Сюжеты

Российской армии почти не видно

Как быстро падает власть на мятежном востоке Украины! Репортаж спецкора «Новой» из Славянска и Горловки

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 41 от 16 апреля 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Территория Донбасса, подконтрольная украинским властям, сжимается под напором сепаратистов. Начиная с субботы города к северу от Донецка один за другим сдаются мятежникам. Местные власти и милиция без особого сопротивления переходят на сторону протестующих. Сотрудники СБУ предпочитают уйти тихо, но оставив в конторах и оружие, и документацию


REUTERS

Территория Донбасса, подконтрольная украинским властям, сжимается под напором сепаратистов. Начиная с субботы города к северу от Донецка один за другим сдаются мятежникам. Местные власти и милиция без особого сопротивления переходят на сторону протестующих. Сотрудники СБУ предпочитают уйти тихо, но оставив в конторах и оружие, и документацию.

Сжимается кольцо вокруг Донецка. Сначала стотысячный Славянск, 150-тысячный Краматорск, наконец 270-тысячная индустриальная Горловка поднимают флаги Донецкой народной республики. Столкновения происходят и в Мариуполе — это уже на юге. С востока же Донецк, пока еще контролируемый властями Украины, подпирают мятежники Луганской области — формально власть здесь ими еще не захвачена, но на деле Луганщина уже вторую неделю подчинена пророссийским силам, являясь их глубоким тылом и главной базой снабжения. Отсюда, с центрального оружейного склада области, взятого сепаратистами неделю назад, по всему Донбассу развозят оружие и боеприпасы. Здесь же, как утверждают чиновники Луганской обладминистрации, выехавшие из города, происходит и формирование «боевых групп народного ополчения» с участием крымских и российских добровольцев.

 

Славянск

Сепаратисты-добровольцы выставили на подъездах блокпосты и удерживают в самом городе здания милиция и СБУ, а в администрации города разместился штаб «вооруженных сил Донецкой республики». С начала волнений в Славянске закрыто большинство заведений, школы и детсады, работают только продуктовые магазины. Мэр города Нелли Штепа объявила еще в субботу на пророссийском сходе жителей, что воля людей для нее главное, и высказалась в поддержку референдума о федерализации Украины — на чем так настаивали на митинге. Но уже утром в воскресенье выяснилось, что Штепы нет в городе — исчезла в неизвестном направлении. Позже она рассказала журналистам, что «действовала тогда, на сходе, вынужденно, чтобы не допустить насилия», а среди вооруженных мятежников большинство — не местные.

Не местные в камуфляже были из Луганска, Донецка и Крыма. Скрывая лица, они рассказывали, что пришли на помощь «славянским братьям». Хотя многие при этом говорили со свойственным россиянам произношением. Появился в городе и «народный мэр» по имени Вячеслав Пономарев — коренастый мужчина в военной форме и с интонацией прапорщика. Тут и там на зданиях начали менять украинские флаги на донецко-республиканский триколор (черный, синий, красный). И, пожалуй, это одна из немногих деталей, отличающих «донецкий кризис» от крымского, — тогда с появлением «зеленых человечков» всюду сразу вывешивали флаги России.

— По интересному совпадению именно здесь, в городе с таким символичным названием, разворачиваются исторические события, — рассказывал народный мэр Пономарев. — Помочь нам отстоять свою жизнь и правду, нам, славянам, хотят люди с разных концов нашей великой Родины….

— Славянцам, — поправили «мэра» в толпе.

— У нас один народ! — продолжал Пономарев.

«Народного мэра» Пономарева, надо сказать, выбрали на сходе граждан количеством примерно в 1,5 тысячи человек. Случилось это в прошлую пятницу, вскоре после захвата пророссийскими активистами здания городской милиции.

Позже мятежники соорудили в городе четыре блокпоста. На каждом — по 40—50 человек, автопокрышки, костры в бочках. Здесь же готовят еду. Женщины в фирменных дождевиках Партии регионов раздавали чай и бутерброды. Мужчины жаловались: «Нет работы, а жрать надо». Бедность Славянска и правда бросается в глаза: разбитые дороги, повсюду стихийные свалки. Последний крупный завод «Славтяжмаш», ориентированный на экспорт в Россию, закрывается и переводит людей в неоплачиваемые отпуска. Ранее закрылся завод ПВХ — бывшие рабочие, перешедшие теперь в сепаратистское ополчение, говорят, что Россия с весны не закупает их полиэтилен. Не работает завод керамических изделий.


REUTERS

Жители подвозят на блокпосты покрышки и еду, пенсионерки несут лекарства. Нас с покрышками возит на пикапе коммерсант Артем, владелец рыбного магазина.

— Народ без денег сидит, никто ничего не покупает, и я так скоро банкротом буду, — негодует Артем. — Они там, на западе, устроили майдан, размахивали в Киеве флагами Евросоюза, а почему мы тут не можем ходить с флагом России, если благодаря России мы тут живем? Это наша земля, и мы имеем право решать, как нам жить!

— Не смущает, что на вашей земле хозяйничают непонятные военные люди?

— С России? Ну, если только с Крыма пацаны тут. Ваши же там, Лавров—Путин, сказали, что не будут армию посылать, я верю, потому что кому еще сейчас верить-то?

Армии здесь и, правда, нет. Зато пару раз в Славянск приезжал военный глухо тентованный КАМаз без номеров. Грузовик направлялся на разгрузку в скрытый от обзора внутренний двор местного СБУ, также захваченный сепаратистами. И всякий раз перед этим церковь на площади Октябрьской революции начинала бить в колокола. Граждане — мужчины, старики, женщины, кто-то с детьми — стекались на звон, где их призывали «усилить кордоны у СБУ», «воспрепятствовать провокациям затаившихся врагов». Люди выстраивались живой цепью вокруг здания и размыкались, встречая грузовик аплодисментами. И снова замыкались, и за их спинами где-то в глубине начиналась разгрузка.

— А что это за грузовик? — спрашивал мужчина лет 60 из «живого коридора». — Может, ведь и диверсанты приехали? Откуда знать.

— Та не, дид, — ответила полная женщина с девочкой лет десяти, тоже стоящей в цепи. — То наши, сброю, видать, возят.

— А мы им зачем тогда? — не понимал никак пожилой мужчина.

— Так для безпеки! Як охорона мы, общее дело, дид, разумеешь?

Позже из здания СБУ группами по трое-четверо выходили люди в военной форме с гранатометами, автоматами и рассредоточивались по городу. Многих забирали таксисты и куда-то увозили.

— Спасибо, гражане! Баррикады уже достаточно укреплены, можно немного отдохнуть! — объявил толпе человек в военной форме через некоторое время.

— Мы призываем Россию не бросать нас в беде, — говорил позже людям на улице Вячеслав Пономарев. — Обращаемся лично к Владимиру Владимировичу с просьбой помочь по мере его сил и возможностей! Сюда к нам киевская хунта направляет танки и солдат, будет геноцид народа Донбасса! Уже сейчас в городе действуют диверсанты из «Правого сектора»…

— Россия! Где же ваши войска? Нас порешат! — перекрикивал мэра какой-то женский пронзительный голос.

Тревога не уходит вообще из города ни на час. Каждый день здесь ожидают украинские войска. Трагические события происходят и в самом городе. Неизвестные расстреляли в воскресенье автомобиль, ранив двух человек и убив одного — по совпадению ополченца из Донецка. Мне удалось пообщаться около больницы с его близкими — приехали две ярко накрашенные девушки-блондинки, одна из них представилась невестой, другая — подругой, еще была пожилая женщина — «близкая знакомая». Заметив журналистов, женщины стали громко плакать.

— Его убили «бендеры»! — кричала блондинка-невеста.

— Наших пацанов, мужей кромсают!

— Вы, Россия, почему молчите, бездействуете?! — накинулась на меня блондинка-подруга. — Где ваши военные? Защитите нас!

— А может, он сам бендеровец? Покажи-ка ксивку, — потребовала пожилая подруга.

Рассматривали внимательно.

— Рубенчик ни в чем не виноват был! Просто шел мимо. Расскажите это всем у себя! Где у вас камера?

— Я газетчик, — говорю.

— Тю, — сказала невеста. — А где телевидение здесь?

— Скажите, а какая у Рубена фамилия?

— Что? — не поняла невеста и перестала плакать.

— Ну, фамилия.

— Как какая? — сказала невеста и повернулась к подруге. — Какая у него фамилия-то?

Подруга достала телефон.

— Оганесян, — говорит.

— Оганесян, — сказала мне невеста и снова заплакала.

Осталось только посочувствовать близким и уйти. Но близкие меня догнали и сообщили, что фамилия погибшего все-таки Ованесян.

— Где здесь СБУ? — спросила меня напоследок невеста. — Надо рассказать народу!

Через пару часов в самом центре рядом с гостиницей «Украина» кто-то взорвал петарду. А еще спустя время — шумовую гранату забросили в местную пиццерию. Впрочем, про петарды стало ясно лишь к утру, до этого же времени жители были уверены, что  уже война и стреляют. Славянск обезлюдел за считаные минуты. Заметно встревоженные ополченцы на баррикадах у ГОВД рассказывали друг другу, что «затаившиеся бандеровцы» ведут отстрел горожан с георгиевскими ленточками… Казалось, еще пару часов в таком режиме или даже пара петард — и «славянцы» взмолятся, чтобы вошла русская армия и навела порядок.


REUTERS

 

Горловка. «Подполковник чего?»

Один из крупнейших городов Донбасса — Горловка — перешел к мятежникам за три часа. По традиции последних дней, перед тем как объявить город «свободным от власти киевской хунты», сепаратисты в первую очередь захватили здание милиции.

Утром в понедельник именно к этому месту пророссийиские активисты призывали собираться жителей города. С флагами ДНР и России люди окружили горотдел и потребовали уйти в отставку мэра Евгения Клепа и начальника милиции Андрея Крищенко. В ответ полковник Крищенко призвал демонстрантов разойтись по домам, «иначе будет действовать законными методами». Люди не послушались и вошли в здание. Активист, вешавший на козырьке здания флаг ДНР, упал, сломав руку. Его, как утверждают активисты, сбросил оттуда сам полковник Крищенко. Вместе с начальником криминальной милиции Германом Преступой он, как жалуются ополченцы, был единственным «решительно настроенным за Украину милиционером».

Разоружив обоих, ополченцы по очереди выводили Преступу и Крищенко из здания, где ждала разъяренная толпа. И каждый из митингующих пытался прорваться к милиционерам и ударить их палкой или кулаком. Удары сыпались с разных сторон. Крищенко быстро довели до «скорой» и уже с окровавленной головой закрыли в кабине. Но и тут проезд ей перегородили неудовлетворенные местью граждане и решили достать полковника обратно, чтобы поставить на колени. Несколько минут люди били в двери и окна «скорой», раскачивали ее, пока командиры из ополчения не решили все же исполнить волю толпы. Но, открыв карету, люди увидели, что Крищенко уже стоит, опав без сил, на коленях. «Скорую» тут же отпустили.

С остальными сотрудниками во внутреннем дворе здания проводил разъяснительную работу неизвестный офицер в военной форме (Сейчас сеть бурлит разоблачениями этого «офицера». Версий много: от «одесского провокатора» до «местного бандита, крышевавшего кладбища» — Прим. ред.). Видео с этим фрагментом выложено на YouTube.

— Я подполковник, — говорит человек в камуфляже без акцента.

— Подполковник чего? — уточняют милиционеры на построении.

— Подполковник российской армии! — объявляет офицер. — С этой минуты начальником ОВД города Горловки назначается Шульженко Александр Федорович (стоит рядом.П. К.). Все его распоряжения выполняются беспрекословно!..

С полковником Шульженко мы встретились через пару часов в актовом зале горотдела, туда же пришел и «народный мэр» Горловки Александр Сапунов. Три часа назад их обоих, уже по сложившемуся канону, избрали на должности люди на пророссийском сходе. Сейчас же народные руководители давали первый брифинг для прессы. В актовом зале собралось несколько репортеров. Заметно уставший Шульженко заявил, что уже получил одобрение от руководства ДНР. До этого он командовал горловским батальоном ППС. Я спросил полковника, знает ли он, почему выбрали именно его.

— Имел, так сказать, давний конфликт с руководством, не поддерживавшим свой народ, — признался полковник. — А мой батальон поддерживал всегда. И в целом в горловской милиции останутся только те, кто поддержит Донецкую народную… — полковник вгляделся на секунду в задние ряды зала и тут же поправился. — То есть наш народ. Вот, скажем так, батальон ППС поддержал полностью….

— То есть те люди, которые не покинули в трудную минуту своего поста и остались с народом? — уточнил с заднего ряда неприметный человек в черной куртке.

— Да-да-да-да, все они оставались верны своему народу и не шли против его воли, — закивал Шульженко. — Сейчас определяемся, кто будет работать на тех должностях, которые многие милиционеры в страхе за жизнь покинули…

— То есть бросили пост и оставили город и людей на произвол? — снова уточнили с заднего ряда.

— Да-да. Думаю, они уже не вернутся.

— Чтобы остаться сейчас служить, надо ли присягать Донецкой республике и отказываться от украинской присяги? — спросил я, помня, как это было в Крыму.

— Вопрос не рассматривается. Мы охраняем общественный порядок, как должны охранять…

— То есть пока не прошел референдум, вы остаетесь верны всем украинским гражданам? — снова подсказали сзади.

— Да-да, мы верны им, — совсем вспотел полковник Шульженко.

— А наблюдали ли вы вооруженных людей из Самообороны? — спросил тогда человек с заднего ряда.

— Никак нет! Ни одного не видел.

— А российских агентов? — спросили репортеры.

Местные журналисты и милиционеры, пришедшие послушать в актовый зал, недовольно зашумели.

— Да кто поверит вот в эту невозможную небылицу? Кто-то там говорит: «Я подполковник российской армии!» Поэтому… Ну разве соответственно бывают такие агенты? — совсем разозлился Шульженко и через минуту ушел из зала.

Человек в черной куртке, развернувшись к окну, набирал в телефоне чей-то номер.

 

Славянск — Горловка

 

Продолжение — онлайн Павла Каныгина из Краматорска читайте здесь.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera