Мнения

Символика первых актов

Агентство, созданное для управления наукой, начало деятельность с поощрения своих сотрудников «за особые условия» их работы

Этот материал вышел в № 8 от 27 января 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юрий БатуринОбозреватель

 

Агентство, созданное для управления наукой, начало деятельность с поощрения своих сотрудников «за особые условия» их работы

Первые акты вновь избранных политиков или созданных организаций всегда имеют символическое значение. Не случайно на выбор содержания такого акта обращается особое внимание.

Например, первый указ президента Бориса Ельцина был посвящен первоочередным мерам по развитию образования в стране. Первый указ и.о. президента Владимира Путина – гарантиям Ельцину и его семье. Но, став президентом вновь в 2012 году, Путин начал с того, что подписал целый пакет указов стратегического характера. Дмитрий Медведев, вступив в должность президента России, первым подписал указ об обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной войны.

Американцы очень гордятся первой поправкой к Конституции США, гарантирующей свободу слова, свободу религии, свободу прессы, свободу собраний и право на подачу петиций. Действительно, повод для гордости есть. Но символической первая поправка стала случайно. Она была третьей по счету среди двенадцати, представленных Конгрессом для ратификации штатам, однако первые две поправки, одна из которых касалась денежных выплат конгрессменам (человеческая природа не меняется!) не были ратифицированы.

Новое ведомство, за которым сейчас установилось пристальное внимание академического сообщества и прессы, неизбежно должно было начать издавать свои приказы с номера первого. И что же мы видим в приказе № 1 Федерального агентства научных организаций? «Об утверждении положений о порядке выплаты ежемесячной надбавки к должностному окладу за особые условия государственной гражданской службы государственным гражданским служащим центрального аппарата Федерального агентства научных организаций и руководителям, заместителям руководителей территориальных органов Федерального агентства научных организаций, о порядке премирования государственных гражданских служащих центрального аппарата Федерального агентства научных организаций и руководителей, заместителей руководителей территориальных органов Федерального агентства научных организаций…» Полностью это непомерной длины название с перечнем разных выплат, занимающее столько же места, сколько первые два абзаца нашей заметки, просто не решаюсь воспроизвести. Но и так все понятно. ФАНО начинает свою деятельность с установления себе дополнительных денежных выплат, точно как попытались американские конгрессмены в Билле о правах. Но конгрессменов поправили. А наших чиновников поправить некому.

Поправлять некому и незачем, потому что в этом и есть символ: «Деньги! Больше денег!! Давай деньги!!!»

Надбавка «за особые условия» установлена Федеральным законом Российской Федерации от 27 июля 2004 года (N 79-ФЗ) «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (ст.50). Но определения особых условий нигде нет, поэтому можно понимать под ними сложность профессиональной служебной деятельности, необходимость выполнения особо трудных и важных заданий, как правило, в условиях, отличающихся особым графиком и режимом работы, а можно - наличие у сотрудников наград, а то и ученых степеней и ученых званий!

Размер надбавки радует душу – кому 100, кому 200 процентов должностного оклада, полагаю, не маленького. Для академического профессора, на чью зарплату не согласится даже секретарша среднего чиновника ФАНО - совершеннейшая фантастика. Но, поразмыслив, мы должны честно признать: есть за что. Попробуем перечислить «особые условия» научной среды, которой теперь придется руководить ФАНО, напрочь отличающие ее от привычной чиновной массы:

  1. Законы развития науки невозможно изменить с помощью федеральных законов;
  2. Результаты будущего открытия никогда заранее не известны, что затрудняет финансирование исследований;
  3.  Никакой научный эксперимент невозможен в срок и в пределах сметы;
  4.  Поведение ученых предсказать нельзя;
  5. Все ученые – профаны, но в разных областях;
  6. Ученые разных специальностей говорят на разных профессиональных языках, не всегда понимая друг друга (необходимо поощрение за знание «иностранных» языков);
  7. Ученые разных профессий (например, физик и археолог) иногда непонятным образом работают над одной темой (общение с кентаврами опасно и полно неожиданностей);
  8. Ученые привыкли к свободе и не желают встраиваться в «вертикаль»;
  9. Ученые имеют свое мнение, часто не соглашаются,  спорят (у них есть даже специальный термин – «дискуссия»);
  10.  А еще –  зубоскалят…

 

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera