Сюжеты

Бакалейщики влипли надолго

Абсурдные «маковые дела» подменяют реальную борьбу с оборотом наркотиков

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 35 от 2 апреля 2014
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ольга Боброваредактор отдела спецрепортажей

Абсурдные «маковые дела» подменяют реальную борьбу с оборотом наркотиков

 

PhotoXPressМного пищи для размышления о природе российской законности дают в последнее время знаменитые «маковые дела», во множестве заведенные федеральной службой по контролю за оборотом наркотиков по всей стране.

Суть всех этих дел, если не брать во внимание нюансы, сводится к следующему. Наркополицейские закупают в бакалейных лавках легальный (со всеми необходимыми накладными-сертификатами) кондитерский мак, после чего предъявляют продавцу, владельцу лавки и поставщику обвинение по 228-й статье — за наркотики. Это обвинение подкрепляется экспертизой, проводимой экспертами ФСКН, из которой следует, что на семенах мака в ничтожном количестве (до восьмой цифры после запятой) присутствуют следы веществ опийной группы или — в особо удачных для ФСКН случаях — даже сорные примеси (маленькие частички стеблей или коробочек). Мак (любой его вид, даже «низконаркотический») содержит алкалоиды опия. В микроскопической, иногда даже не поддающейся численному выражению дозе следы этих веществ остаются и на семенах, даже после самой тщательной их очистки.

Логика, которую наркоборцы приводят в обоснование всех этих уголовных дел, сводится к тому, что наркоманы научились из кондитерского мака варить наркотик, и бакалейщики будто бы быстро уловили тенденцию к росту спроса. И теперь специально везут в Россию этот мак, чтобы продавать его наркоманам. (Свой мак в России с 80-х годов не производится.)

Наркоманы, конечные потребители, как правило, в судах не появляются: ну да судам хватает их письменных рассказов о том, как из пакетика мака сварить наркотик. Методику никто не проверяет и не сомневается в ней.

В Армавире судят хозяйку бакалейной лавки, в Воронеже — целую семью, которая занималась выпечкой булок в своем кафе. В Калуге уже засудили продавщицу-пенсионерку, а хозяин палатки, где она торговала, тоже пенсионер, будучи отправленным в тюрьму, пережил там два инфаркта. В Туле — семейная пара: она продавщица в продуктовом, а он ей на машине товар подвозил. Двое детей у них.

Были даже попытки следствия увязать все эти дела в одно: будто бы Россию опутала бакалейная сеть злоумышленников, корнями уходящая в западные страны, — однако что-то они на это не решились. Я хочу верить, что просто побоялись повышать градус абсурда, во всей этой истории присутствующий.

Вот, к примеру, бизнесмен Шилов и группа его партнеров который уже месяц знакомятся со своим делом, расследование которого давно вышло по времени за все законные сроки. Следствие говорит, что всего в деле приблизительно 218 томов. Но сколько точно — никто не знает: до конца они дело не сшили, и вот так запросто выдать 132-й, скажем, том или последний, 218-й, не могут. А что же там, интересно, в деле, отчего оно такое большое? А там счета-фактуры, накладные, сертификаты соответствия на все товары, которыми занималась фирма Шилова (то есть несколько тысяч наименований, вплоть до кошачьего корма), а также рецепты рулетов и булочек с маком.

Вот этим всем следствие занимается почти 2 года. И где-то там, среди всех этих рецептов, потонула информация о том, действительно ли виновен Шилов и его партнеры. Будет ли суд ее доискиваться? Я надеюсь, что все же будет. К тому же, как показывает практика, пока еще не все суды в курсе, что обвинительные приговоры по «маковым делам» так важны для «стратегической безопасности России», как об этом шумит ФСКН.

Приведу такой пассаж из одного недавнего судебного решения:

«О том, что пищевой мак не является наркотическим средством, известно и законодателю, так как ни в одном Постановлении Правительства РФ «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных средств и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации», пищевой мак в перечень указанных веществ не включен, только маковая солома». (Чертановский районный суд Москвы, судья Маркина.)

Честь и хвала судье Маркиной, которая нашла в себе силы продраться через ересь следователя и оправдать обвиняемого в той части, которая касалась мака (а у него там и кроме мака еще был состав). Но вот что интересно: именно этот мак, за который судья Маркина оправдала своего обвиняемого, лег в основу дела Шилова и его партнеров. То есть московская ФСКН арестовала некрупную партию мака (28 мешков) — и стала раскручивать ее поставщика. Теперь розничного продавца оправдали: признали, что, продавая мак, он не продавал наркотики, — а дело Шилова продолжается как ни в чем не бывало. И в рамках этого дела выходит так, что кондитерский мак — это все-таки наркотик.

Или вот еще в Армавире был любопытный случай. Судят мужа и жену, Дмитрия и Елену Болдыревых, торгующих тоже бакалейной продукцией. Вменяют им, конечно, мак, прокурор просит 10 и 11 лет соответственно. А судья берет — и возвращает дело на доследование. Скандал, конечно. Прокурор с позицией судьи не соглашается. Что тут, спрашивается, доследовать, когда и так все понятно? Дело вновь возвращается в суд. И тогда судья Армавирского городского суда Инна Валерьевна Запорожец выносит оправдательное решение. Судью за такое решение, конечно, разносят в прессе, и решение, разумеется, следующая инстанция отменяет по апелляции прокурора.

Однако вот факт: судят Болдыревых сейчас уже в третий раз. И позиции по их вопросу прямо полярные. Прокурор считает, что им надо по 10 и 11 лет сидеть, а судья — что они ни в чем не виноватые.

А на днях Зюзинский районный суд города Москвы отказал сотруднице Пензенского НИИ сельского хозяйства Ольге Зелениной в удовлетворении ее ходатайства. Ходатайствовала Ольга Николаевна о том, чтобы суд обязал следователя выдать ей постановление о прекращении уголовного преследования в отношении нее по статьям 188 и 228-1 (контрабанда и сбыт наркотиков). Следователь прежде отказал, а теперь и суд подтвердил его правоту: «Постановление по прекращению уголовного преследования в соответствующей части в отношении Зелениной не выносилось».

Вот так. То есть преследование по этим статьям прекращено — а соответствующего документа нет.

А меж тем Ольгу Зеленину в августе 2012 года арестовали, и она сидела в тюрьме именно по этим статьям. Якобы в 2011 году, подготовив по поручению директора Пензенского НИИСХ ответное письмо на запрос бизнесмена Шилова о том, являются ли семена мака, к которым цепляется ФСКН, наркотическим средством, — она тем самым пособничала контрабанде наркотических средств. Кстати, «контрабанда» была предотвращена ФСКН еще в 2010 году, за год до появления на свет письма, так испугавшего ФСКН, в котором Зеленина, сама того не подозревая, привела расчеты, которые разрушали базис всех «маковых дел».

Когда Зеленину арестовали, научное сообщество, российское и зарубежное, расшумелось: нельзя сажать ученого за то, что он аргументированно излагает свою позицию. Зеленину пришлось выпустить, а дело против нее — перелицевать. Из него убрали пособничество контрабанде и сбыту наркотиков. Зато вписали ст. 286 УК РФ — превышение должностных полномочий и ст. 210 — пособничество преступному сообществу. Преступное сообщество — это как раз поставщики бакалеи.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera