Сюжеты

Только правда воспитывает

Про это в Комитете Госдумы по образованию вспомнил лишь один участник дискуссии о содержании учебников истории

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 42 от 18 апреля 2014
ЧитатьЧитать номер
Общество

Про это в Комитете Госдумы по образованию вспомнил лишь один участник дискуссии о содержании учебников истории

На прошлой неделе в Комитете Государственной думы по образованию прошел круглый стол на тему «Российская историческая традиция: содержание учебников истории». Модератором выступил политолог, председатель Комитета по образованию Госдумы Вячеслав Никонов, заодно презентовавший всем участникам круглого стола, включая журналистов, свой объемный опус под названием «Российская матрица».

Учитывая, что Россия — по-прежнему «страна с непредсказуемым прошлым», приходится в каждую эпоху сочинять новый учебник истории, дабы подрастающее поколение могло оценить заслуги перед Отечеством того или иного временщика на российском «престоле». И речь я веду не о том, что в новом учебнике обязательно должен быть отражен образ «лучшего защитника всех русскоговорящих граждан мира», а о том, какой видит историю своей страны именно этот правитель. Не зря же он в последнее время знакомится с книгами по истории государства Российского.

В этом ключе и обсуждалась заданная тема. Участвовали в дискуссии весьма заслуженные и именитые ученые-историки: директор Института всеобщей истории РАН А. Чубарьян, директор Института российской истории РАН Ю. Петров, директор Института этнологии и антропологии РАН В. Тишков и многие другие, включая и учителей-практиков из разных регионов РФ. Профессиональные историки в своих выступлениях, как правило, говорили замечательные вещи. Тем более что круглый стол состоялся не на пустом месте — была подготовлена концепция нового учебно-методического комплекса по отечественной истории, основанная на базе общественно-профессионального обсуждения, проходившего с 1 июля по 30 октября минувшего года. Редакционную группу возглавил академик А.А. Чубарьян. По его уверению, за четыре месяца в адрес авторов проекта поступило более тысячи отзывов и предложений как от ученых и педагогов, так и от заинтересованных лиц. И естественно, что большинство отзывов касалось тем, связанных с историей ХХ века.

Но ход дискуссии задал сам ведущий, В.А. Никонов, через все свое выступление проводивший красной нитью уникальность самого феномена такой страны, как Россия.

Разумеется, собравшиеся в стенах Государственной думы люди, даже обсуждая, каким должен быть учебник по истории России, не могли не упомянуть при этом бурлящую в последнее время сестру-соседку — Украину. Мол, если мы не будем знать истории своей страны, то дойдем до того, до чего дошла Украина (правда, без уточнения, что при этом имелось в виду). Более того, Владимир Жириновский даже повозмущался именно тем, что последующие поколения жителей Украины будут судить о России не по российским учебникам, а по статьям в прессе и в интернете: «Если изучать украинскую прессу, то мы с вами варвары, то мы с вами фашисты, то мы с вами агрессоры. Ребенок читает сейчас где-нибудь в Киеве газеты, и он страшно боится России: оказывается, кругом русские танки, русский спецназ. Сплошная ложь, сплошная ложь...» «Какие же мы варвары?!» — восклицал Владимир Вольфович, при этом не преминув показать свое невежество в вопросах истории и литературы. Мол, что такое Украина? «Письменные памятники показывают, что Древнерусское государство было, и древнерусский народ был, а вот древнеукраинского государства и древнеукраинского народа нет, потому что нет памятников, которые бы показали, что действительно в тех памятниках что-то шло от, казалось бы, наличия такого, существования такого народа…»

Видимо, г-н Жириновский, обучаясь в школе, лихо сбегал с уроков истории и литературы. Иначе он бы знал, что памятники древнерусской литературы (начиная со «Слова о полку Игореве» и кончая былинами) в равной степени принадлежат истории современных России, Украины и Белоруссии (последней — в меньшей степени), потому что размежевание, расхождение трех нынешних восточнославянских языков и народов произошло, по одной версии, в XV в., по другой — в XVI в. Иначе не пришлось бы великому нашему современнику, академику Д.С. Лихачеву «переводить» с древнерусского на современный русский язык то же «Слово о полку Игореве», в котором больше украинизмов, чем русизмов. И это немудрено, поскольку уже давно доказано учеными (в частности, профессором С.Я. Бернштейном), что именно украинский (а не русский) язык сохранил в себе первооснову языка древнерусского.

 

Конечно же, в такой аудитории нельзя было не пнуть и либералов-западников, не радеющих о своем Отечестве. Правда, сделано это было неуклюже. Профессор Петербургского госуниверситета Ю.Я. Фроянов обвинил либералов в том, что они слишком повернуты в сторону Запада: «…Государство должно полностью взять в свои руки подготовку учебника, не обращая внимания на крики, издаваемые либеральной общественностью». При этом профессор Фроянов подчеркнул: «Государство активнейшим образом должно включиться в дело создания нового единого учебника по истории, не перекладывая эту задачу на общественность. Да и какая у нас общественность, позволительно спросить? Консервативная общественность только зарождается. Патриотическая общественность больше шумит, чем занята конкретной работой. Дело делает, к сожалению, до сих пор у нас либеральная общественность. А за последнюю четверть века эта либеральная общественность наделала столько, что пора ее остановить». На что г-н Никонов возмутился: «Довольно удивительно слышать, что либеральная общественность делает дело. Это обычно несвойственно либеральной общественности».

Кстати, еще один неприятный для председателя думского Комитета по образованию инцидент произошел с известным церковным деятелем Всеволодом Чаплиным, который все никак не мог дождаться, когда же ему дадут слово. В результате вынужден был подняться с места и объявить всем, что его сначала не хотели пускать в зал, а теперь не дают слова, которое ему поручил произнести сам патриарх. С выкриком: «То, как организовано мероприятие, — это позор. Господин Никонов, вам стыд и позор!» —  священник покинул зал. Вячеслав Алексеевич даже вынужден был оправдываться: мол, у меня не было заявлено выступление о. Всеволода.

Наиболее интересными были выступления представителей регионов и учителей, ругавших неправильную политику преподавания региональной истории: зачастую содержание региональных учебников по истории своего края в трактовках, в фактуре, в оценках расходится с федеральными учебниками. И расходится в определенном направлении, естественно, в подчеркивании заслуг титульной нации, в подчеркивании неблаговидной роли России и русских в этом регионе. Таким образом, воспитывается, так сказать, местная этническая идентичность, а проще говоря, этнический национализм в ущерб идее общегражданской российской нации. Говорилось и о постыдном сокращении Министерством образования часов преподавания таких предметов, как история и русская литература. И как при этом воспитывать у учеников патриотизм?

По словам доктора филологических наук, главного научного сотрудника Института мировой литературы имени Горького В.Ю. Троицкого, «необходимо разработать систему понятий, и как только мы будем ее разрабатывать, мы сейчас же столкнемся с необычайными трудностями. Потому что одно понятие выдвигает необходимость требования признавать, что не может быть российского народа, а есть народы России. Не может быть российской культуры, а есть русская, татарская, удмуртская и так далее. Потому что признаком культуры является национальная сущность. Как только мы начнем разрабатывать именно эти самые стороны понятий, нам сразу станет ясно, что же в первую очередь надо делать».

 

Звучали предложения сделать учебник истории более позитивным, поменьше писать о трагедиях и поражениях — побольше об истинных героях Отечества. Ирину Яровую, председателя Комитета по безопасности, больше всего возмущала эта, как она высказалась, «упадническая риторика». Она процитировала названия некоторых разделов в современных учебниках: «Слово о погибели русской земли», «И пошел брат на брата», «Пришла беда больше прежних бед», «Мы долго молча отступали», «Россия в огне»… И заключила после этого, что «через психологию такого уныния и такого оправдательного отношения к тому, что сделали предки», невозможно «сформировать гордое и ответственное отношение за свою страну».

На что ей вполне резонно отвечали, что, если есть герои, значит, должны быть и антигерои; если есть победы, должны быть и поражения, иначе это будет не история государства, а миф.

На мой взгляд, самую разумную мысль высказал в своем выступлении Сергей Владимирович Мироненко, директор Государственного архива Российской Федерации, заведующий кафедрой истории России XIX — начала XX века истфака МГУ: «Сегодняшнее обсуждение, как мне кажется, показало достаточно широкий спектр мнений о том, каким должен быть современный учебник истории. И единственное, что здесь не прозвучало, — это слово «правда». Вот, как ни странно, говорили обо всем, говорили о пропаганде, о воспитании, но не говорили, что самое главное — это правда. Ибо только правда воспитывает».

Виктор ВАСИЛЬЕВ,
кандидат филологических наук, член Союза писателей России

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera