Сюжеты

Была ли взятка?

Как делаются громкие уголовные дела, о раскрытии которых потом приятно отчитываться

Этот материал вышел в № 23 от 3 марта 2014
ЧитатьЧитать номер
Общество

Иван Жилинсобкор в Крыму

 

Как делаются громкие уголовные дела, о раскрытии которых потом приятно отчитываться

 

Выступление начальника кировской полиции Сергея Солодовникова на февральской сессии областного Заксобрания положило начало полицейско-преподавательскому скандалу на Вятке.

«Все главные кировские вузы поражены коррупцией, — заявил Солодовников, выступая с трибуны. — За прошлый год нами было задокументировано более ста фактов получения взяток преподавателями за сдачу экзаменов».

Генерал привел и конкретный пример — увольнение 60-летней Елены Кантор с должности завкафедрой высшей математики ВятГУ. Она якобы получила взятку в виде бутылки коньяка от студента, не дотягивавшего до оценки «удовлетворительно».

Спустя два дня после выступления Солодовникова на заседании Закса в редакции кировских СМИ пришло письмо Елены Кантор. Оно заставило усомниться в методах, с помощью которых полицейские вскрывали факты коррупции.

«Меня элементарно подставили, — заявила бывшая преподавательница. — Пакет с алкоголем я обнаружила уже после ухода студента из аудитории. Была ли это взятка? Не факт. Возможно, студент забыл его, а возможно, — оставил его специально. Ведь впоследствии оказалось, что за экзаменом наблюдали сотрудники ОБЭПа».

По словам Кантор, после экзамена к ней подошли двое молодых людей, показали корочки сотрудников полиции и увезли в отделение.

«Мероприятие было без названия: то ли допрос, то ли беседа, ни о каких адвокатах и правах речь не шла, — пишет она. — Следователи задавали вопросы типа: «А что вы делали в такое-то время в таком-то кабинете?» Если я давала «неправильные» ответы, они сердились и говорили: «Пожилая женщина, а врете». Через некоторое время после начала допроса я почувствовала приступ сахарного диабета — наступила слабость, тошнило. Я попросила перенести допрос на следующий день, обещала прийти. Мне отказали. Все это издевательство длилось шесть часов — до девяти вечера. В конце концов я согласилась записать все под их диктовку».

Елену Кантор поддержало студенческое сообщество. «Она даже конфеты не брала — из принципа. А уж брать коньяком при ее-то диабете — это просто глупость. Явная подстава», — написали студенты в обращении на имя уполномоченного по правам человека в Кировской области.

В самом УМВД по Кировской области «Новой» заявили, что с письмом Елены Кантор знакомы, но воспринимать его всерьез нельзя.

— Все мероприятия, осуществляемые сотрудниками полиции, проводятся в полном соответствии с законом, — заявил начальник пресс-службы УМВД Сергей Баранцев. — Письмо Кантор — это письмо человека, которому надо что-то сказать в свое оправдание. Разумеется, никто не пытал ее, заставляя давать показания при плохом самочувствии.

P.S. В скором времени, по словам Баранцева, УМВД опубликует полную информацию обо всех эпизодах коррупции в кировских вузах.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera