Расследования

Следственный эксперимент над человеком

Как выбрать путь закона, если следователь относится к тебе едва ли не как к личному врагу?

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 24 от 5 марта 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Коммерсант, уже запутавшийся в клубке уголовных дел (его обвиняют сразу в четырех преступлениях), встал перед выбором: добиваться справедливости или расставаться с собственным имуществом? Но как выбрать путь закона, если следователь относится к тебе едва ли не как к личному врагу?

В «Новой газете», № 107 за 2013 год («Паленое дело»), мы рассказали историю 60-летнего предпринимателя Владимира Подковырина из Подмосковья.

Коммерсант, уже запутавшийся в клубке уголовных дел (его обвиняют сразу в четырех преступлениях), встал перед выбором: добиваться справедливости или расставаться с собственным имуществом?

Но как выбрать путь закона, если следователь относится к тебе едва ли не как к личному врагу?

Напомню: летом 2011 года на территории базы, принадлежащей ЗАО «Норма» Владимира Подковырина, — полностью выгорели цеха по деревообработке, арендованные ООО «А5» бизнесмена Арама Айрапетяна.

Версию об умышленном преступлении дознаватели из УВД по Красногорскому району отмели сразу: в деле оказалось слишком много потерпевших (помимо Айрапетяна пострадало имущество прежде всего самого Подковырина).

Уголовное дело по ходовой в таких случаях ст. 168 УК РФ (уничтожение имущества по неосторожности) все-таки возбудили. Но установить виновное лицо не удалось. Дело сначала переквалифицировали на ст. 216 УК РФ (нарушение правил безопасности при ведении строительных работ), а потом прекратили за истечением сроков давности.

Арам Айрапетян, потерявший все свое имущество в результате пожара, публично обвинил в случившемся владельца базы — Владимира Подковырина — и пошел в арбитражный суд с требованием о взыскании убытков на сумму 40 млн рублей, но успеха не добился.

Пострадавший арендатор сначала в суде, а затем в личном разговоре уведомил оппонента: свое наказание тот получит.

Погибнуть за металл

После пожара комплекс полностью отремонтировали, а часть сгоревшего в огне лома металла, до поры лежавшего на базе, была вывезена, чтобы не захламлять территорию.

Гражданское законодательство позволяет владельцам предприятий вывозить чужой металлолом со своей территории и даже обращать его в свою пользу, но правоприменительная практика показывает: это может закончиться спором в суде.

В случае же с Подковыриным все завершилось куда печальнее: материалы для потенциального гражданского разбирательства перекочевали в УВД по Красногорскому району, где вскоре превратились в полноценное уголовное обвинение (сначала в краже — ст. 158 УК РФ, а впоследствии в грабеже — ст. 161 УК РФ).

Так куски железа, уже не представлявшие никакой ценности (по результатам пожарной экспертизы), стали предметом хищения, а их вывоз в неизвестном направлении — событием преступления.

Это дело было возбуждено в июле 2012 года — спустя год после пожара. Реальная же работа началась в середине сентября, когда дело принял к производству старший следователь СУ УВД Красногорского района Денис Аблязов.

Этот молодой майор, к психотипу и профессиональным навыкам которого мы еще вернемся, уже 27 сентября ходатайствовал перед городским судом Красногорска об избрании в отношении Подковырина меры пресечения в виде заключения под стражу. Так Подковырин оказался в СИЗО, откуда узнал о новом деле, возбужденном Аблязовым в ноябре, — по факту хищения электроэнергии у ОАО «Мосэнергосбыт» в период с 2009 года на сумму 22,9 млн рублей.

В конце декабря, сразу после освобождения Подковырина под залог, в отношении бизнесмена было возбуждено очередное дело — по факту принуждения к даче ложных показаний (ст. 309 ч. 2 УК РФ) арендатора коммерческих площадей на базе Олега Кузьмина.

Итого за 3 месяца — три уголовных дела, которые были объединены Аблязовым в одно производство.

Понятно, что советский афоризм «Был бы человек — статья найдется» прекрасно работает в России, но все же: что может быть причиной такого прессинга в отношении Подковырина?

Насколько известно «Новой», когда Подковырин попал под каток красногорского следствия, на него вышел Арам Айрапетян с предложением мирно урегулировать вопрос в обмен на часть активов подмосковного бизнесмена. А активы эти — база в Петрово-Дальнем, земельные участки в Истринском и Красногорском районах, а также квартира в Черногории — могут стоить больших денег.

«Сушите сухари»

Заключение в СИЗО четко расставило приоритеты в круге общения пожилого бизнесмена: часть людей просто перестала выходить на связь, некоторые и вовсе стали давать «обличающие» показания; с Подковыриным остались только самые близкие — супруга да несколько друзей. За что и пострадали — превратились в фигурантов уголовных дел, расследуемых Денисом Аблязовым.

Когда истекли сроки предварительного следствия, стало понятно: полицейская машина, утюжившая все это время Подковырина и его семью, не была неуправляемой — сроки начало продлевать сначала руководство ГСУ ГУ МВД по Московской области, а затем и Следственного департамента МВД.

Следователь Аблязов

О повышенном интересе руководства этих ведомств к делу неоднократно сообщал следователь Аблязов, причем — прямо во время следственных действий. Его наглой откровенностью и воспользовался обвиняемый Подковырин, став записывать все встречи со следователем на диктофон, а также адвокаты, фиксировавшие переговоры с Аблязовым и Арамом Айрапетяном.

Выдержки из полученных аудиозаписей с участием Аблязова мы уже публиковали: на них следователь непринужденно оскорбляет обвиняемого, предсказывает ему финансовое разорение и издевательски рассказывает о своих снах, в которых Подковырина сажают на 14 лет.

Фразы вроде: «Сушите сухари», «От вас всех тошнит» и «Жулик, вас осудят — попомните мое слово» — это традиционный набор слов следователя, периодически перемежающихся с цитированием статей УК и норм УПК.

Несколько раз следователь откровенно объяснял столь странное поведение: мол, дело находится на контроле у начальника ГСУ Александра Воронина, а тот отчитывается наверх перед руководством Следственного департамента МВД.

Резонанс

После публикации в «Новой газете» дело против бизнесмена Подковырина ненадолго было поставлено под надлежащий процессуальный контроль. Свидетельство тому — изменения в позиции ряда госорганов, в частности, Красногорской прокуратуры.

Вот цитата из постановления первого заместителя прокурора Красногорска Кунегина о возвращении дела для проведения дополнительного следствия:

«Доказательствами <…> достоверно не установлена прямая причастность Подковырина к изъятию всего вменяемого ему перечня оборудования (станков. — Прим.) <…> Также достоверно не подтвержден доказательствами размер вменяемого ущерба <…>. По эпизоду о понуждении к даче ложных показаний свидетеля не проверено в полной мере алиби Подковырина о том, что во время преступления он находился в другом месте. Очные ставки между Подковыриным и свидетелями не произведены. Следователем не принято мер к установлению места нахождения Подковырина во время преступления путем использования детализации телефонных соединений <…>. По эпизоду о незаконном потреблении электроэнергии ЗАО «Норма» представленными доказательствами не установлен период, в течение которого происходило неучтенное потребление электроэнергии. В обвинительном заключении отсутствуют сведения о проведении надлежащего, с соблюдением УПК РФ осмотра оборудования на территории ЗАО «Норма» с участием соответствующего специалиста <…>. Достоверно не выяснено, когда и кем организована электрическая цепь, позволяющая потреблять электроэнергию, минуя приборы учета. Вывод следствия о том, что неучтенное потребление электроэнергии осуществлялось с 01.09.2009, основывается лишь на предположениях <…>. Достоверных и достаточных доказательств, а в связи с этим и размере ущерба от незаконного потребления электроэнергии, вмененного Подковырину, представлено не было».

Эта выдержка из постановления надзорного ведомства могла бы легко стать основанием если не для отвода следователя Аблязова от производства по уголовному делу, то как минимум —  для дисциплинарного взыскания сотруднику УВД.

Однако сработал обратный эффект: репризы следователя Аблязова продолжились (однажды он даже провел в собственном кабинете обыск Подковырина, заставив того полностью раздеться: искал диктофон), а контролирующее это дело руководство областного главка отписывалось об отсутствии в действиях своего подчиненного признаков заинтересованности в исходе следствия.

Но это ладно: в конце концов Подковырин рассчитывал, что разобьет всю доказательную базу Дениса Аблязова в суде.

Но в январе нынешнего года история преследования предпринимателя была дополнена новым эпизодом, с которым следствие вышло на арест Подковырина.

Второе дыхание

14 января следователь Денис Аблязов вынес постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Владимира Подковырина по признакам уже знакомой нам ст. 309 УК РФ. По версии следствия, 6 января 2014 года Владимир Подковырин на территории собственной базы угрожал свидетелю Николаю Нестеркину, обещая сделать из него инвалида в случае, если он не откажется от своих показаний по делу о грабеже станков.

Аблязов, возбуждавший дело, в течение четырех часов произвел допрос потерпевшего, трех свидетелей и Подковырина, оформил задержание подозреваемого — и повел его в суд на избрание меры пресечения.

Коллегам следователя стоит у него поучиться: не каждый человек способен выполнить за один день работу, на которую спецподразделения МВД тратят недели, а порой и месяцы.

Это обвинение (как и аналогичное — по факту угроз свидетелю Кузьмину), по мнению защиты Подковырина, было необходимо следствию для одной цели — заключить коммерсанта в изолятор, поскольку статья ст. 309 УК РФ является характеризующей личность. Дескать, как можно оставлять на свободе человека, который угрожает свидетелям по магистральному эпизоду первого дела — о хищении имущества Айрапетяна?

Одно не учел следователь: легенда нового уголовного дела получилась слегка корявой. Согласно материалам следствия, уголовное дело было возбуждено… без заявления о преступлении — в книгу учетов сообщений был внесен рапорт самого Дениса Аблязова, на основании которого он же возбудил дело и принял к своему производству. Более того, не был произведен дополнительный допрос потерпевшего. То есть следователь узнал об угрозах самостоятельно: то ли богатая фантазия, то ли хорошая интуиция…

Не менее любопытно посмотреть и на фигуру самого потерпевшего.

Николай Нестеркин — владелец ООО «Бизон», которое длительное время арендовало коммерческие площади у ЗАО «Норма» Владимира Подковырина.

В суде, где адвокаты Подковырина настаивали на его невиновности, подозреваемый пояснил: после того, как между ним и Айрапетяном возник конфликт, повлекший уголовное преследование, владелец базы в Петрово-Дальнем принял решение не продлевать арендные соглашения с частью потерявших его доверие партнеров. Одним из них и был Нестеркин.

Однако несмотря на решение владельца, Нестеркин на базе остался.

Когда же Подковырин обратился в арбитраж с иском о принудительном освобождении незаконно занимаемых площадей, Нестеркин предъявил документы — два дополнительных соглашения, в соответствии с которыми аренда помещений продлялась на неограниченное время и на безвозмездной основе.

Подковырина насторожил не столько невыгодный для него характер операции (а усмотреть в бизнесмене филантропа с учетом личных отношений с этим партнером сложно), сколько сам вид документа: на месте его подписи стояло факсимиле, а рядом — печать ЗАО «Норма», изъятая следователем Аблязовым еще в сентябре прошлого года.

Подковырин написал заявление в УВД ЦАО Москвы о факте подделки документов и фальсификации материалов арбитражного дела (ч. 2 ст. 327 УК РФ и ст. 303 УК РФ), в котором попросил проверить на причастность к преступлению Арама Айрапетяна, регулярно посещавшего заседания суда и выражавшего поддержку Нестеркину, а также Дениса Аблязова, в сейфе которого должна находиться изъятая печать.

По словам сотрудника прокуратуры ЦАО, куда в прошлом месяце поступили документы из УВД, по заявлению ведется проверка.

Как и еще одна проверка — куда более высокого уровня: ГСУ Следственного комитета по Московской области изучает деятельность Аблязова и Айрапетяна на предмет наличия признаков состава преступления, предусмотренного ст. 286 (превышение должностных полномочий) и ст. 163 (вымогательство) УК РФ.

Представитель СКР подтвердил, что постановление о принятии процессуального решения о возбуждении уголовного дела поступило из областной прокуратуры.

Но Подковырин предполагает:  процесс не может закончиться уголовным делом против столь узкого круга лиц — он уверен, что в его преследовании и желании незаконно завладеть имуществом замешаны высокопоставленные силовики из ГСУ ГУ МВД по Московской области, с чьей санкции следователь Аблязов и позволяет себе множить обвинения и производить сомнительные следственные действия.

P.S. Начальник ГСУ ГУ МВД по Московской области Александр Воронин на запрос «Новой газеты» не ответил.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera