Сюжеты

Хитрая девушка Даша, которая едет на Паралимпиаду

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 20 от 24 февраля 2014
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Зоя Ерошокобозреватель

 

С актерами Евгением Редько и Оксаной Коростышевской мы поехали в центр реабилитации «Три сестры», это Щелковский район, неподалеку от деревни Райки. В лесу среди сосен — трехэтажное современное здание. Здесь восстанавливают после инсульта, черепно-мозговых и спинальных травм, переломов шейки бедра и так далее. Ничто не напоминает больницу, скорее хороший западный частный отель.

В фойе собирались ходячие пациенты. Оксана и Женя рассказывали о фильме «Дура», в котором они вместе снимались. Нежный и жесткий фильм.

На эту встречу нас позвала незнакомая на тот момент девушка Даша Задохина, или певица Дария. Вот ей понравилась «Дура», и она решила, что сильные позитивные чувства, которые этот фильм вызывает, могут помочь людям. Еще привозила сюда актера Евгения Миронова, тренера Татьяну Тарасову, актрис Ирину Муравьеву и Марию Голубкину и других.

Даша родилась в испанском городке с дивным названием Площадь Попугаев.

Родители поехали туда погостить у родственников. Ребенок должен был появиться на свет 20 апреля, в день рождения папы, а родился на неделю раньше.

Папа, кстати, ждал мальчика. И ультразвук дважды показывал, что будет мальчик. Папа накупил уже кучу машинок, самолетиков, танков и даже детскую комнату выкрасил в синий цвет.

Сначала отец был в шоке, пацана же обещали! Но едва склонился над новорожденной, та с такой силой дала ему ногой в нос, что он закричал в восхищении: «Наша порода!»

Папа был мастером международного класса по боксу, и в шесть лет Даша уже занималась боксом, потом еще картинг, автогонки, стрельба…

Но главное не это, а Дашин голос! Столь необыкновенный, что маме со всех сторон говорили: «Срочно определяй куда-нибудь дочку учиться пению».

«Мама зацепилась за этот момент, и в три года отдала меня в студию «Меридиан», потом в музыкальную школу. И с детства я играла на трех инструментах — фортепиано, гитаре и саксофоне».

Петь Даша стала раньше, чем говорить. Первую свою песню написала в шесть лет. И с тех пор пишет непрерывно.

Она не прекращала сочинять песни и когда совсем онемела и оказалась неподвижной, и тогда слова в ней не ослабевали, не выхолащивались, и музыка рождалась.

 

Папа умер, когда Даша училась в девятом классе. К тому времени он уже ушел из спорта, занялся серьезным бизнесом. Жена и две дочки ни в чем не знали отказа. Дашина мама все двадцать лет семейной жизни не работала.

«У мамы с папой была грандиозная любовь. Они созванивались друг с другом каждые десять минут. Папа мог уже в третьем классе забрать меня с уроков к себе на деловые переговоры, обучал азам бизнеса. Очень грамотно вел, учил разбираться в людях. А мама занималась со мной музыкой, танцами, языками — английским, итальянским, испанским».

У папы начались серьезные проблемы с бизнесом. Собственно, бизнес у него отняли. И когда папа умер, оказалось, что в семье остались ровно 34 рубля и ни копейкой больше.

Девятиклассница Даша перешла на домашнее обучение и устроилась работать курьером. Потом стала менеджером на фирме у знакомых, подрабатывала в модельном агентстве, давала уроки вокала детям, вечерами танцевала в клубе. «Слава Богу, что не стриптиз!» — признается, смеясь.

На первые заработанные деньги Даша оплатила маме курсы бухгалтера и менеджмента.

«Я просто принесла ей квитанцию об оплате этих курсов и сказала: мама, должна быть какая-то движуха, ты — нормальная умная баба, у тебя все получится, выходи из ступора»

Мама оказалась примерной ученицей на курсах, быстро нашла работу, сначала в фирме, потом на заводе от этой фирмы. Сегодня Дашина мама — бизнесвумен, директор завода.

Даша тоже не отставала. Училась в Гнесинке, потом в ГИТИСе.

В ГИТИСе, на первом же курсе, за компанию с однокурсницей пошла на прослушивание в Большой театр; однокурсница не прошла, а Дашу взяли, и она пела в нескольких спектаклях Большого…

А дальше — полный обрыв.

 

Даша выходила замуж.

Лето, перешла на второй курс ГИТИСа, она влюблена в него, он в нее, и что это за глупости ждать два или три месяца регистрации, договорились в ЗАГСе по блату, что сегодня они подадут заявление, а через два дня их распишут, и самое главное было в том дне — получить благословение любимой Дашиной бабушки, съездили к бабушке в деревню под Домодедовом, получили ее благословение, и на обратном пути в Москву, когда Даша была за рулем…

Авария была страшная. Машина перевернулась несколько раз, и еще сверху упал бетонный столб. От японской «Мицубиси диамант» остался неповрежденным только багажник, все всмятку.

«Первый раз я умерла прямо на месте аварии. У меня отказали легкие, сердце. Но я вернулась».

Может, почувствовала, что приехала мама.

Даша была в коме, и в больнице не знали, что с нею, подключенной к аппаратуре, делать дальше. «Давайте отключим?» — спрашивали врачи Дашину маму. Мама сказала: «Нет! У меня в вашей больнице несколько лет назад умер отец. А теперь вы хотите, чтобы я у вас потеряла дочь?» И стала вызывать вертолет из Москвы. Медицинский вертолет прилетел. Но брать на борт Дашу отказались: «Мы труп не повезем». Мама вызвала реанимобиль.

«И, представляете, по дороге в Москву этот реанимобиль со мной, подключенной к аппаратуре, попадает в аварию. И я падаю с носилок на пол… вот везучая, да?» — смеясь, рассказывает Даша.

Слава Богу, обошлось.

На Полежаевке проезжали мимо городской клинической больницы № 67. Мама даже не знала, есть ли там травматологическое отделение. Она врывается в эту больницу и падает перед врачами на колени. Вот прямо на коленях стоит и умоляет: «Делайте что хотите». И врачи решаются на операцию. Она длится двенадцать часов.

И Андрей очень пострадал в той аварии. Не меньше, чем Даша.

Когда Даша через полтора месяца пришла в сознание, она первым делом позвонила Андрею. Он тогда тоже только что вышел из комы. Но родители Андрея во всем случившемся обвинили Дашу. И с тех пор они больше не виделись.

Четыре с половиной месяца провела Даша в больнице.

«Все это время я училась говорить, тренировалась на слове «мама», обкатывая его со всех сторон».

Песни шли в голове непрерывным потоком.

«Я вот что придумала: мама показывала мне буквы, а я моргала на нужную».

Так из буковок складывались слова, а из слов стихи. А мелодию просто запоминала.

Смеется: «Вот такая я хитрая дев­чонка!»

 

Врачи спасли ей жизнь. И она им очень благодарна. Особенно хирургам: Виктору Борисовичу Заварухину и Дмитрию Николаевичу Дзукаеву.

 

С Женей Редько, Оксаной Коростышевской и тремя ее маленькими дочками приезжаем в гости к Даше. Дашина мама угощает нас суперскими пирогами и рассказывает: «Я уходила на работу, а Даша после больницы училась ползать по квартире. Отвоевывала по миллиметру, по сантиметру пространство свободы. За весь мой рабочий день могла всего лишь проползти по нашей квартире от спальни до кухни. Я приходила в десять вечера с работы, и до пяти утра мы вместе ползали... А в шесть утра я уезжала на работу. Очень боялась за нее. Она скрывала от меня свою боль. Терпела, все терпела. Я думала, ее разорвет от боли. А Даша повторяла мне: «Что ты переживаешь — сейчас все пройдет». И никогда не теряла чувство юмора — рот до ушей всегда».

А потом три года подряд Даша занималась в спортзале. Каждый день с девяти утра до девяти вечера, без выходных.

И если раньше даже руки не могла поднять, то теперь так укрепилась, что с октября прошлого года опять села за руль, водит машину.

И почти все время они с мамой были только вдвоем.

«Моя старшая сестра умерла полтора года назад от рака. Мама — самый близкий мой человек». И после паузы — выделяя каждое слово: «Мама — единственно близкий мне человек».

 

Летом прошлого года Даша пригласила легендарную Татьяну Анатольевну Тарасову в реабилитационный центр «Три сестры» на встречу с пациентами.

Потом Тарасова послушала песни Даши, прониклась голосом Дарии и предложила ей поехать на Паралимпиаду в Сочи. В группе поддержки.

Если ничего не случится и ничего не помешает, певица Дария поедет. И, может, будет там петь. И, может быть, даже на открытии. А сегодня, в понедельник, 24 февраля, будет петь на гала-концерте в «Лужниках».

 

Даша помнила, что было самое страшное, когда она лежала в больнице: никто не оказывал никому никакой эмоциональной помощи.

Поэтому Даша теперь работает над этим пробелом. Через благотворительный фонд «Адели» помогает детям-дэцэпэшникам, бесконечно возится с ними, отдает им деньги от своих благотворительных концертов. И ездит сама и возит людей в центр реабилитации «Три сестры».

Даша знает: сострадание и вправду не очень стойкое чувство. Его надо перевести в действие — иначе оно глохнет.

Вот Даша и переводит.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera