Мнения

Аритмия власти

Ее, как и сердечную аритмию, надо быстро купировать, иначе это приведет к образованию политического тромба и инфаркту государственности

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 21 от 26 февраля 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Владимир Пастуховдоктор политических наук, St.Antony College, Oxford

Ее, как и сердечную аритмию, надо быстро купировать, иначе это приведет к образованию политического тромба и инфаркту государственности


Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»

Вторым Майданом Украина первой из трех бывших славянских республик СССР отсекла советское прошлое. Тем временем, пока мир осмысляет, что, собственно, произошло в Киеве, ситуация там меняется с калейдоскопической быстротой — драма, трагедия, фарс. Как молниеносно развернулась пружина революции и как быстро слилась власть! Впрочем, не все согласны, что это была революция. Ну что ж, спорить об этом можно бесконечно. Случилась ли в России 1917 года социальная революция, или то был большевистский переворот на немецкие деньги? Была ли революцией перестройка и последовавшая за ней ельцинская «движуха», или то был номенклатурно-криминальный переворот?

Так или иначе, революция — это аритмия власти, сбой нормального функционирования государственных институтов и неизбежное в связи с этим выпадение из правового поля. Это как раз то, что сегодня происходит в Украине. Аритмию власти, как и сердечную аритмию, надо быстро купировать, иначе это приведет к образованию политического тромба и инфаркту государственности. Сегодня в Киеве завершился первый акт революции под названием «Делигитимизация старой власти». Сейчас на наших глазах начинается второй акт — «Легитимизация новой власти». То есть, по сути, начинается самое интересное, и теперь хорошо знакомые актеры выходят на сцену с новыми ролями и новым текстом. Они поют гимн новой, свободной Украины.

 

«Ю-Мобиль»

Похоже, у Украины возник реальный шанс приобрести наконец своего собственного Путина. Не все же им смотреть на Россию. Я говорю об этом без всякого ерничанья. Слушая выдающееся по своей эмоциональной силе выступление «леди Ю» на Майдане, я думал о том, что только она и Путин на постсоветском пространстве могут вот так запросто общаться с массой на одной волне. Лукашенко — это немного другое. В нем слишком много советского ностальгического пафоса. Как и следовало ожидать, единственным мужиком в украинской политике оказалась женщина — несгибаемая, умная, артистичная. В Киев вернулась машина для отрывания голов, готовая переехать любого, кто встанет теперь на ее пути, если, конечно, ее не остановят каким-то недозволенным приемом.

В некотором смысле слова Тимошенко должна не проклинать, а благодарить Януковича. Сфабриковав против нее уголовное дело и изолировав ее от Украины на два с половиной года, он посадил «оранжевую принцессу» в политический холодильник, в котором она прекрасно сохранилась, пока все ее соперники старились и дряхлели. То есть своим варварским неумным поступком Янукович подарил Тимошенко вторую политическую жизнь. Она, как героиня ефремовской «Туманности Андромеды», пролежала в анабиозе целую историческую эпоху и полная энергии вернулась на другую политическую планету.

Главный же парадокс состоит в том, что Тимошенко не просто возвращается (это было бы тривиальным актом возмездия). Она возвращается как «третья сила». Еще 3 года назад, когда она сошлась с Януковичем в клинче, Украина задумалась о необходимости найти «третью силу», позволяющую преодолеть это противостояние. Потом Тимошенко не по своей воле изъяли из политического оборота, и Янукович схлестнулся с «новой оппозицией», которая оформилась в конечном счете в странное трио в стиле картины Васнецова «Три богатыря» — Яценюк, Кличко, Тягнибок. Революция нанесла сокрушительный репутационный удар не только по власти, но и по этой тройке. И тут на Майдане появилась Юлия Тимошенко…

Сегодня Юлия Тимошенко — единственный тяжеловес украинской политики, в принципе способный вывести страну из штопора и сохранить Украину как единое государство. Я пока с трудом представляю себе конфигурацию грядущей избирательной кампании — с кем она в этой обстановке будет дискутировать? Собственно, ее избирательная речь уже состоялась на Майдане: вы — лучшие, вы — герои, вы должны оставаться здесь до конца (пока меня не выберут), я — гарант того, что злые политики не отберут вашу победу. В общем-то все уже сказано, добавить к этому нечего.

Проблема состоит в другом: что она будет делать с этими «сотнями самообороны» после своей победы? Так или иначе, Украину в будущем ждет отложенный «вторичный» кризис власти. Потому что анархия — это тяжелое хроническое заболевание, и сама по себе, как простуда, она не проходит. Общество от анархии придется теперь долго лечить, причем, возможно, прибегая не только к терапевтическим средствам, но и к хирургии. Надеюсь, что это лечение не превратится в «ночь длинных ножей» для Украины. Но как настоящий политик Тимошенко умеет не задумываться сегодня над тем, что придется решать только завтра.

 

Песня о сентиментальном боксере

Только в стихах Высоцкого рефери поднимает боксеру руку, которой он не бил. В жизни такого не случается. Виталий Кличко, который некоторое время был европейским лицом украинской политики, может считаться главным проигравшим от Майдана после Януковича. Похоже, Майдан перечеркнул шансы Кличко на президентство, по крайней мере, на ближайших выборах. Однако вряд ли кто-то может это поставить ему в вину (в отличие от Януковича). Он пострадал потому, что проявил разумную политическую умеренность там и тогда, где и когда работает только политическая одержимость. Еще находясь в колонии, Тимошенко нокаутировала его и других «лидеров Майдана», безоглядно поддержав самый крайний и бескомпромиссный сценарий революции. Победивший Майдан встретил Юлю овациями и подверг Кличко остракизму.

Революция живет по закону разжимающейся пружины. Она либо сжата, и тогда все заклинания революцией бессмысленны и бесполезны. Либо революция распрямляется, и тогда она не останавливается, пока не выстрелит весь свой потенциал до конца. В этот момент единственная политическая логика, которая работает, — это логика революции. Все остальное уходит на второй план. Это блестяще понимал Ленин. Вынужденный скрываться от охранки, он метал молниями в своих соратников «записки постороннего», в которых требовал от них бежать впереди революции, а не плестись в ее хвосте. Сто лет спустя это поняла изолированная в Харькове Тимошенко, которая слала из тюрьмы свои гневные послания в Киев, призывая Майдан на штурм власти. Этого не понял Кличко, пытавшийся найти разумный, ненасильственный путь решения проблемы.

В ночь, когда Майдан ждал штурма, на трибуне стоял его полевой командир, странным образом совмещавший функции коменданта Брестской крепости с работой конферансье марафона в прямом эфире. На его месте должен был быть Кличко, но он занимался «политикой». Однако вся украинская политика тогда была сконцентрирована здесь, в этой единственной на земном шаре точке, где Кличко не оказалось. Он должен был в тот момент стоять здесь с микрофоном, несмотря на то что он не разделял радикальные настроения большей части собравшихся там людей. Он предпочел от них дистанцироваться, и это делает ему в определенном смысле честь, но это не помогло ему как политику. Майдан не простил колебаний. И поэтому, пока Майдан стоит на своем месте, у Кличко практически нет шансов стать президентом Украины. Может быть, ему следует пропустить ход, потому что Майданом новая Украина начинается, но она им не заканчивается.

 

Бесславные ублюдки

Разные власти проигрывали разные революции. Но редко кому удавалось сделать это столь трагикомично, как администрации Януковича. В момент развязки он оказался в полной изоляции как внутри страны, так и за ее пределами. На украинском троне правил профессиональный «кидала». Поэтому нет ничего удивительного в том, что его самого, в конце концов, кинули все — и Европа, и Москва. Даже для Украины, которую предательством трудно удивить, масштаб «самострела» в команде Януковича является запредельным и поражает воображение. Апофеозом всего является парламент, который сегодня уничтожает империю Януковича ровно с той же скоростью, с которой он еще пару месяцев назад ее создавал.

После этого возникают сомнения, что сыграет последняя козырная карта Януковича — ставка на сепаратизм и раскол страны. Чисто теоретически для Украины с ее культурно разновекторно ориентированными территориями разделение государства на части представляет, как и для России, наибольшую опасность. Ни один ответственный человек не сможет исключить вероятность такого сценария развития событий. В то же время есть несколько факторов, которые могут сработать в противоположном направлении и удержать страну в рамках ее нынешних границ.

Во-первых, украинские олигархи не горят желанием стать младшими братьями авенов, фридманов или вексельбергов, от которых они и так с трудом отбиваются даже на своей суверенной территории.

Во-вторых, основная часть населения, желающая жить в мире с Россией и требующая уважения к особенностям своей региональной субкультуры (в том числе и к своему родному «суржику» — уникальной смеси русского и украинского языков, на котором говорит юг и юго-восток Украины), не выражает отчетливо стремления воссоединиться с Россией и жить «под Путиным», к которому она относится с подозрением, поскольку традиции украинской вольницы сильны не только на западе страны, но и на востоке.

И, наконец, в-третьих, — и это, возможно, самое главное, — население этих территорий ненавидит свои коррумпированные местные власти ничуть не меньше, чем такие же коррумпированные центральные власти. Как показал опыт Троцкого в борьбе с петлюровщиной, классовая ненависть может бить национальные предубеждения. Если оппозиция, взявшая в свои руки власть, начнет пропагандистскую антикоррупционную кампанию и расскажет «всю правду» о жизни и быте местных воротил политики (для чего захваченные архивы СБУ предоставят много познавательного материала), то вероятность того, что массы и дальше последуют за своими региональными вождями, не очень высока.

Впрочем, судя по тому, как активно присягали «народу» руководители спецслужб в Киеве сразу после отъезда Януковича в Харьков, а также по тому, как дружно делила «силовые портфели» объединенная оппозиция, раздел Украины, который уже произошел на российском телевидении, в реальной жизни пока откладывается. И даже последний патрон у Януковича, которым он разом хотел пристрелить себя и Украину, заклинило.

 

Повелитель мухоморов

Кремль нельзя считать проигравшим в схватке за Украину в традиционном смысле слова. Хотя бы потому, что по большому счету его устраивает любой вариант. Смею предположить, что Путина не связывали с Януковичем теплые дружеские отношения. В то же время с совершенно «понятийной» Тимошенко он всегда находил общий язык. Не берусь утверждать, что замена Януковича на Тимошенко была одной из скрытых от посторонних глаз целей кремлевской политики в Украине. Но то, что такой исход событий просчитывался и не рассматривался как катастрофический, это почти наверняка. Кремль проиграл не битву за Украину, а битву с самим собой по поводу Украины.

Дело в том, что у политики Кремля в отношении Украины начиная с 2004 года было два взаимоисключающих начала. Во-первых, эта политика выстраивалась, исходя из необходимости обеспечения совершенно реальных экономических интересов России, а также исходя из весьма спорных представлений Кремля о ее геополитических интересах. Во-вторых, эта политика строилась, исходя из потребностей внутренней политики России, ориентированной на обеспечение политической стабильности и исключение угрозы «оранжевой» революции. Каждая из этих целей задавала свою систему координат, и поэтому выстроить какую-то единую и адекватную позицию по отношению к Украине Кремлю так и не удалось.

Если в части, касающейся обеспечения своих, пусть иногда и ложно понятых, экономических и геополитических интересов, Россия действовала весьма искусно и рационально, разыгрывая очень сложную шахматную партию руками отнюдь не глупых шахматистов, то в части, касающейся предотвращения «оранжевой угрозы», формирование внешней политики по отношению к Украине оказалось в руках людей, очевидно наглотавшихся «контрреволюционных галлюциногенов». Их участие сделало в конечном счете политику Москвы совершенно иррациональной, обесценило все достижения дипломатов, годами выплетавших кружевную сеть, в которую должна была попасть украинская Жар-птица. Именно поэтому результат выглядит как поражение России, на деле таковым не являясь.

В то время как весь мир не сводил телекамер с Майдана, по российским каналам шла прямая трансляция съезда сепаратистского с востока и юго-востока Украины. Зал был заполнен людьми, которые выглядели так, как будто они и на самом деле объелись советских мухоморов. Если Кремль всерьез верит в то, что он может опереться в своей внешней политике на это сборище ряженых патриотов Украины, то это означает лишь одно: тем, кто формирует кремлевский внешнеполитический курс, тоже не удалось избежать вредоносного воздействия грибов. Проблема с пропагандой всегда заключается в том, что начинается она для того, чтобы оболванить других, но первыми жертвами ее становятся сами агитаторы. В результате, если так пойдет дальше, Путин очень скоро может превратиться из политического стратега в повелителя мухоморов. В этом смысле пример Украины является очень показательным.

 

Оранжевый чум

Российская власть винит во всем происходящем в Украине «оранжевую чуму» и предрекает украинскому народу неслыханные беды. Нет сомнений в том, что Украину ждут очень тяжелые политические и еще более тяжелые экономические испытания, которые Россия при желании может сильно усугубить. В то же время возникает, хоть и призрачная, но все-таки реальная перспектива заново отстроить свою государственность, разорвав пуповину, соединявшую ее до сих пор с советским прошлым. Надо отдать должное украинскому народу, достоинство которого не позволило ему мириться с коррупцией и социальной несправедливостью, к которым так терпимо относятся их соседи. Важно, однако, чтобы новую государственность не стали строить по старым чертежам. В одном из своих обращений из тюрьмы к Майдану Юлия Тимошенко указала, что миссия восставшего народа состоит в том, чтобы переформатировать украинскую власть. Это как раз и пугает, потому что миссией настоящей революции должно быть переформатирование украинского общества, которое и задает параметры власти. Я искренне надеюсь, что вновь отстроенный украинский дом не окажется «оранжевым чумом», в котором лидеры всех недоделанных украинских революций сводят счеты друг с другом. В этом случае аритмия украинской власти грозит стать хроническим заболеванием.

 

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera