Мнения

Тощий хвост виляет жирной собакой

Открытие украинского кризиса: в информационном обществе — острый дефицит на информацию

Фото: «Новая газета»

Политика

Юрий АрабовПоэт, писатель, сценарист

Весть о русском десанте прилетела в Прощеное воскресенье, а в Чистый понедельник столичная интеллигенция (включая и автора этих строк) начала биться в падучей, ничего не забыв и ничто не прощая.

Фото - Евгений ФЕЛЬДМАН

В начале марта страна встала на уши.

Все знали (думали), что русская армия с бравой песней вошла на Украину, и все думали (знали), что это несправедливо. А те, кто не думал и не знал, решили, что все правильно. Весть о русском десанте прилетела в Прощеное воскресенье, а в Чистый понедельник столичная интеллигенция (включая и автора этих строк) начала биться в падучей, ничего не забыв и ничто не прощая.

Я не смотрю телевидение уже целую историческую эпоху — полтора года назад я взял в руки охотничий нож и перерезал им черный кабель антенны. Но нынче бес попутал — соседи оставили ключ от своей квартиры, чтобы я кормил их кошку, пока они ездят на лыжах в Альпах. И я не устоял — щелкнул кнопкой… Передо мною возник знакомый мне по телевизионному прошлому моложавый человек с бородой, тронутой благородной проседью. За время нашей разлуки он стал еще саркастичнее, еще умнее, еще правдивей. Он и сообщил мне в информационной программе, которую смотрит вся страна, что президент Янукович — ставленник Евросоюза, его тайный агент с миссией рассорить Украину с Россией. Слова моложавого человека находились в прямом противоречии с фактом неподписания тем же Януковичем соглашения с Европейским союзом, после которого Майдан перешел в свою агрессивную фазу. В моем сознании качнулись две маленьких гирьки на подвижных весах: на одной чашечке был факт, на второй — мнение, пришедшее из телевизора. И что перевесило, как вы думаете? Конечно, мнение. Ведь оно эмоционально окрашено, оно вполне человечно и поэтому близко. Пусть оно сродни безумию и находится в противоречии с формальной логикой, что из того? Формальная логика всегда безлична и оттого плачет.

Через день побитый, как собака, бывший президент Украины выступил с пресс-конференцией в Ростове-на-Дону, городе вполне русском. Думаю, что никто из слушавших накануне рассказ про его сговор с Евросоюзом не задал себе вопроса: почему антирусскому агенту дали в России пристанище? Политическое убежище — всего лишь холодный факт, тогда как мнение, пусть и завиральное, жжется огнем и искрит на ветру, как оборвавшийся высоковольтный провод.

Мы находимся в новой ситуации, на особенностях которой нужно остановиться особо. Еще совсем недавно, в советском прошлом, интеллигенция боролась за то, чтобы ее частное мнение было услышано и чтобы мы, интеллигенты, имели право его высказать. Теперь ситуация изменилась — нам скоро придется бороться за безличный факт, очищая его от словесной руды мнения. Ничего более комичного невозможно представить — в продвинутом информационном обществе, какое представляет собой современная Россия, приходится биться за информацию и задыхаться от ее отсутствия. Преграда на ее пути — идеология. Не та, которая навязывается сверху. А та, которая сорной травой прорастает из наших разорванных душ.

Принято думать, что советская Россия была насквозь идеологична. Я сильно в этом сомневаюсь. Прожив в социалистической России около сорока лет, могу заявить с уверенностью аксакала: вегетарианский период советской власти был насквозь антиидеологичен. Это ведь очень странно — по телевизору читают стихи о Ленине и транслируют партийные съезды, а народ сочиняет об этом анекдоты и пьет горькую. Но было именно так. Немногочисленные пропагандисты, повторявшие коммунистические лозунги, назывались карьеристами и вызывали у большинства отвращение, перемешанное с печалью: вот ведь какой солидный с виду человек и какой глупостью занимается!

Взрыв тотальной идеологичности произошел в перестройку. Именно тогда патриоты по-настоящему сцепились с либералами. Уже забытое ныне охранительное «Слово к народу» части российских писателей, с одной стороны, и обнародование министром Бакатиным разведывательных «жучков» в здании американского посольства в Москве — с другой… Именно из этого марева создалась ситуация, в которой мы пребываем сегодня. Ума у нас не прибавилось, а отсутствие извилин вполне заменило квазимышление заранее приготовленными клише и формулами.

На смену одной идеологии, вялой и лишенной внутреннего огня, той, которую называют коммунистической, пришел десяток других. Здесь не только либералы и охранители. Здесь еще и феминизм, зеленые, гей-тусовка, радикальные исламисты и наци — все те, кто за свои взгляды готов порвать другому глотку.

Об интернете, к сожалению, говорить серьезно можно лишь с оговорками. Замысленное как глобальная информационная сеть, киберпространство превратилось в кабинет психиатра, где пациенты изливают свои неврозы, не стесняясь в выражениях. Осуждать их за это нельзя. Можно лишь заметить, что информация о мире в подобном кабинете замещена историей болезни, во всяком случае, в социальных сетях. Черпать из них новости (а этим заняты массы пользователей) — занятие бессмысленное. Хотя новость о повышении температуры интернет-участника и о перерастании шизофрении в паранойю — тоже новость, этого отрицать нельзя.

Особую роль в этом раскладе занимает российское телевидение, точнее, три национальных канала. За дни сидения с соседской кошкой я познакомился с их структурой. С утра показывают гороскопы, жестко программируя день рядового телезрителя. Как гадание на кофейной гуще стало в России признанной «наукой» — это вопрос особый, не вмещающийся в рамки данной статьи. Днем нас утешают кулинарными рецептами и сериалами с расчлененкой, где добро с большими кулаками побеждает зло с кулаками поменьше. А вечером симпатичный молодой человек с короткой прической зэка расскажет о причинах неверных взглядов того или другого протестанта. Протестант, оказывается, подонок и еврей одновременно. Так наши каналы пытаются угодить коллективному бессознательному членов администрации президента РФ, а важные члены, заглядывая в телеэкран, начинают верить в то, что подсказанный ими материал — чистая правда, объективный факт.

Тощий хвост виляет жирной собакой, превращая всю страну, от властей до безработного, в существо иррациональное и потерянное. Царь — далеко, а телеящик — близко, та же Украина черпает из российского ТВ свой искаженный образ и по нему судит о России в целом. Наше телевидение, отказавшись от образовательной и информационной роли, представляет из себя прямую угрозу любому российскому гражданину. Через пару месяцев этот гражданин вывезет свою семью на каникулы в зарубежье и, столкнувшись там с недоброжелательством, вынужден будет расплачиваться за него собственной шкурой. Телевидение не оплатит моральные издержки его отдыха, оно вполне безответственно, работая на себя и на «кабинеты».

Украинский кризис обнажил то, что мы вообще ничего не знаем. В информационном обществе — острый дефицит на информацию. Это явление чисто российское или мировое? Мы не знаем простых вещей: например, есть ли русские войска в Симферополе (введены? когда?). Что за снайперы стреляли в Майдан (были ли? с чьей стороны?). В этом смысле исчезает разница между информацией и дезинформацией. В первые дни весны мы достоверно знали лишь то, что внезапно объявили войсковые учения и так же внезапно их закатали назад. И то, что Совет Федераций дал добро на введение российских войск на иностранную территорию в случае надобности. Много это или мало? Подобным вопросом можно было бы не задаваться совсем, если бы курс рубля не прыгал от новостей (или от мнений вокруг них), как обезьяна, и если бы новая украинская власть не кинулась бы от этой информации (дезинформации?) в объятия НАТО.

         Не могу предугадать, как будут развиваться украинские события. Современная история — быстрый поезд, он может убежать далеко вперед, пока эта статья печатается. Дай бог украинцам заменить «плохих» капиталистов на «хороших» и понять то, что последних не существует в природе. Дай бог русским не разочароваться в славянстве как субстанции, в принципе не способной к демократии. Беру наугад факты (мнения?) из «ленты новостей»: на пророссийском митинге в Харькове началась стрельба, симферопольскую казарму кто-то «взял», а потом так же таинственно «отдал», госсекретарь США Керри пригрозил разрывом дипотношений с Россией (на основе фактов или мнений?)…

Последний вопрос отнюдь не праздный. Нам всем известно, как начиналась Вторая мировая война, — на политической карте мира появилось хищное государство, которое начало аннексировать одну страну за другой. Однако повод для начала мировой бойни в 1914 году менее очевиден. Думаю, что не последнюю роль в развязывании той войны сыграли мнения и интерпретации вокруг события (выстрелов в Сараево), никак не тянущего, по сути, на мировой катаклизм. Интерпретации согнули лидеров стран, лишив их самого главного — разума.

 Похожее происходит сегодня. Общество, свободное от идеологии (см. действующую российскую конституцию), оказывается агрессивно идеологичным. Общество, пронизанное интернетом и телевидением, питается слухами больше, чем в «слепое и глухое» советское время. Общество, израненное внутренними и внешними потрясениями, сползает к войне с завязанными глазами.

         И это уже совсем не смешно.

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera