Мнения

«Озеро» и финансовый поток

Западные рынки капитала для российских банков закрываются — значит, пора делить то, что осталось внутри страны

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 41 от 16 апреля 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алексей Полухиншеф-редактор

Западные рынки капитала для российских банков закрываются — значит, пора делить то, что осталось внутри страны

PhotoXPress
 

Если в текущем информационном потоке и есть вещь, которая меня действительно поражает, — то это полное, звенящее молчание российского банковского сектора. Конечно, банкиры не обязаны комментировать политические события и даже их прямое или косвенное влияние на их бизнес — правила игры тут другие. Но вот саму по себе ситуацию, вне причин, по которой она сложилась, как-то оценивать нужно. Потому что банк — вовсе не та хата, которая может быть с краю. Напротив, эта хата может существовать только на пересечении торных финансовых дорог, и если они пустеют, она превращается в руины, причем быстро, как в Помпеях.

Единственный, кто прямо обозначил насущную проблему отечественного банкинга, — глава Сбербанка Герман Греф. В прошлую пятницу он сказал, что даже его банк, не сравнимый с другими кредитными учреждениями в стране, испытывает дефицит ликвидности, то есть нехватку денег, и готов по этому поводу обратиться в ЦБ. «Это связано с дефицитом ликвидности на рынке, с тем, что сегодня альтернативные источники привлечения закрыты. В частности, внешние рынки закрыты. Мы испытываем давление ликвидности», — без обиняков заявил Греф. Он, правда, добавил, что у «Сбера» на черный день есть резерв в размере 600 миллиардов рублей, но ни у кого больше такого резерва нет, а вот дефицит касается всех. И все об этом молчат.

А ведь внешние рынки, закрытые для Сбербанка и прочих титанов, означают, что межбанковский рынок уже работает на одном только «альтернативном» источнике с позывными «ЦБ». Наш мегарегулятор отличается от американской ФРС тем, что он не склонен при каждом удобном случае включать печатный станок, а также тем, что этот станок ни при каком случае не может печатать доллары.

Между тем именно доллар в последнее время пользовался особым спросом. Одни только покупки наличной валюты в первом квартале года составили 19,6 миллиарда долларов. Но ведь это население. Оно купит «зеленые» и спрячет их в матрас (это не наблюдения мизантропа, а данные статистики: валютные депозиты за тот же период времени выросли всего на 400 тысяч долларов). А что делать бизнесу, который обременен валютными кредитами и, хуже, постоянной необходимостью их рефинансировать? И что делать российским банкам, которые в этой пищевой цепи играли роль промежуточного звена: сравнительно дешево брали доллары «там» и сравнительно дорого продавали «здесь»?

Выход для банкиров очевиден: идти за деньгами на Неглинную. Но и тут есть проблема: ЦБ кредитует не просто так, а под залог, общая стоимость которого для отечественной банковской системы конечна и составляет порядка 2,5 триллиона рублей. Совокупный же спрос на ликвидность из этого источника уже в апреле превысил 2 триллиона, и не позднее июня все возможные залоги могут быть исчерпаны. Тогда ЦБ придется либо расширять практику беззалогового кредитования, как это было в острой фазе кризиса 2008 года, либо штамповать отзывы банковских лицензий уже не в порядке упреждения проблем, а по факту.

В нестандартной ситуации, как обычно, открывается простор для эксклюзивных решений. Например, для банка «Россия», попавшего под санкции США, внешние рынки закрыты вполне гласно. Сам банк, чтобы не было соблазна, даже закрыл американские корсчета, так что теперь доллары туда можно принести только в качестве сувенира. Но зато он обзавелся тремя важными клиентами. Два из них — Владимир Путин и Рамзан Кадыров — выполняли скорее функцию промоутеров, потому что на предоставлении им финансовых услуг много не заработаешь. Зато третий клиент, скрывающийся под скромной вывеской НП «Совет рынка», принесет в банк Ковальчуков 2%, причем речь идет о процентах российского ВВП.

НП «Совет рынка» регулирует работу оптового рынка электроэнергии, оборот которого составляет 1,2—1,3 триллиона рублей в год. Платежи проходят через единую расчетную организацию, которой до последнего времени был Альфа-Банк. На таких объемах даже при минимальном размере комиссии, составляющем десятые доли процента, в год можно заработать порядка 4 миллиардов рублей. Все просто: раньше их зарабатывал Альфа-Банк, а теперь будет — банк «Россия», предложивший «лучшие условия». Кстати, в состав НП «Совет рынка» входит государственная ФСК «ЕЭС», а в состав правления этой корпорации — Борис Юрьевич Ковальчук.

Операция прошла бескровно и без лишнего шума, прямо как покорение Крыма. Но в экономике есть еще немало доходных ниш, занятых пока пусть и лояльным, но не прямо аффиллированным с властью капиталом. Не исключено, что их ползучая аннексия составит важный сюжет новейшей экономической истории.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera