Сюжеты

Космос — Киев — Звездный

Микроинтервью в гомоне русско-украинско-американской ватаги, самим фактом своего радостного единения, доказывающей, что фрагменты нормального мира кое-где сохраняются

Фото: «Новая газета»

Общество

Юрий БатуринОбозреватель

Микроинтервью в гомоне русско-украинско-американской ватаги, самим фактом своего радостного единения, доказывающей, что фрагменты нормального мира кое-где сохраняются


Фото автора

Справка «Новой»

Скворцов Александр Александрович, ст.

Родился 8 июня 1942 г. в Тамбове. Военный летчик. С 1965 г. в отряде космонавтов ЦПК ВВС. В 1967 г. по медицинским показаниям прекратил подготовку к космическому полету.

Сын — Скворцов Александр Александрович, мл. — российский космонавт, в настоящее время выполняет второй космический полет.

Сын — Скворцов Юрий Александрович, военный летчик, в настоящее время работает как специалист гражданской авиации. Гражданин Украины.

— Саша, Саша, слышу тебя, но очень плохо, роуминг украинский, а я в Москве, мы через Киев разговариваем...

Телефонный разговор, каких миллионы. Необычность его заключалась в том, что украинский гражданин Юрий Скворцов, приехавший в Подмосковье, разговаривал со своим братом, прилетевшим на Международную космическую станцию (МКС).

Российские космонавты Александр Скворцов и Олег Артемьев и американский астронавт Стивен Свонсон 28 марта пристыковали свой корабль к МКС и присоединились к японцу Коити Ваката, нашему Михаилу Тюрину и американцу Рику Мастраккио. По традиции в Звездном городке отмечали стыковку. Коллеги-космонавты, родители, дети, друзья — улыбки, рукопожатия, разговоры, тосты… Среди этого шума и гама ваш корреспондент нахально пристал к отцу космонавта — Александру Александровичу Скворцову старшему с расспросами. Вот что он рассказал.

 

— Александр Александрович, как пришла мечта стать космонавтом?

— Мечты, которая появлялась у более позднего поколения ребят, честно говоря, не было. Когда в 1957 году запустили первый спутник, это было потрясающе. Но мы были мальчишками-подростками и не понимали всей значимости произошедшего.

Мы, трое друзей, поступали в геологический институт. Один из нас заболел и не пришел на экзамен. Из солидарности мы тоже не пошли.

Устроился на завод слесарем. В соседнем цехе один парень так увлекательно рассказывал об авиации, что я решил учиться на летчика в ДОСААФ*. Потом поступил в Армавирское Высшее военное авиационное училище летчиков. Занимался в научном обществе курсантов, интересовался самолетами вертикального взлета, даже приходилось читать на эту тему лекции курсантам. Потом служил в Мурманской области, примерно, где и Юрий Гагарин. Однажды вызвали и отправили на медкомиссию в Москву. Оказалось, прошел в космонавты.

— Но мечта не осуществилась, к сожалению…

— Нелепая случайность. В феврале 1967 года после прохождения исследований в сурдокамере врачи обнаружили отклонение в составе крови. Восемь месяцев я проходил исследования в госпиталях, отстал от учебы и не был допущен к сдаче выпускных экзаменов по общекосмической подготовке. Кстати, в тот год мне довелось быть оператором связи на наземном измерительном пункте в предгорьях Алма-Аты во время полета Владимира Михайловича Комарова. Я запомнил его последние слова: «…Сейчас будет разделение…» А дальше он погиб.

Отчислили меня и, как водится, решили: откуда прибыл, туда и вернешься. Но Юрий Алексеевич сказал: «Нет, это неправильно». Взял меня, и поехали мы в Москву. Гагарин был очень рассержен. Когда мы вошли в кабинет (он первый), генерала, я видел, прямо потом прошибло. «Вы неправильно подошли к выбору места службы лейтенанта Скворцова. Вы сейчас предложите ему несколько вариантов в Подмосковье, и какое он выберет, туда и поедет», — сказал Гагарин. Повернулся и сразу вышел. Генерал без сил опустился на кресло. Ведь сам Гагарин!

Жена меня успокоила: «Саша, у нас двое детей, их надо воспитывать». И я все свободное время им посвящал.

— Вы повлияли на выбор старшим сыном профессии космонавта?

— Прямого влияния не было. Но они впитывали в себя нашу летчицкую атмосферу. Да и учились хорошо. Так что естественным образом оба стали военными летчиками. А у Саши, видно, как и у меня судьба — в космонавты попасть. Он ведь здесь родился. Валя Быковская** моего Сашу из роддома забирала, она ему как крестная. Я приехал с работы, а он уже дома. И Юра здесь родился. Между прочим, я как отец и как летчик вижу, что данные у Юры даже повыше, чем у Саши, реакция лучше и спортивнее он. Сейчас он в аэропорту Борисполь заведует службой безопасности полетов.

— Какое чувство Вы испытывали, когда Александр полетел в космос первый раз?

— Я очень хорошо знаю, что это такое — длительное ожидание, тренировки, напряжение, бытовая неустроенность — 13 лет, немалый срок. Но, в конце концов, я увидел, как сын взлетел выше отца. Так и должно быть. И я этому рад.

— Юрий, а Вы? — тут я обратился к брату космонавта.

— Меня переполняет гордость за брата. Он в экипаже играет важную роль — соединяет всех, — я его знаю. И любое задание его экипаж выполнит на отлично!

 


ДОСААФ — Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту.

Быковская Валентина Михайловна — супруга космонавта Быковского Валерия Федоровича

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera