Расследование

Лампасам тесно

Генерал-майора Колесникова увезли из «Лефортова» с пробитой головой, на его место заехал генерал-лейтенант Сугробов

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 50 от 12 мая 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Учитывая, что в рамках громкого дела о полицейских провокациях арестованы 12 высокопоставленных сотрудников и агентов МВД, всю эту компанию логично считать «организованной полицейской группой». Присутствуют и важнейшие квалифицирующие признаки — распределение ролей и наличие лидера. Генерал-майора Колесникова увезли из «Лефортова» с пробитой головой, на его место заехал генерал-лейтенант Сугробов


Денис Сугробов. Фото: ИТАР-ТАСС

Аббревиатура «ОПГ» меняет смысл. Учитывая, что в рамках громкого дела о полицейских провокациях арестованы 12 высокопоставленных сотрудников и агентов МВД, всю эту компанию логично считать «организованной полицейской группой». Присутствуют и важнейшие квалифицирующие признаки — распределение ролей и наличие лидера. Генерал-лейтенант Денис Сугробов, 21 февраля уволенный с должности начальника антикоррупционного ведомства МВД, а 8 мая отправленный в СИЗО, может снова возглавить своих бывших подчиненных.

Басманный суд Москвы выдал санкцию на арест экс-главы Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК, бывший ДЭБ) Дениса Сугробова. Если Мосгорсуд не отменит это решение, генерал проведет в тюремной камере как минимум два месяца. Однако похоже, что на свободе Сугробов окажется не скоро: он подозревается в том, что вместе со своим заместителем генералом Борисом Колесниковым создал «структурное, сплоченное преступное сообщество», где «были четко распределены роли» и в которое были «вовлечены иные сотрудники управления».

В ходе судебного рассмотрения ходатайства об аресте Сугробова следователь Руслан Миниахметов сообщил, что генералу инкриминируются преступления по ч. 3 ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества), по ч. 3 ст. 33 ст. 304 (организация провокации взятки) и по ч. 3 ст. 286 (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий) — всего десять эпизодов преступлений.

Напомним, первые аресты офицеров и агентов ГУЭБиПК начались 14 февраля, когда был задержан бизнесмен Руслан Чухлиб. Его «взяли с поличным» в момент передачи им 10 тысяч долларов Игорю Демину, заместителю начальника 6-й службы 9-го управления ФСБ (подразделение физической защиты в управлении собственной безопасности ФСБ. — И. М.). Одновременно был задержан и Сергей Пирожков — еще один бизнесмен, участвовавший в передаче взятки. Тогда же в тюремных камерах оказались и действующие высокопоставленные сотрудники МВД: заместитель начальника управления генерал-майор Борис Колесников, начальник управления «Б» ГУЭБиПК МВД РФ полковник Салават Муллаяров, заместители начальника управления «Б» майор Иван Касауров, подполковник Алексей Боднар и другие (подробности в «Новой», № 34 от 31 марта 2014 г.).

По нашим сведениям, Касауров и Боднар еще в марте дали первые показания о роли генерала Сугробова в преследовании подполковника ФСБ Демина. А вот непосредственным поводом для возбуждения уголовного дела в отношении Сугробова стали прослушки телефонных разговоров агента Сергея Пирожкова с коммерсантами Павлом Глобой и Русланом Чухлибом.

На записях разговоров (осуществленных ФСБ) слышно, как Пирожков рассказывает, что разработка Демина ведется с санкции генералов Сугробова и Колесникова.

Генерал Колесников в ходе допроса назвал эти разговоры «словоблудием Пирожкова» и заявил, что «никому из своих подчиненных не давал указаний оперативно разрабатывать Демина и не получал таких указаний от Сугробова». По словам Колесникова, лишь после возбуждения уголовного дела в отношении него самого он узнал, что его подчиненные разрабатывают офицера ФСБ. Более того, Колесников утверждал, что до своего ареста даже не знал о существовании агентов Пирожкова, Глобы и Чухлиба.

Сейчас генерал-майор Борис Колесников вообще опасается что-либо говорить. За день до ареста генерал-лейтенанта Дениса Сугробова Колесникова доставили из СИЗО «Лефортово» в отделение нейрохирургии городской клинической больницы № 5. По словам адвоката Колесникова Анны Ставицкой, ее подзащитному диагностировали ушиб головного мозга средней тяжести, мелкоочаговые ушибы обеих лобных долей, перелом лобной, теменной костей, ушибленную рану теменной области.

Сотрудники СИЗО выдвигают версии, что Колесников то ли упал с подоконника, когда мыл в камере окно, то ли поскользнулся в душе.

Ставицкая заявила «Новой», что защита намерена провести собственное расследование обстоятельств получения травм. По утверждению адвоката, медики исключают версию падения с высоты собственного роста. Что вообще-то логично — хотя бы потому, что одновременно при падении разбить и лоб, и темечко вряд ли кому-то удастся самостоятельно.

Сам Борис Колесников находится в сознании, но даже сам инцидент пока не поясняет.

В это же время отрекся от агентов Пирожкова, Глобы и Чухлиба и генерал Сугробов. 8 мая в Басманном суде Москвы он заявил: «Моей роли ни в одном инкриминируемом преступлении нет, я никогда не знакомился с материалами оперативного учета, я не знаю фигурантов разработок. Моя роль заключалась в том, что мне докладывались только результаты работы». Сугробов подчеркнул: «Я лично знал только своего заместителя Колесникова и Боднара, сотрудников среднего звена и агентов я никого не знал».

Но у «Новой» есть серьезные основания предполагать, что как минимум с агентом Сергеем Пирожковым генерал Сугробов был знаком лично. И при этом — задолго до того, как 28 июня 2011 года президент РФ подписал указ о назначении Сугробова руководителем антикоррупционного ведомства МВД России.

Еще в конце февраля «Новая» обнародовала «График дежурства личного состава» ОРБ № 10, подписанный 27 июля 2009 года подполковником милиции Денисом Сугробовым, в то время исполняющим обязанности начальника десятого оперативно-разыскного бюро МВД России. В графике дежурства есть и фамилия майора Сергея Пирожкова, который тогда еще служил в ДЭБ и, по сведениям наших источников в МВД, был особо приближен к будущему генерал-лейтенанту Сугробову (подробности  в «Новой» от 27.02.2014). Есть такая, не прописанная ни в одном штатном расписании силовых ведомств, должность — «офицер по спецпоручениям».

 

Справка «Новой»

Денис Александрович Сугробов родился 11 июля 1976 года в Москве. В 1997 году окончил Московскую высшую школу милиции. Кандидат юридических наук.

В 1997 году назначен оперуполномоченным уголовного розыска в ЦАО Москвы.

С 1998-го по 2001 год служил в подразделениях по борьбе с организованной преступностью МВД России.

С 2001 года — в Оперативно-разыскном бюро (ОРБ) по экономическим и налоговым преступлениям ГУ МВД России по Центральному федеральному округу в должностях оперуполномоченного по особо важным делам, старшего оперуполномоченного, начальника отдела.

В 2007 году назначен начальником отдела ОРБ № 7 (страхование и рынок ценных бумаг) МВД России.

В 2009 году возглавил ОРБ № 10 (противодействие организованной преступности в сфере экономики, пресечение каналов финансирования терроризма и экстремизма) МВД России.

28 июня 2011 года указом президента РФ Сугробов был назначен начальником Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России.

21 февраля 2014 года освобожден от должности начальника ГУЭБиПК МВД России.

Жена Сугробова — Яна Робертовна Тихонова, 1966 года рождения, руководитель представительства Glencore International AG в Москве (один из крупнейших мировых трейдеров сырьевых товаров и редкоземельных материалов). Яна — родная сестра Кристины Тихоновой, супруги Константина Чуйченко, который с 13 мая 2008 года занимает должность начальника Контрольного управления президента России.

У Дениса Сугробова и Яны Тихоновой пятеро детей

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera