Сюжеты

Есть такая профессия — мозги промывать

Партия телевидения одержала временную победу. Но патриотический угар не может длиться долго

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 36 от 4 апреля 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Андрей Липскийзам. главного редактора

Партия телевидения одержала временную победу. Но патриотический угар не может длиться долго

Пока остатки журналистского профессионального сообщества России скорбят по окончательному исчезновению общественно-политической тележурналистики и негодуют по поводу ее полной переквалификации в телепропаганду, руководители и передовики индустрии телевизионного зомбирования наверняка довольны своей работой и готовят дырочки на лацканах пиджаков для правительственных наград.

Есть за что: операция по промывке мозгов сограждан проходит успешно. Победа в борьбе между партиями интернета и телевидения, о которой мы писали еще в 2011 году, на данном этапе — за партией ТВ, причем с явным преимуществом. Конечно, еще не вечер, но сегодня это именно так.

На этот невеселый вывод наталкивают результаты очередного опроса «Левада-центра» в связи с событиями на Украине. Опрос проводился 21–24 марта — на пике патриотического восторга сограждан, вызванного завершением операции по присоединению Крыма к России. Результаты опроса, опубликованные в начале этой недели, демонстрируют, как чутко откликаются россияне на те простые мифологемы, которые им предлагаются пропагандой.

Впрочем, вряд ли можно объяснить дружный отклик на предложенные объяснения причин и хода нынешнего российско-украинского кризиса только излишней доверчивостью сограждан к телеящику и податливостью на официальную пропаганду. Похоже, что мастерами промывки мозгов были найдены точки постимперских фантомных болей, а также очаги тоски по широко понятой «справедливости», до сих пор мучающие наших сограждан, нажимая на которые, можно добиться всплеска патриотических эмоций. Впрочем, это — предмет отдельного рассмотрения.

Обратимся к некоторым итогам исследования левадовских социологов (целиком результаты опроса можно увидеть на сайте «Левада-центра» — www.levada.ru), демонстрирующих тем, кто следит за российским телеэфиром, как реакции граждан перекликаются с главными направлениями телепропаганды.

«Власть в Украине нелегитимна» — с этим фундаментальным тезисом пропаганды в двадцатых числах марта в той или иной степени соглашались 73% опрошенных россиян. Лишь 14% не отказали нынешним украинским властям в праве называться таковыми.

К тезису о нелегитимности примыкает и другой — о «неспособности нынешней украинской власти справиться с ситуацией в стране». Он отражает распространенное в провластной экспертной и медийной среде положение о том, что Украина представляет собой так называемые failed state, то есть «несостоявшееся государство», которое не в состоянии защитить своих граждан (а раз так, то эту функцию в отношении представителей «русского мира» должна взять на себя Россия). Несмотря на то, что за последние недели появились признаки постепенного успокоения страстей в регионах, целых 36% россиян уверены, что «внутренние конфликты в стране приведут к гражданской войне». Примечательно, что за две недели до этого, когда страсти действительно кипели, таковых было на 14 процентных пунктов меньше. Получается, что граждане реагируют не на реальную ситуацию, а на виртуальную, показанную электронными СМИ.

В том, что именно «украинская власть несет ответственность за то, что отношения между двумя странами серьезно ухудшились в последние месяцы», сегодня уверены 77% опрошенных. Лишь 3% увидели в этом вину Москвы, несмотря на то, что именно она нарушила суверенитет Украины, а не наоборот.

О вооруженном конфликте. 23% считают вполне возможным военный конфликт между Россией и Украиной, а 53% — «маловероятным» (то есть все-таки вероятным). Понятно, что такой тревожащий вывод вытекает из переплетения постоянных сообщений об акциях в восточных регионах русскоязычных граждан, несогласных с политикой «бандеровского Киева», и сведений об «учениях» российской армии близ этих регионов. Уровень мобилизации зашкаливает: 74% россиян готовы поддерживать руководство России, если военный конфликт между нашими странами все-таки произойдет.

На мобилизационные ожидания указывают и 70% респондентов, считающих, что присоединение Крыма и нынешняя политика в отношении Украины приведут к консолидации российского общества вокруг власти и росту поддержки президента Путина.

При этом большинство российских граждан пребывает в благостном представлении о том, что обретение Крыма и серьезные изменения в отношениях России с внешним миром, являющиеся следствием этой акции, не принятой мировым сообществом, каким-то чудесным образом не должны их коснуться. 36% считают, что они либо не готовы нести часть бремени за присоединение Крыма к России, либо уверены, что это бремя вообще не может как-то затронуть обычных граждан. А 33% заявляют о готовности нести такое бремя «в какой-то мере». Лишь менее трети россиян к несению такого бремени в «полной» или «значительной» мере готовы.

 О том же благодушии и даже гордой самоуверенности говорит и динамика позиции россиян в отношении западных санкций, формирующейся под влиянием пропаганды, доказывающей, что эти санкции — фикция, что они приведут к ущемлению также и западных интересов, а потому Запад на серьезные действия в этой сфере не решится. В последнем опросе лишь 33% обеспокоены тем, что России грозит международная изоляция (две недели назад таковых было 56%). Эти граждане, видимо, не поняли, что Запад принял стратегию не прямолинейного и одномоментного «наказания» России за аннексию Крыма, а постепенного наращивания давления в зависимости от последующего поведения России в отношении Украины. 75% сограждан уверены, что Запад не пойдет на жесткие санкции по «шкурным» соображениям — потому что это, мол, будет угрожать его собственным экономическим интересам. И лишь 20% россиян на сегодня серьезно обеспокоены тем, что реальная изоляция от внешнего мира может отбросить страну на десятилетия назад и перечеркнуть надежды на ее модернизацию.

 Дальнейших успехов достигла антизападная пропаганда. Если в январе 2014 года к США «плохо» и «очень плохо» относились 44% опрашиваемых, то в последнем опросе доля таковых увеличилась до 61%. В отношении Евросоюза эти цифры составляют 34% и 53% соответственно.

 Изменение отношения российского общества к Украине не столь драматично, но и здесь мы видим ту же тенденцию: если в январе 2014 года негативное отношение к Украине декларировали 26%, то сейчас таких 37%. Пока больше половины россиян относится к Украине как к стране и государству «хорошо» или «очень хорошо». Это, безусловно, следствие широких и многочисленных родственных и дружественных связей между гражданами двух стран. Однако никому не известно, сколь долго этот позитивный потенциал будет способен сопротивляться продолжающейся эскалации конфликта и информационной войны. О последствиях возможного вооруженного конфликта на «континентальной» территории Украины даже не хочется рассуждать.

 И последнее. Пропагандистский тезис о том, что Россия «встает с колен», что пора, мол, и силу показать, чтобы нас в мире зауважали, также находит отзвук в результатах опросов. Если еще в феврале 2011 года лишь 51% считал, что Россия имеет большое влияние в мире, то в нынешнем опросе таковых — 70%.

 Что мы видим за цифрами этого тревожащего опроса? Торжество правоты власти? Действенность ее пропаганды? Сплочение населения вокруг «партии и правительства»?

Нам кажется, что мы наблюдаем классический пример «негативной мобилизации» общества, психологически уставшего от жизненных проблем, социальной несправедливости и изнурительного комплекса неполноценности. Внешняя опасность, защита от врага — реального или иллюзорного — это единственное, что способно сплотить предельно атомизированное и несолидарное российское общество, придать ему ощущение значимости в мире.

Общество, в котором много архаических предрассудков, страхов перед неопробованными моделями развития, перед всякого рода «чужаками», в котором не хватает элементарной терпимости и готовности к «опасным» переменам. В период «негативной мобилизации» все эти страхи и комплексы не так тревожат, будучи на какое-то ограниченное время вытесненными идеями патриотического единения.

 Власть в разные периоды и в разных странах подобную «негативную мобилизацию» использовала для укрепления своих позиций и продления своего исторического времени. Только почти всегда срабатывал общественный маятник, и период кратковременного патриотического амока сменялся разочарованием и ростом претензий к тем, кто его спровоцировал и поддерживал. Тем более это актуально для сегодняшнего мира, в котором политическая и экономическая изоляция и выпадение из международного правового поля чреваты для любой страны драматичным отставанием от остального мира, обретением статуса «изгоя» и неизбежным падением уровня жизни. За что граждане спрашивают в конечном итоге не с «враждебного окружения» а с тех, кто у власти внутри. А тогда уже никакая пропаганда не помогает — наоборот, она только раздражает и усиливает реакцию отторжения общества от власти.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera