Сюжеты

Рукотворная утечка капитала

Офшорные посредники делают бизнес на доступе к нефтяной трубе

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 42 от 18 апреля 2014
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Офшорные посредники делают бизнес на доступе к нефтяной трубе

РИА Новости

Рост экономики России в 2014 году, по словам министра финансов Силуанова, будет «около ноля» — и это еще оптимистичный прогноз. Понятно, что эта ситуация угрожает стабильности бюджетной системы, главной опорой которой остается нефтегазовый сектор. На наших глазах деофшоризация превращается из модной политической темы в стратегию выживания. Так же как и борьба с коррупцией. Теперь внимание правоохранительных органов должно быть сконцентрировано на очищении ТЭК от коррупционных схем, в том числе имеющих офшорную составляющую.

 

Мелкие шалости

Министр энергетики Александр Новак заявил, что одним из главных принципов работы его ведомства должна быть прозрачность. Что ж, факты действительно как на ладони.

В конце прошлого года Минэнерго объявило на портале госзакупок тендер на закупку 20 автомобилей Audi. Специалисты министерства, которые составляли технические требования к контракту на предоставление услуг №0173100008313000240, знают толк в элитных иномарках. Как ни читай документ, получается, что нужны шесть Audi A8 (вероятно, для высшего руководства) и 14 Audi A6 для «менеджеров средней руки». Стиль — превыше всего: автомобили должны быть выкрашены не просто в черный, а в цвет «черный фантом». Кстати, Audi в России не собирают, в отличие от Mercedes и BMW, которые закупает, например, администрация президента РФ. Какая уж тут деофшоризация, если 210 миллионов бюджетных рублей должны были по определению достаться иностранным производителям.

Вопрос цены, кстати, имел не только этическое значение. Ведь нужно было опубликовать информацию на портале госзакупок раньше, чем Госдума по инициативе ОНФ примет закон, устанавливающий потолок цены для автомобилей чиновников, равный 3 миллионам рублей. Законодателей удалось опередить буквально на неделю. Иначе уже сложно было бы объяснить, почему нужно сверх всякой меры тратить бюджетные средства, да еще и по контракту, который предположительно может исполнить один-единственный поставщик.

Тяга к работе с «эксклюзивным» партнером уже не раз подводила Минэнерго. Например, в 2009–2012 годах ведомство заключало контракты на охрану всех объектов ТЭК на территории страны силами предприятия «Ведомственная охрана», подконтрольного самому Минэнерго. Если бы речь шла только о государственных предприятиях, такую позицию еще можно было бы понять. Но в топливно-энергетическом секторе России присутствует, и значительно, частный капитал, в том числе имеющий иностранное происхождение. Но и частные компании, как следует из приказов Минэнерго, обязаны были заключить контракт только с «Ведомственной охраной», независимо от того, какие услуги и по каким ценам предлагает ФГУП.

Неудивительно, что с требованием отменить эти приказы выступила Федеральная антимонопольная служба, и Минэнерго было вынуждено выполнить ее предписания. Более того, в 2010 году справедливость требований антимонопольщиков признал и Московский арбитражный суд.

Но в 2013 году Минэнерго издало приказ №824, который снова делает ФГУП «Ведомственная охрана» безальтернативным поставщиком услуг для предприятий ТЭК всех форм собственности. На эту ситуацию обратил внимание депутат Илья Пономарев, направивший запрос генпрокурору Юрию Чайке. Тут, очевидно, есть и работа для следственных органов: нужно наконец выяснить, кто и почему из года в год штампует незаконные приказы?

 

Тайный советник

Есть и более серьезные вопросы к Минэнерго, непосредственно связанные с проблемой вывода капитала из российского ТЭК в иностранные юрисдикции. Известно, что основная маржа на нефтяном рынке достается не добывающим предприятиям, которые зарегистрированы на территории России и исправно платят налоги, а трейдерам, традиционно имеющим иностранную, часто офшорную «прописку». Сама по себе эта схема законна, но только в том случае, если в нее не включены чиновники, регулирующие рынок.

Выявить ситуацию потенциального конфликта интересов не так уж сложно. Рынок экспорта углеводородов очень жесткий, и появление на нем новых успешных игроков возможно только при наличии у них серьезных покровителей.

Например, в 2011 году много шума вызвала активность ранее неизвестного трейдера Flontrano, который сумел отбить несколько крупных контрактов у Gunvor, принадлежавшего тогда Геннадию Тимченко. Эксперты отмечают удивительное совпадение: бизнес Flontrano резко пошел на спад, как только эту компанию покинул консультант Михаил Столяров, перешедший на работу в Gunvor.

Кто такой Столяров? В настоящее время — советник министра энергетики. Должность вроде бы необременительная и не связанная с реальными полномочиями. Советник, формально не включенный в структуру министерства, имеет вполне легальную возможность сотрудничать и с частными компаниями — он же не готовит и не принимает решения, а только дает советы.

 

Ищите жену

Но на практике эти советы могут серьезно влиять на бизнес. Просто это влияние оказывается скрытым от общественности — до поры до времени.

 В декабре 2012 года польские СМИ сообщили, что представители российской стороны якобы принуждают местную компанию PKN Orlen работать с двумя нефтетрейдерами — уже известным нам Flontrano, а также Concept Oil.

Вторая фирма, имеющая гонконгскую прописку, заявила о себе на российском рынке так же громко и столь же неожиданно, как и Flontrano. В 2011 году она начала покупать нефть независимых (то есть не связанных с крупными игроками российского рынка) производителей в дальневосточном порту Козьмино. А вскоре расширила бизнес, получив доступ к нефтепроводу «Дружба» — одной из главных артерий, соединяющих российские нефтяные месторождения с потребителями в Европе. Именно с поставками по этой нитке и был вызван скандал, получивший отражение в польских СМИ.

В июне 2013 года Concet Oil заключил крупный контракт с «Башнефтью» — на сумму более 2,3 млрд долларов. Почему крупная компания выбрала себе столь неоднозначного партнера? Возможно, потому, что сделка была одним из условий доступа к «трубе».

Конечно, с формальной точки зрения ни Concept Oil, ни лично Михаил Столяров этот доступ не регулируют. Решения принимаются на уровне руководства Минэнерго.

Но что мешает этому руководству учитывать мнение советника Новака? Теоретически — то, что супруга Михаила Столярова Оксана получала доход от работы в Concept Oil. Это очень похоже на ситуацию конфликта интересов, которая почему-то остается за пределами внимания не только министерства, но и правоохранительных органов. Но их логика, видимо, очень проста: пока президент не устроит очередной разнос, пусть все идет своим чередом. А у Путина руки до каждого конкретного «столярова» не дойдут никогда.

А ведь проблему утечки российского капитала в офшоры невозможно решить без жесткого отделения этого бизнеса от власти. Эксперты не раз отмечали, что полный запрет на заключение сделок с офшорными посредниками будет слишком радикальной мерой, чреватой негативными последствиями для экономики: компании попросту «побегут» из России туда, где государство будет проявлять минимальный интерес к их коммерческой деятельности. Однако, может, стоит зайти с «другого входа» и предпринять серьезные антикоррупционные меры, направленные на борьбу с аффилированностью чиновников, и в конце концов навести порядок хотя бы в одной очень важной отрасли — российской энергетике. Иначе деньги россиян так и будут уходить из страны вместе с нефтью.

Иван БРАГИН 

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera