Расследования

За хищение 124 миллионов бюджетных рублей наказывают по "минималке"

Дело крупной рейдерской группировки, подозреваемой в десятках преступлений, по факту, закончилось ничем

Политика

 

Через неделю истекает срок обжалования решения суда о прекращении производства по уголовному делу о мошенничестве в отношении бывшего налогового инспектора Романа Акишина.

По данным следствия, бывший налоговик Роман Акишин, экс-офицер ФСБ Павел Корольков и столичный бизнесмен Александр Парфенов около десяти лет занимались мошенничеством в Москве и Подмосковье. Три года назад «Новая» уже писала об этой рейдерской группировке. Тогда мошенников арестовали по подозрению в  хищении из госбюджета 124 миллиона рублей и ряде других преступлений.

Впервые правоохранительные органы заинтересовались им еще в начале 2000-х годов, когда он работал младшим инспектором в ИФНС № 5 города Москвы. Молодой инспектор слишком часто инициировал налоговые проверки, а потом сам же их и прекращал. Налоговики начали внутреннее расследование, и Акишину пришлось уволиться. По данным следствия, у мошенников были свои «ноу-хау»: например, процедура ликвидации компаний выгодно отличалась от предусмотренной законом. Акишин мог в считанные дни поставить фирму на налоговый учет в отдаленном регионе, а когда необходимость в коммерческой структуре отпадала, так же мгновенно избавиться от нее. Дружественный налоговый инспектор за небольшое вознаграждение выносил решение о блокировке счета организации, а в банк Акишин представлял поддельное решение налоговой о разблокировке счета. В итоге, налоговая не отслеживала движение денег по счету организации, считая его заблокированным. Схемы Акишина прекрасно работали и налоговые инспекции не были в курсе оборотов принадлежащих группировке фирм-однодневок.

Дело Акишина и его подельников было передано в Лефортовский суд Москвы, но после девяти месяцев судебного разбирательства только Акишин и Корольков получили по 5 лет колонии общего режима. Парфенову дали 4 года условно. В отношении Акишина же завели еще одно уголовное дело. Год назад дело Акишина начал рассматривать Замоскворецкий суд. Главная задача его адвокатов состояла в затягивании дела, потому как в феврале 2014 истекал срок давности совершения преступления.

Сначала Акишина «случайно» этапировали в ярославскую колонию, а в Замоскворецком суде так же случайно этого не заметили и не торопились его возвращать Однако к февралю 2014 года должен был пройти срок давности привлечения Акишина к уголовной ответственности по этому случаю мошенничества, истекало 6 лет с момента. Суд валил вину на ФСИН, тюремщики — на судей, а к рассмотрению уголовного дела никто не преступал.

Надо отметить, что само уголовное дело Акишина довольно простое. Следователи установили, что в феврале 2008 года Акишин потребовал у столичного предпринимателя восемь тысяч долларов за то, чтобы налоговая проверка его компании не выявила нарушений, все доказательства и свидетельства вины Романа Актшина в деле имелись. Само судебное следствие можно было провести за одно заседание: допросить потерпевшего, двух свидетелей, подсудимого и огласить материалы двух томов дела. Иными словами, 2-3 заседаний хватило бы, однако вместо этого было проведено 25 заседаний, причем слушания раз за разом откладывались. То Акишин себя плохо чувствовал, то судья не могла присутствовать на процессе. В Замоскворецком суде слушается много других любопытных дел, например «Болотное», где обвиняемых на заседание приставы иногда вносили на носилках, не обращая внимания на жалобы о плохом самочувствии. Однако в случае с Романом Акишиным судьи не проявляли подобную принципиальность.

А потом выяснилось, что судья Ковалевская, рассматривавшая дело, вдруг собиралась увольняться из Замоскворецкого суда. По закону в случае, если дело перешло к новому судье, начинать его рассмотрение нужно с самого начала. А тут и февраль 2014 года подошел,  уголовное дело прекратили с опережением графика — за один день до истечения срока давности.

В итоге по делу, в котором Акишина, Парфенова и Королькова взяли с поличным, Акишин и Корольков получили минимальные сроки, а Парфенову и вовсе дали условный срок. Уголовное дело о рейдерской группировке в УВД юго-востока столицы сделали «глухарем», и самое крупное дело на 124 бюджетных миллиона рублей, также превратилось в «висяк» в Московской области. Дело же в отношении самого Акишина Замоскворецкий суд прекратил с истечением срока давности.

Однако срок обжалования судебного постановления о прекращении дела еще не истек. И у  Замоскворецкий прокуратуры еще есть время подать представление.

Степан Алексеев

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera