Сюжеты

Вырыпаевская вакханалия

«Пьяные» в Центре им. Вс. Мейерхольда услышали «шепот Господа в нашем сердце»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 38 от 9 апреля 2014
ЧитатьЧитать номер
Культура

«Пьяные» в Центре им. Вс. Мейерхольда услышали «шепот Господа в нашем сердце»

 

Иван Вырыпаев уже около года рассказывает байку, что «Пьяные» — лучшая из написанных им пьес и что замысел ее появился из желания поиронизировать над актерами, которые на больших сценах напрягают голосовые связки так, как это пристало только умалишенным или пьяным. Познакомиться с новым текстом можно в Центре имени Вс. Мейерхольда (ЦИМ), где 4 апреля состоялась премьера МХТ имени Чехова, перенесенная Виктором Рыжаковым из Дюссельдорфского Шаушписльхауса, — такая вот хитрая цепочка.

В российском варианте осталась та же постановочная команда, что и в Германии, плюс добавился соответствующий актерский состав (в ролях: С. Иванова, И. Золотовицкий, И. Пегова, В. Кищено и многие другие). Каждый из участников мог бы сделать спектаклю кассу, а собранные вместе, они производят эффект разорвавшейся бомбы.

Спектакль начинается с А. Мано-цкова — то есть с его звуковой композиции. Будь в космосе плотная среда, так бы звучали черные дыры и проносящиеся метеоры, так бы трещали звезды и шипели галактики. Музыка хаоса по-своему гармонична, но чудовищно непривычна человеческому уху. Сидящие перед пюпитрами актеры мнут бумагу и пакеты, тарахтят железными цепями, бьющимися об ящик, скрипят пенопластом о зеркало, что-то сыплют, что-то вращают, куда-то гудят. Звуки возобновляются в моменты перехода к каждой следующей сценке. Так поет равнодушная Вселенная. И это ее от начала и до конца спектакля персонажи убеждают в существовании Господа, делая вид, что ведут диалоги друг с другом.

Продолжает начатое композиция М. Трегубовой. Квадратную платформу, наклоненную к залу, раскрашивает сетчатая видеопроекция. Клетки плывут и качаются, у зрителей балкона потихоньку начинается приступ морской болезни, о чем, к счастью, не догадываются зрители партера. В соответствии с концепцией, от сценки к сценке пространство будет все больше загромождаться ненужным хламом. А во второй части платформу опустят, освободят от всего лишнего, зальют водой, по стенам поплывут зеленые разводы отражений. Опьянение достигнет нужной стадии; персонажи, каждый по-своему, вплотную подойдут к veritas in vino.

Тут небольшое отступление. Я до сих пор с ужасом вспоминаю день рождения Вс. Мейерхольда, отмеченный зимой в ЦИМе. Тогда вместо обещанных мини-спектаклей — посвящений юбиляру — зрителям представили в большинстве своем профессионально беспомощные работы, демонстрировавшие, что о Мейерхольде современные режиссеры мало что знают и уж точно диалог с ним никакой не ведут. Чуть ли не единственным светлым моментом тогда оказался театральный фрагмент Вырыпаева, который вышел и честно сказал, что говорить особо нечего, да и времени совершенно нет. А в качестве компенсации за потраченное время открыл секрет своего учителя В. Кокорина: что делать, когда на сцене пустоты больше, чем содержания, —  включить фронтальный прожектор, пустить снег, дым и врубить эффектную музыку. После чего из густой дымки, кажется, под песню The word is not enough, режиссер помахал залу ручкой… и удалился. Было смешно.

Только напившись, они понимают, как подло они живут

Так вот, можно порадоваться, что на сцене театра наконец появилась постановка, оправдывающая его амбициозное название. Отточенная экспрессивная хореография, придуманная Олегом Глушковым, действительно напоминает пластические упражнения первой половины XX века, вошедшие в историю театра как «биомеханика». Герои пьесы, ведя возвышенные диалоги, то и дело по-клоунски падают, цепляются друг за друга, перетекают в новые позы. То становятся марионетками в руках товарищей, то механически повторяют движения, в ином случае вполне бы сошедшие за современный танец. Виктор Рыжаков втиснул свободу пьяного в четкий рисунок мизансцен, заставив забыть о том отвращении, которое обыкновенно возникает при виде уже невменяемого человека. Как результат, все два часа слушаешь речи напившихся в дым персонажей, замерев в дионисийском восторге.

Важно заметить еще одно: сцена в ЦИМе не такая уж большая, и актеры особо не кричат. Поэтому, думается, на самом деле Вырыпаев накачал своих героев не затем, чтобы оправдать то, как они говорят, а чтобы донести, что они говорят. А говорят те же важные вещи, что и в «Танце Дели», «Иллюзиях», «Летних осах…», только на этот раз гораздо убедительнее. В прошлых «душеспасительных» спектаклях драматург уклонялся от прямой проповеди, каждый раз оставляя зрителя в мучительных противоречиях. Но тут он, кажется, нашел наконец то, что искал, — форму, в которой зашкаливающий позитивный пафос не вызывает желания спрятать голову в песок. Как говорит один из героев этой истории: «Словами пьяного вещает сам Бог» — и есть в этой мысли что-то подкупающее.

Если пытаться пересказывать сюжет, что, впрочем, затея довольно бессмысленная, то перед нами восемь разных новелл: четыре — вначале, четыре — в конце. Первая половина спектакля — встреча на улице возле ресторана, затянувшаяся свадебная вечеринка, попойка по случаю годовщины смерти матери и классический мальчишник с проституткой. Сквозные темы, вечные для Вырыпаева, — те же, что и всегда: рак, вегетарианство, вечная жизнь, измены и любовь… Во второй половине персонажи новелл перезнакомятся друг с другом, словно у драматурга начнет двоиться в глазах. Из этих случайных знакомств и родятся новые смыслы. Пересказанные на страницах газет, они показались бы обыкновенными трюизмами, но на спектакле всей нервной системой вдруг ощущаешь их глубину.

«Пьяные» снимают шоры с глаз, заставляют чувствовать мир по-новому. Ритмизированные диалоги и совершенство формы доносят простые идеи приятия жизни, освобождающие от комплекса вины, отчего спектакль производит волшебное психотерапевтическое воздействие. Зрители вместе с актерами слушают «шепот Господа в нашем сердце», возвращают контакт с реальностью и учатся отдавать себя до конца. Жаль только, волшебный эффект, схожий с воздействием алкоголя, почти полностью испаряется на следующий день.

Александра СОЛДАТОВА
Фото Михаила ГУТЕРМАНА

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera