Сюжеты

Он спасал наших солдат

Чеченского правозащитника сажают по надуманному обвинению

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 40 от 14 апреля 2014
ЧитатьЧитать номер
Общество

Вячеслав Измайловвоенный обозреватель

Чеченского правозащитника сажают по надуманному обвинению

 

Руслан Кутаев. Кадр с видеоосмотра следов пыток

10 апреля в Урус-Мартановском районном суде начался судебный процесс над чеченским правозащитником и моим другом Русланом Кутаевым. Его обвиняют в хранении 3 граммов героина. За всю свою 57-летнюю жизнь Руслан никогда не употреблял ни спиртного, ни наркотиков. Даже не курил. Это его принципиальная установка. Он в этом смысле абсолютно нетерпимый к любой зависимости.

«Новая газета» писала о деле Руслана Кутаева («Терапия памяти. Электрошоком», № 23 от 03.03.2014). В преддверии суда, который явно станет резонансным, стоит напомнить.

18 февраля 2014 года Руслан выступил на конференции, посвященной семидесятилетию депортации чеченского, ингушского, балкарского и калмыцкого народов. Его выступление очень не понравилось чеченскому руководству. Вместе с другими организаторами конференции Кутаева вызвали «на ковер» к Рамзану Кадырову. Причем вызвали в такой хамской форме, что Руслан прийти отказался.

А мы, товарищи Руслана Кутаева — космонавт-испытатель, Герой России Сергей Нефедов, помощник депутата Госдумы Вячеслав Мисюра и я, — вообще советовали Руслану уехать из дома. И Руслан уехал к родственникам в селение Гехи Урус-Мартановского района. Здесь его и выследили 20 февраля.

Как рассказывают очевидцы, в дом в селении Гехи ворвались сотрудники полиции в черном камуфляже. Схватили Руслана и, не дав ему одеться и обуться, поволокли в «черный воронок», роль которого исполняла Toyota-Camry. Все было похоже не на задержание, а на похищение. Только через 11 часов после задержания Руслана доставили в РОВД Урус-Мартана, до которого от Гехов всего 10 километров. В РОВД Руслан подписал признательные показания о том, что у него нашли 3 грамма героина.

24 февраля член Совета по правам человека при Президенте РФ Игорь Каляпин смог добиться встречи с арестованным Русланом Кутаевым. Встреча проходила с участием заместителя министра внутренних дел Чечни Апти Алаудинова. Не у каждого обвиняемого в хранении наркотиков такой «почетный эскорт». Хотя присутствие заместителя главы МВД Чечни — не случайно. Руслан Кутаев дал показания (в том числе следователям СУСК Чечни), что заместитель главы МВД Чечни Алаудинов и руководитель администрации главы Чечни Даудов оказывали на него, Кутаева, физическое воздействие. (Гематомы и следы от использования электрошокера были зафиксированы Игорем Каляпиным на видео, медицинское освидетельствование выявило у Кутаева перелом двух ребер.) Руслан под пытками вынужден был дать «признательные показания»…

Уголовное дело по наркоте стало наказанием за непослушание.

«Закрепил» обвинение глава Чечни Рамзан Кадыров, публично, по местному телевидению, назвав Руслана Кутаева другом ичкерийского идеолога Мовлади Удугова, то есть, по сути, Кадыров назначил Руслана Кутаева врагом чеченского народа.

А вот я помню совсем другое.

…Январь 1997 года. Выборы президента Ичкерии Аслана Масхадова. Руководство России их, кстати, признало. На церемонии в Грозном по случаю инаугурации присутствовали многие депутаты Государственной думы России, российский секретарь Совета безопасности Иван Рыбкин и другие. Хорошо помню улыбающегося Рыбкина, заткнувшего уши от беспорядочного автоматного салюта, устроенного боевиками.

Руководство России было очень радо избранию Масхадова, ведь ему — бывшему советскому полковнику, бывшему начальнику артиллерии дивизии в Каунасе — пришлось конкурировать на выборах президента с чеченским поэтом Зелимханом Яндарбиевым и террористом № 1 Шамилем Басаевым. Так что Кремль и все российские силовые структуры были за Масхадова. Начальником штаба избирательной кампании Масхадова был Руслан Кутаев.

Руслан не искал для себя никаких выгод от избрания Масхадова и сразу после выборов уехал из Чечни в Россию. Занимался правозащитной и преподавательской деятельностью, научной работой.

В начале 1997 года Руслан Кутаев вышел на заместителя главного редактора «Новой газеты», депутата Государственной думы Юрия Щекочихина и на меня. И сообщил, что у чеченских бандитов в Ачхой-Мартане находятся четыре пленных российских солдата. «Их надо спасать», — сказал Руслан.

В Ичкерию выехали четверо: Юрий Щекочихин, член Совета Федерации от Псковской области Юрий Шматов, фотокор «Новой газеты» Сергей Кузнецов и я — тогда еще действующий офицер российской армии.

В первой поездке в марте 1997 года удалось вытащить одного солдата, земляка Юрия Шматова. Еще троих этой же командой мы освободили через месяц — в апреле 1997 года при активном содействии заместителя генерального прокурора Михаила Катышева.

Тот самый бандит, который держал наших заложников в масхадовской Чечне, впоследствии стал главой администрации одного из районов Грозного. Совсем недавно переехал в Россию. Все у него хорошо. Бывшие ичкерийские полевые командиры, участники первой и второй чеченских кампаний, с которыми у Кутаева всегда были, мягко говоря, противоречия, с 2005 года и по сей день руководят его родным Ачхой-Мартановским районом.

А что же правозащитник Руслан Кутаев?

Он был неугоден ичкерийским руководителям.

Он неугоден и нынешней чеченской власти?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera