиционно настроенная часть российского общества остается заложницей тотального (тоталитарного) сознания. Такое сознание постоянно находится в поиске нового вождя, безальтернативного и безгрешного по определению, которому нельзя и не следует задавать неудобных вопросов (пока он не полностью разочаровал, разумеется). В этом плане А. Навальный играл для большей части своих избирателей примерно ту же роль, что Б. Ельцин в 1989–1991 гг. и В. Путин в первые годы своего правления. Мысль о том, что стране нужна новая политическая культура и новая политическая система, а не очередной хороший (новый) вождь вместо очередного плохого (старого), пока не очень умещается в воспаленной русской голове. И это несколько печально».

Словом, ФСБ не хочет вождизма. Белковский неоднократно и раньше говорил, что правильная постановка вопроса не «если не Путин, то кто?», а «если не Путин, то что?» — парламентская демократия европейского образца. А Навальный может быть в нашем светлом будущем кем угодно, только не президентом с большими полномочиями. Интересно, что почти то же самое сказал Михаил Ходорковский в своем интервью журналу The New Times сразу после освобождения из колонии. Совпадение.

Заметно, что в докладе «Русские войны-2013» немалую роль играет Анатолий Сердюков. Но не только как вероятный крупный коррупционер (следствие еще не закончено) и один из самых скандальных министров путинской эпохи. Но и как последовательный жесткий реформатор, по воле Путина начавший большие, назревшие и перезревшие преобразования в Вооруженных силах. Белковский и Ко пишет: «Назначение топ-налоговика (Сердюков возглавлял Федеральную налоговую службу в 2004–2007 гг.Прим. ред.) министром обороны в феврале 2007 года многими было воспринято как сенсация и едва ли не проявление самодурства Верховного главнокомандующего. Однако в этом решении, бесспорно, была вполне определенная логика. Путин исходил из понимания, что радикальная реформа Вооруженных сил необходима, поскольку российская армия — это фактически войско уже несуществующего государства — СССР.

Миссией Советской армии было удержание глобального мира посредством перманентного ожидания большой войны. С затратами на это ожидание государство не считалось. Армия же постсоветской России, исходя из политических приоритетов/ориентиров государства, ждать большой войны уже не должна. Она предназначена для участия в малых войнах по периметру РФ, а также выполнения полицейских функций в тех случаях, когда для этого недостаточно сил и ресурсов МВД.

Проведение такой реформы, заведомо непопулярной в войсках, мог обеспечить только человекочиновник: 1) извне военной среды, т.е. не связанный ни романтическими воспоминаниями о великом прошлом, ни мафиозными обязательствами перед этой средой; 2) умеющий быть жестким настолько, насколько это необходимо; 3) доказавший на иных фронтах государственных работ свою управленческую состоятельность (что за период работы на посту главы Минобороны так и не удалось С. Иванову); 4) готовый к роли «плохого парня», т.е. фигуры, на которую сыплются все шишки и которая тем самым и таким образом выводит из-под политико-имиджевого удара непосредственно президента страны. По совокупности перечисленных улик и была выбрана кандидатура Анатолия Сердюкова». Экс-министру обороны авторы доклада посвящают и формулировку почти романтическую: «Перефразируя Уинстона Черчилля, можно сказать: если ты что-то отстаиваешь, у тебя неизбежно появляется много врагов». Надо понимать, что на посту шефа военного ведомства А. Сердюков нажил немало влиятельных противников/оппонентов — и почти всех высокопоставленных генералов, и Сергея Чемезова, и Дмитрия Рогозина, и своего предшественника Сергея Иванова. И в определенный час, да еще после ухода Медведева, Сердюков превратился в неверного мужа и крутейшего из российских коррупционеров.

Увенчан новый доклад Станислава Белковского пафосными выводами:

  • Современная Россия живет в условиях монетократии (всевластия денег), роль политических институтов и субъектов в построении механизма власти и ее осуществления вторична.
  • Реальная «горизонталь власти» пришла на смену мифической вертикали.
  • Президент Владимир Путин, которому и друзья, и враги склонны приписывать огромное могущество, во многом является заложником описанной выше модели власти и с каждым днем все менее контролирует ситуацию как в элитах, так и в стране в целом
  • Любой внутриэлитный конфликт в такой ситуации обладает значительным потенциалом нанесения системе критического или, по крайней мере, значительного (ощутимого) ущерба.
  • Страна переживает «грустный» период перестройки-2, при котором тотальное недоверие к самой системе власти (в данном случае — к монетократии и «горизонтали», подобно тому как в конце 1980-х было утрачено доверие к КПСС) как на уровне элит, так и среди народа в целом, сопровождается повышением общего уровня социального пессимизма до критических значений.
  • Судьба политико-экономической системы и страны «РФ» как таковой в этих условиях уже находится вне разумного контроля политических и экономических субъектов».

 

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera