Мнения

Прощание с Украиной

Для того чтобы понять своего ближайшего соседа, России придется по-новому осмыслить собственную историю

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 17 от 17 февраля 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Василий Жарковзавкафедрой политологии МВШСЭН (Шанинки), к.и.н.

 

Россия крайне эмоционально переживает события в Украине. Многих беспокоит, кажется, уже неизбежная потеря не просто некогда «братской республики», но территории, которая в массовом сознании до сих пор воспринимается как часть исторической России...

Фото ИТАР-ТАСС

Россия крайне эмоционально переживает события в Украине. Многих беспокоит, кажется, уже неизбежная потеря не просто некогда «братской республики», но территории, которая в массовом сознании до сих пор воспринимается как часть исторической России. «Украина не Россия» — книгу с таким названием написал Леонид Кучма, пожалуй, самый пророссийский из украинских лидеров последних двух десятилетий. Нам в Москве по-прежнему трудно с этим смириться. Почему? Спроси любого москвича зрелого возраста, кто такие украинцы, и, скорее всего, он почти не задумываясь ответит: «Это такие же русские, только…» Только язык у них какой-то «неправильный», продолжит эту фразу, наверное, каждый второй. Столетиями мы не замечали рядом с собой других. Пусть и очень похожих, но других.

Само название «Украина», «окраина» выглядит странно. Какая окраина, если Киев — мать городов русских? Из школьных учебников мы знаем, что земли полян на Днепре, где течет речка Рось, — колыбель Древней Руси, а земли соседних северян с Черниговом на Десне сейчас зовутся Северской Украиной. Где-то между Киевом и Черниговом произошла добрая половина известных нам былинных сюжетов. Мы, конечно, помним, что история российской государственности началась в 862 году с призвания Рюрика и его варяжской дружины в Новгород. Однако уже через 20 лет князь Олег захватил Киев, который с тех самых пор стал главным городом для князей дома Рюрика. Земли средневековой Руси в какой-то момент оказались поделены между коленами одного княжеского рода, но Киев для Рюриковичей все равно оставался примерно тем же, что Иерусалим для потомков Авраама, Исаака и Якова. Плох был тот русский князь, который не хотел править на берегах Днепра. Между прочим, основатель Москвы Юрий Долгорукий свое прозвище получил потому, что все время тянулся к Киеву из своих далеких суздальских владений.

В XIII веке, аккурат в 1237 году, этот легендарный для нас мир Древней Руси постигло нашествие хана Батыя. Киев и окрестности на столетия пришли в запустение. Так центр стал окраиной, небезопасным малонаселенным местом между Литвой и дикими причерноморскими степями, где до времен Суворова продолжали орудовать тюркские кочевники. Именно здесь, на Днепре, возник особый слой людей — яростные христиане, славяне по языку, многие — шляхтичи со своими гербами, но по отвязности и умению драться — не уступавшие татарам и туркам. Это были запорожские казаки.

Довольно быстро войско Запорожское превратилось в сильную военную и политическую организацию, состоявшую в особых вассальных отношениях с польской короной. Не надо забывать, что именно украинский гетман Пётр Сагайдачный возглавлял поход поляков на Москву в 1618 году с целью посадить королевича Сигизмунда на русский престол вместо воцарившегося пятью годами ранее Михаила Романова. Поход оказался неудачным, а вернувшийся вскоре из польского плена московский патриарх Филарет вспомнил о главной задаче, которая стояла перед российским государством, — вернуть Киев. Старая привязанность Рюриковичей к этому городу давала о себе знать, даже когда на российском престоле оказались их совсем дальние родственники.

Характерно, что до присоединения к России Киев украинскому Запорожскому войску не принадлежал, подчиняясь непосредственно польской короне. В 1654 году Москва предприняла решительный шаг по возвращению древнерусской столицы, пойдя на объединение с войском гетмана Хмельницкого. Едва ли не первым делом на волне военных успехов 1655 года царь Алексей Михайлович стал готовить перенос столицы в Киев. Планам этим так и не суждено было осуществиться. В результате 13-летней войны (1654—1667) и Вечного мира между Россией и Польшей 1686 года Киев таки перешел под юрисдикцию Москвы. Украина же как раз оказалась разделена: левый берег Днепра и Киев на правом отошли к России, остальные земли остались за Польшей, притом что Подолия несколько десятилетий была занята турками. Важными шагами по «воссоединению украинских земель» стали русско-турецкие войны и разделы Речи Посполитой при Екатерине II, когда к Российской империи отошли Северное Причерноморье, Подолия, Волынь, а также присоединение Галиции и Закарпатья — при Сталине, тут уж ничего не попишешь.

Где же все это время были украинцы? Гетманы Запорожского войска, надо сказать, не относились к акту 1654 года о переходе под вассалитет русского царя как к «воссоединению двух народов». Речь шла о смене сюзерена в условиях, когда погружающаяся в кризис Польша перестала выглядеть привлекательным партнером. Выбор новых патронов был достаточно велик: помимо Москвы Турция, под вассалитетом которой неплохо существовали соседние православные Молдавия и Валахия, а также все более усиливающаяся, противостоящая Польше и России Швеция. Тактика гетманов была проста. Поляки давят, проси защиты у Москвы, как Хмельницкий. Москва стала медными деньгами платить — возвращайся в Польшу, как гетман Выговский. Те и другие заключили союз — можно податься к шведам, как Мазепа, все равно окажешься у турок. В глазах русских историков это были страшные «измены», в глазах самих гетманов — нормальная практика бедного вассала. Но вот Петр I постановил назначать гетманов самолично, а Екатерина II и вовсе гетманство упразднила.

На этом история Украины теряется на бескрайних просторах от Бреста до Тихого океана. Трудолюбивые и хозяйственные украинцы оказались незаменимы в большой армии и на больших стройках. Тем временем их страна была заботливо собрана в единое целое теми же самыми тиранами, которые ликвидировали остатки украинской самостийности. И вот теперь — это другая страна. Которая снова ищет партнеров посостоятельнее.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera