Сюжеты

Клин клином…

В Подмосковье уничтожают уникальный природный заказник «Журавлиная родина». Власти объясняют, что это делается для его же сохранности

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 10 от 31 января 2014
ЧитатьЧитать номер
Общество

Наталья Черноваобозреватель

В Подмосковье уничтожают уникальный природный заказник «Журавлиная родина». Власти объясняют, что это делается для его же сохранности

фото Анна Артемьева

Ольга Гринченко — директор заказника, расположенного в Сергиево-Посадском районе. «Журавлиная родина» включена в резервный список Рамсарской конвенции о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение. С заказником «Журавлиная родина» граничит заказник «Озеро Заболотское и его окрестности». Вместе они образуют уникальную экосистему, которая стоит на болотах и формировалась еще в ледниковый период. В прошлом году под видом обеспечения пожарной безопасности властями Подмосковья было решено обводнять местные торфяники.

Для тех, кто не в теме: программа массового обводнения торфяников в Подмосковье возникла после чудовищных пожаров 2010 года, когда главным источником возгорания стали старые разработки торфа. Если торфяники заливать водой, то, понятное дело, они гореть перестанут. «Заболотское» тоже решили обводнять.

Все это Ольга рассказывает мне, развернув на столе карту и показывая места, где уже начались работы. «Здесь в принципе не может гореть лес, — говорит она. — Окрестности Заболотского — это паводковая зона реки Дубны. Каждую весну она заливается водой и до июля остается сильно обводненной и практически непроходимой. Именно поэтому здесь сохраняются редкие виды животных и птиц. Мы просматривали космоснимки, сделанные системой дистанционного мониторинга Firms, и выяснили, что за 12 лет, пока ведется мониториг, здесь ничего не горело. А по утверждению местных жителей, пожаров в этих местах не было лет 30…»

В ноябре прошлого года Ольга, приехав очередной раз в заказник, обнаружила, что здесь начали строить дорогу к «Заболотскому». Пригнали технику, вырубили просеку. Дорога нужна, чтобы подвозить стройматериалы для возведения двухкилометровой (!) дамбы. Дамба перекроет реку Сулать, которая разделяет «Журавлиную родину» и «Заболотское», неизбежно уйдет вода из топей, появятся участки сезонно-сухого торфа и… резко возрастет пожароопасность. Проект предполагает, что из образовавшегося озера можно будет брать воду для тушения пожаров. Видимо, тех, которые и будут спровоцированы стройкой. После этого неизбежно уйдут из этих мест или погибнут редкие птицы.

«Насколько редкие?» — спрошу я у Ольги. Она откроет свою страничку в «Фейсбуке» и, показывая фотографии, расскажет, что страшнее всего ей за белую лазоревку и большого подорлика. Эти птицы занесены в Красную книгу России и международную Красную книгу. Маленькой белой лазоревки экологи в прошлом году насчитали 20 пар, а подорлика — 11. Для поддержания популяции — это самый крайний минимум, птицы уже не находят себе пары в одном виде и скрещиваются с другими. Белая лазоревка и подорлик на грани вымирания, но, если дамбу построят, из этих мест могут уйти и серые журавли, которые живут по соседству. Их здесь 50 пар.

Подорлик (фото Владимир Мельников) и белая лазаревка (фото Игорь Барташов)

Резоны осуществления этого абсолютно бессмысленного с точки зрения пожарной безопасности проекта для Ольги очевидны — очередной распил денег. «Невозможно достоверно подсчитать, сколько гравия нужно засыпать в топкую землю, чтобы провести дорогу для строительства дамбы, а в этой глуши это и проверять никто особо не будет. Эта дорога сквозь глухой лес, в который никто не мог попасть, теперь откроет путь для разного народа: рыбаков, охотников… На пикники начнут ездить, костры жечь. То есть все будет сделано для того, чтобы там, где никогда не было пожаров, — они возникли».

 

Технология распила

Планы по «обводнению» болота в «Заболотском» возникали еще при губернаторе Громове. Потом плавно перешли по наследству к Шойгу, потом к Воробьеву. Старая история реализации патологического проекта оказалась невероятно живуча, несмотря на попытки экологов, в том числе и очень активной «Дружины» из студентов биофака МГУ, донести до властей вредительскую сущность проекта.

Не слышат. Можно, к слову сказать, предположить, почему.

На обводнение торфяников в Московской области предполагалось потратить 6 миллиардов рублей. Сумму распределили на 3 года. До конца 2013-го — последнего года реализации программы, предполагалось обводнить 74 тысячи гектаров торфяников, построить 800 километров лесных дорог, 450 дамб. Единственным исполнителем проектно-изыскательских работ по обводнению торфяников стало ЗАО «Мосстроймеханизация-5», официальным партнером которого является Национальный союз дзюдо, а его председатель Аркадий Ротенберг — давний партнер Путина по занятиям дзюдо. Примечательно, что до получения этого госзаказа «МСМ-5» никогда не занималась мелиоративными работами.

Заболотское озеро (фото Ольга Гринченко)

Новый паспорт

Дамба в «Заболотском» — это мизерная часть огромного проекта с приличным бюджетом. Но и за его освоение бьются смертным боем. Как? Например, выписывают заказнику новый паспорт. Потому что прежний документ однозначно запрещал вмешательство в жизнь живой природы.

Этот новый паспорт был подготовлен по заказу правительства Московской области еще осенью. А в конце ноября из его недр вышло постановление, по которому четыре госзаказника объединялись в один — «Озеро Заболотское и его окрестности». В Положении об образовавшемся заказнике появилась новая норма, разрешающая противопожарное обустройство лесов, в том числе — работы по гидромелиорации. Легализация строительных работ в заказнике завершается в рекордные сроки — за 2 недели проект по обводнению «Заболотского» проходит через профильную комиссию, сводное заключение, государственную экологическую экспертизу, заключение для проведения обводнения. Примечательно, что авторство проекта принадлежит НИИ экологии города. Разработан он специалистами, которые никогда не занимались торфяниками: их просто нет в этом институте.

Командир «Дружины охраны природы» биофака МГУ Вилен Лупачик в декабре прошлого года отправит губернатору Воробьеву письмо, в котором подробно разъяснит, почему образование нового заказника нарушает Федеральные законы «Об особо охраняемых природных территориях» и «Об охране окружающей среды». Еще он укажет на то, что в новом паспорте на заказник допущены десятки грубейших (или намеренных?) ошибок. Например, не указаны 35 видов птиц из Красной книги Московской области и 6 видов из Красной книги России. Зато в паспорте появятся 20 видов растений, которые в этих местах не растут. И еще будет написано, что в этих местах «рекомендуется развивать конный спорт и велотуризм». Этот пассаж («Здесь практически непроходимые топи — какой конный спорт, я, как ученый, теряюсь в таком бардаке…») окончательно подкосит Ольгу Гринченко. А Вилен Лупачик добавит: «Самое парадоксальное, что в радиусе нескольких километров от «Заболотского» есть как минимум три осушенных крупных торфяника, которые действительно нужно обводнять. Например, прошлой весной горел торфяник около деревни Константиново, тушила добровольная пожарная дружина».

В защиту «Заболотского» уйдет письмо в минэкологии Московской области от Государственного биологического института имени Тимирязева. Ученые попросят губернатора сохранить заказник, так как «строительство на болотах дамбы, пруда и дороги нанесет непоправимый ущерб естественным экосистемам».

Центр по проблемам и продуктивности лесов Российской академии наук в лице кандидата биологических наук Е. Тихоновой оценит обводнительную затею в официальном заключении о недопустимости его проведения еще жестче. В частности, будет указано, что «данная местность имеет большое значение в связи с обнаружением многочисленных памятников археологии…, начиная от каменного века и вплоть до раннего Средневековья. Здесь пока сохраняется то, что в других местах безвозвратно утеряно». О профессионализме составителей нового паспорта Тихонова выскажется еще более определенно: «Абсолютное непонимание последствий от вмешательства в сложившиеся природные экосистемы отражает следующая фраза: «Реализация проектных предложений по обводнению… позволит создать нетронутый лесоболотный край, которых не так много осталось». Как можно создать «нетронутый край»?

Попытки получить заключение экспертов, которые проводили экологическую экспертизу проекта, для Ольги Гринченко окажутся безуспешными. Письма в Межрайонную природоохранную прокуратуру, Министерство природных ресурсов и экологии, Общество охраны природы и губернатору Московской области — без ответа.

Единственный официальный ответ во всей этой эпопее принадлежит начальнику областного Управления природопользования С. Гильденскиольду. Настойчивому командиру «Дружины биофака» чиновник ответил, что постановлением правительства Московской области на территории заказника разрешено проведение работ по гидромелиорации; что разработчиком целевой программы является министерство строительного комплекса области. Поэтому все вопросы — к ним. И вообще: «Есть другие мнения, основанные на том, что обводнение торфяных земель увеличит площади кормовой базы и будет способствовать расселению редких видов». Есть еще вопросы?

Местные жители меж тем отправят письмо в Госконтроль минэкологии Московской области с жалобой на то, что строительство дороги к дамбе началось еще до проведения экологической экспертизы, то есть незаконно. Приедут проверяющие, и, по словам Сергея Сорокина — заместителя главы ведомства, по факту незаконной вырубки будет возбуждено уголовное дело.

Варюшкин пруд. Журавли, лиса и олени снятые камерой Bushnell, реагирующей на движение (предоставлено Михаилом Ивановым)

 

Жизнь в лесу

Несколько недель назад Ольга Гринченко с товарищами ездила в те места. Было дело — строили платформы для гнезд подорлика. Делается это так: человек в специальном снаряжении поднимается высоко на дерево и привязывает там сколоченную из досок платформу. На ней по весне птицы смогут свить гнездо. «А что, сами птицы не в состоянии сделать это?» — спрашиваю я. «Молодые, неопытные пары иногда не справляются с этим, и значит, потомства не выведут».

С одной стороны заказника 20 взрослых людей, замерзая и продираясь сквозь топкую грязь, делали все возможное, чтобы следующей весной здесь вывелось несколько птенцов редкой породы. А в нескольких километрах от них стояли вросшие в грязь трактора, лежали бетонные плиты, валялась арматура, одним своим видом демонстрируя тщетность усилий людей, защищающих птиц.

Установка платформы для подорликов (фото Ольга Гринченко)

 

P.S. После двухчасового разговора я спрошу:

— Ольга, а что страшного случится, если белая лазоревка и подорлик исчезнут в Подмосковье?

— С точки зрения обывателя и чиновника — ничего. Мир не рухнет. Но вот раньше в Москве на траве в парках рос и колокольчик, и клевер, а сейчас выживают одни одуванчики…

Редакция «Новой газеты» отправила запрос в министерство экологии Московской области и в администрацию губернатора Воробьева

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera