Сюжеты

Без коварства, с любовью

Люди и куклы выбраны точно

Этот материал вышел в № 43 от 21 апреля 2014
ЧитатьЧитать номер
Культура

Марина Токареваобозреватель

 

Люди и куклы выбраны точно

«Коварство и любовь» — Петербургский МДТ
Алексей Вертков — Веничка (лучшая мужская роль)
Александра Урсуляк — Шен-Те (лучшая женская роль)

Редкий случай – итоги  двадцатой  «Золотой  маски» в сфере драматического театра и театра кукол оказались точными и в целом справедливыми. Жюри во главе с Адольфом Шапиро, во-первых, имело очень сильный сезон, а во-вторых, желание воздать  всем истинно заслужившим. 

Артисты Александра Урсуляк, сыгравшая брехтовскую Шен-Те, и Алексей Вертков, ставший Веничкой в спектакле «Москва-Петушки», безусловно,  создали выдающиеся работы, в которых видна та,  без скидок,  огромная трата – таланта и сил, которая и создает событие на сцене. И Эра Зиганшина  (лучшая  роль второго плана) сыграла Бабушку в фокинской «Литургии Zero» азартно, лихо, мастерски.

Конечно, лучший спектакль ( мы уже писали об этом), и далеко не только в  сезоне, создал Лев Додин. Режиссер, многие работы которого можно назвать великими прямо сегодня,  поставил Шиллера так свежо, тонко и остро,  с такими поразительными актерскими работами, что его «Коварство и любовь» можно счесть идеальным спектаклем.

Но лучшим режиссером назван  Римас Туминас. И это  тоже, вопреки логике, правильно. Казалось бы, где лучший спектакль, там и лучший режиссер, но Туминас  так уверенно и в целом блестяще ведет свою линию на сцене Вахтанговского, так  интересно  работает с русской классикой – от «Дяди Вани» до «Евгения Онегина», что не отметить этого  жюри просто не могло.

В малой форме победила «Васса» Анатолия Ледуховского («Ведогонь-театр» Москва-Зеленоград); специальные призы получили Юрий Бутусов (то грандиозно мыслящий на сцене, то чрезвычайно  злоупотребляющий  сценическим временем) и спектакль  Тимофея Кулябина  «Онегин» из Новосибирска (пожалуй, единственный надутый жюри «пузырь», не сопоставимый по классу режиссуры с целым рядом спектаклей, не попавших в конкурс). И, наконец, наша премия  (критики) в этот  раз отметила не просто постановочную удачу -  явилась своего рода политическим жестом, ответом профессионального сообщества  крепнущему в стране  провинциально-державному зажиму театральной свободы. Почти единодушно награжден  политический гиньоль (видимо, последний на российской сцене) – «Идеальный  муж» Константина Богомолова.

Кукольники в России,  как правило, волшебники: от Москвы (артисты театра Образцова, создатели «Старой сеньоры – старого сеньора…») до Пензы («Убить Кароля») и Вологды (Борис Константинов - лучший режиссер).

Я рада за  художников Александра Боровского, Александра Шишкина и Марию Данилову – их  класс в  сценографии  и костюмах  год от года  фантастичней. В конкурсе «Эксперимент» лучшей признана «Отдаленная близость» Центра драматургии и режиссуры. С этой номинацией, как правило, у нас труднее всего; и это тоже показатель театральной температуры, но в этом году эксперимент поистине острый - он поставлен московской студией «Круг II» и немецким режиссером Гердом Хартманом. Первый случай в истории фестиваля, когда «Золотую маску» получает работа  особых актеров,  с т.н. ограниченными возможностями. Спектакль поставлен по текстам людей, которых мы привыкли называть сумасшедшими. «Это максимально прямое высказывание от обычно неслышных людей», - говорит режиссер «Круга II» Андрей Афонин. (Репортаж о студии - в ближайших номерах «Новой»).

Лучший зарубежный спектакль - тоже выбран безукоризненно – «За дверью» Люка Персеваля, в который  раз  доказывает, что гуманизм  может обитать на сцене в самых  нелинейных формах.

И теперь номинация, озаглавленная несколько громоздко: «За выдающийся  вклад в развитие театрального искусства».  Зал  Большого театра вставал восемь раз: Галина Волчек, Марк Захаров, (Москва),   Нина Ургант, Олег Басилашвили ( Петербург),  Анна Кузьмина (Якутск), Георгий Обухов (Барнаул), Кларина Шадько (Ульяновск), Эри Класс, Эстония.

Все прекрасно. И  в целом – невзирая  на  нюансы масштабов – бесспорно. Любопытно другое. Лично   я не вспомню, когда Волчек или Захаров, за длинную жизнь в искусстве поставившие массу  сильных спектаклей,  спектаклей-событий,   получали бы за них «Золотую маску».  Они сами или их артисты. Этого не случалось ни разу за последние годы. Когда-то, на самой заре фестиваля был награжден Захаров, но масочные эксперты давно не замечают  ни ролей, ни концепций в «Современнике» и  Ленкоме.   И  вот теперь – по совокупности заслуг.  Еще одно следствие  пресловутого «масочного формата».

Главной проблемой  и самым уязвимым местом «Золотой Маски» остается отбор: кого,  почему,  за какие деньги привозят в Москву.  Кто претендует на конкурс, а кого везут факультативно. Проблему давно  пора решать. Чтобы  служение  театру, которым  круглосуточно заняты иные люди  в провинции (как, скажем, Песегов в Минусинске), на так называемой «обочине процесса»,  было вознаграждено.  Для этого фестиваль.

Фото Михаила ГУТЕРМАНА

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera