Сюжеты

Левиафан, Майдан и Сен-Лоран

14 мая начинает работу 67-й Каннский кинофестиваль

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 50 от 12 мая 2014
ЧитатьЧитать номер
Культура

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

14 мая начинает работу 67-й Каннский кинофестиваль. Отборщики и директор фестиваля Тьерри Фремо в этом году разложили многообещающий конкурсный пасьянс. Среди звездных претендентов на «Золотую пальмовую ветвь» — Андрей ЗВЯГИНЦЕВ.

Отборщики и директор фестиваля Тьерри Фремо в этом году разложили многообещающий конкурсный пасьянс. Среди звездных претендентов на «Золотую пальмовую ветвь» — Андрей Звягинцев

 

Час икс

По сути, Канны давно превратились в главную выставку достижений актуального мирового кинематографа, описывающего мир средствами киноискусства. А для художников из стран с сомнительным режимом Канны не раз выступали в роли заступника. Так было с шедевром «Летят журавли», который за «недостойное» поведение главной героини был бы раздавлен катком критики и воплем Хрущева. На протяжении многих лет Канны публично ратуют за освобождение талантливого иранского режиссера Джафара Панахи, одного из самых знаменитых политзаключенных. Кажется, наступают времена, когда и художественное высказывание Андрея Звягинцева, режиссера, известного своей бескомпромиссностью, не приемлющего цензурирования, — нуждается в защите. Во всяком случае, его «Левиафан» может попасть в опалу в связи с законом, подписанным Путиным, о запрете ненормативной лексики. Но режиссер не считает возможным отворачиваться от языка народа, запрещать этот язык.

В «Левиафане» вновь бытовое, обыденное поднимается на уровень философского. Режиссер размышляет о мере свободы, формулируемой и регулируемой «каждым по-своему, изнутри собственного представления о том, кто для него есть Бог».

 

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Андрей ЗВЯГИНЦЕВ: 

— Тяжкий альянс Человека и Государства давно стал темой российской жизни. Теперь он стал и темой нашего фильма. Но хотя картина и создавалась на российском материале, делалось это просто потому, что ни с чем другим я не чувствую такого родства, или генетической связи. Однако я глубоко убежден: в каком бы обществе мы с вами ни жили, в самом развитом или самом архаичном, все мы обязательно будем поставлены перед этим выбором: поступать как раб —  или как человек свободный. И если мы наивно полагаем, что хотя бы какой-то тип государственного правления нас от этого выбора освободит, мы глубоко заблуждаемся. В жизни каждого человека наступает час икс, когда он вынужден встретиться лицом к лицу с системой, с «миром» и отстаивать свое чувство справедливости, свое чувство Бога на земле. И именно потому, что еще возможно ставить эти страшные вопросы перед зрителем, именно потому, что можно еще найти в наших пределах трагического героя, или «сына Божьего», всегда и во все времена персонажа трагического, — моя Родина и не потеряна для меня, как и для всех тех, кто делал этот фильм.


Кадр из фильма Звягинцева "Левиафан"

Канны и политика

Существует обманчивое мнение, что Каннский фестиваль — этакий салон для элитарного кино, оторванного от пульса современной жизни и политики. Это совершенно неверно. Канны охотно включают зеленый свет не только для контркультуры, но и для животрепещущей политики. Поэтому во время показа таких фильмов, как «Арарат» (повествование о геноциде армян) Атома Эгояна или «Вне закона» (об алжирской войне) Рашида Бушареба, пляжно-буржуазные Канны заполняли протестующие. Поэтому победителем конкурса становился провокационный документальный антибушевский кинопамфлет Майкла Мура «11.09 по Фаренгейту».

Тьерри Фремо и не скрывает своего интереса к острым темам вершащейся на глазах истории. Он признается, что охотно показал бы и какой-нибудь антипутинский фильм. Были же картины против Никсона и Буша в США. «Свобода художника абсолютна, — считает Фремо. — Люди у власти должны понимать, что это всего лишь фильмы и опасности в них никакой нет».

Руководствуясь этой простой идеей, Канны устраивают спецпоказ фильма Сергея Лозницы «Майдан» (его картина «В тумане» принесла режиссеру приз ФИПРЕССИ). Это история протестов в украинской столице, картины жизни еще мирного Майдана. Фильм никем не заказывался, по признанию режиссера, он просто взял камеру, пригласил звукорежиссера — и поехал снимать «государство в государстве».

 

Звездная карта

От одного лишь перечисления имен конкурсантов может закружиться голова. Годар, братья Дарденн, Дэвид Кроненберг, Кен Лоуч, Майк Ли…

Яростный и неувядаемый борец за радикальное кино классик «новой волны» Жан-Люк Годар представит картину «Слова, прощайте». Его «Социализм», показанный в программе «Особый взгляд» четыре года назад, спровоцировал острейшие дискуссии во всем мире. Новая работа посвящена, пожалуй, самой напряженной сегодня проблеме — взаимопониманию между людьми.

Жан-Пьеру и Люку Дарденн в Каннах везет. Золото доставалось «Розетте», «Дитя», Гран-при — «Мальчику с велосипедом». Их новую драму «Два дня, одна ночь» Тьерри Фремо назвал «бельгийским вестерном». Это история женщины, стремящейся сохранить работу. В наше время это непросто. Участие в фильме таких полифонических актеров, как Марион Котийяр и Оливье Гурме, обещает магическое действо.

Дэвид Кроненберг в «Звездной карте» создает сатирический «семейный» портрет обитателей голливудского олимпа. В этом ему помогает соавтор — драматург, продюсер и актер Брюс Уэгнер, автор сериала «Дикие пальмы». Звездную «пыль» играют Роберт Паттинсон, Джон Кьюсак, Джулианна Мур, Миа Васиковска.

Каннский любимец и завсегдатай, классик социального кино Кен Лоуч («Ветер, что колышет вереск» — «Золотая пальмовая ветвь») снял ретродраму «Зал Джимми» о депортированном из Ирландии политическом активисте Джеймсе Грэлтоне, по прозвищу Джимми.

Его соотечественник, поэт общественных нравов, ловец воздуха времени Майк Ли («Золотая пальмовая ветвь» за «Тайны и ложь», приз за режиссуру — «Обнаженные») представлен фильмом «Мистер Тёрнер». Предвестника импрессионизма, гения пейзажа сыграл блистательный британский актер Тимоти Сполл.

Еще один байопик — «Сен-Лоран» Бертрана Бонелло (его «Порнограф» в Каннах получил приз ФИПРЕССИ). В роли молодого кутюрье, взбирающегося по лестнице сногсшибательной карьеры, — Гаспар Улье. Пикантный момент: сам Улье, недавно сыгравший молодого эстета и людоеда Ганнибала Лектера, сегодня является лицом дома Шанель.

Известный канадский режиссер армянского происхождения Атом Эгоян, автор монументальной фрески «Арарат», — привезет в Канны триллер «Пленница» о поисках героя Райана Рейнольдса своей исчезнувшей много лет назад дочери.

Оскароносца Мишеля Хазанавичуса на олимп славы вознес фильм «Артист». «Его «Поиск» —  кино совсем другого толка. Это ремейк одноименного фильма Фреда Циннемана. Хазанавичус переносит события из 40-х в наше время, из послевоенной Европы в Чечню. После чеченской войны ребенок и его мать не могут найти друг друга. Чечню снимали в Грузии. Роль служащей неправительственной организации, помогающей чеченскому ребенку вернуться в семью, играет звезда «Артиста» Беренис Бежо.

Турецкий режиссер Нури Бильге Джейлан, снимающий медленный философский арт-хаус, также давно и прочно зарезервировал себе место в каннской номенклатуре (у него есть приз ФИПРЕССИ, награда за режиссуру, а картина «Однажды в Анатолии» получила Гран-при). Судя по всему, и у очередного опуса Джелайна с «многообещающим» названием «Зимняя спячка», длящегося более трех часов, — серьезные шансы на победу.

Одна из самых импрессионистических современных кинохудожников — Наоми Кавасэ (в ее копилке есть каннская «Золотая камера» за дебют «Судзаку» и приз жюри за «Лес скорби»). Ее новую картину — «Недвижная водная гладь» также отличает рефлексивный стиль, умение растворить документализм в музыке кадра.

Если к вышеперечисленным именам и картинам добавить новую ленту Оливье Ассаяса «Зильс-Мария» (Жюльетт Бинош играет знаменитую актрису), вторую режиссерскую работу прирожденного актера Томми Ли Джонса (он экранизировал известный роман-вестерн Глендона Свортаута «Местный»), да не забыть «киновундеркинда», каннского любимчика Ксавье Долана (его новый фильм «Мамочка» посвящен взаимоотношениям матери-одиночки и ее сына-подростка, страдающего неврологическим заболеванием) — пейзаж выходит впечатляющим. Как же нелегко будет жюри под руководством новозеландского режиссера Джейн Кэмпион из этого крупнокалиберного разнообразия выбирать лучшее. Впрочем, выбор судейства останется лишь субъективным предпочтением этого судейства. А Канны впишут в историю мирового кино новую страницу: насколько яркую и запоминающуюся — покажет ближайшее время.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera