Сюжеты

Елена ГРЕМИНА: «Хорошего гражданина я до смерти боюсь».

МОНОЛОГИ ДЛЯ «Новой». Известный драматург — о тех, кто учит нас Родину любить

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 51 от 14 мая 2014
ЧитатьЧитать номер
Культура

Господи Боже мой, разреши мне никогда не стать хорошим гражданином. Разреши, чтобы я не хотела, чтобы мой муж, мои сыновья, мой брат были хорошими гражданами и хотели кого-то убивать, как настоящие патриоты. Я не хочу петь гимн своей страны со слезами на глазах. Я не хочу радоваться чьим-то смертям, я хочу, чтобы верность моим друзьям и моей семье была для меня на первом месте...


РИА Новости

Вчера смотрела ролик, где резидент «Комеди Клаба» издевался над Кончитой Вурст. Шутки были несмешными. Смешно было то, что он присягал в своей брутальности, а под конец со звоном в голосе предложил послать на «Евровидение» танки. Я не поверила своим глазам и несколько раз посмотрела на лого канала — ТНТ. Да-да, безбашенный молодежный канал тоже нынче учит нас любить Родину. Богемный режиссер, просветленный от хорошей травы артист, некогда радикальный пропагандист современного театра — все нынче вдруг заговорили передовицами какой-то вечно существующей газеты. Европа — зло; геи угрожают моим детям; самолеты НАТО завтра будут над моим домом — хейт-спичи, политые к тому же елеем. Слушаешь еще вчера хорошо знакомых людей… и не узнаешь. Хочется каждого из них взять за плечи, потрясти: эй, товарищ, что с тобой? Но нет ответа. Это твой кошмар, твой сон, но проснуться никак не получается.

Интернет все время обходят бойкие цитаты неких классиков (причем подробности про классиков и обстоятельства высказывания никому не интересны. Важно, чтобы фраза была хлесткой и впечатляла при невнимательном чтении с мобильного устройства).

Вот одна из таких фраз, ее часто цитируют. И сегодня я ее повторяю, как заправский офисный хомячок (хотя ни разу в жизни не работала в офисе).

«ПАТРИОТИЗМ — ПОСЛЕДНЕЕ ПРИБЕЖИЩЕ НЕГОДЯЕВ». Кто это сказал? Лев Толстой, Бернард Шоу, Флобер? Не важно. Что-то подобное еще Аристотель говорил в Никомаховой этике. Что «добродетели гражданина и добродетели хорошего человека далеко не одно и то же».

Верно. Сегодня очевидно (для меня): хороший гражданин и хороший человек —  разные вещи.

Хороший гражданин стоит на Майдане/хочет, чтобы скорее ввели войска/штурмует госучреждения/ поет хором государственный гимн своей страны со слезами на глазах. Хороший гражданин готов погибнуть за георгиевскую ленточку/желто-голубую ленточку. Хороший гражданин скорбит, когда убивают за Родину друзей, и готов мстить за них. Но про себя гордится их смертью! Тех друзей, которые проявляют себя как плохие граждане, хороший гражданин вычеркивает из своих контактов в мобиле и из своего сердца. Хороший гражданин охотно стреляет, быстро научается выворачивать булыжники и делать пращу. И камни из этой пращи летят во врагов родины хорошего гражданина. Хороший гражданин радуется, когда враг горит заживо и считает, что труп врага всегда пахнет хорошо. Хороший гражданин радуется, что сгорели колорады/майдауны, что избиты болотники/путиноиды/быдло, так им и надо, а чего они хотели, сами виноваты. Хороший гражданин, короче, всегда немного кровожаден, жесток и безжалостен. «Лес рубят — щепки летят» —  в общем, это фраза хорошего гражданина. Хорошие граждане дали выпить цикуту Сократу, изгнали из Афин Аристида Справедливого, доносили на соседей, что те утаивают зерно при продразверстке, сигнализировали, если в загранпоездке товарищ покупал запрещенную книгу. Хорошие граждане, верные патриотизму, донесли на моего дедушку, обычного веселого инженера, рассказавшего анекдот, и мой отец с пяти лет рос сиротой, а я дедушку так никогда и не увидела.

Лев Толстой, кстати, один из тех, кому приписывается афоризм «Патриотизм — прибежище негодяев», был плохой гражданин, отрицал воинскую повинность, воспел уклонение от призыва в армию.

Лермонтов тоже был плохой гражданин. И был в этом уличен самим Николаем Первым. Вот два текста. Этот диалог продолжается.

Лермонтов:

«Люблю отчизну я, но странною любовью! 

Не победит ее рассудок мой. 

Ни слава, купленная кровью, 

Ни полный гордого доверия покой, 

Ни темной старины заветные преданья 

Не шевелят во мне отрадного мечтанья, 

Но я люблю — за что, не знаю сам…»

 

Император Николай Первый — из письма жене, о «Герое нашего времени»:

«…я дочитал до конца Героя и нахожу вторую часть отвратительной, вполне достойной быть в моде… Такими романами портят нравы и ожесточают характер. И хотя эти кошачьи вздохи читаешь с отвращением, все-таки они производят болезненное действие, потому что в конце концов привыкаешь верить, что весь мир состоит только из подобных личностей, у которых даже хорошие с виду поступки совершаются не иначе как по гнусным и грязным побуждениям. Какой же это может дать результат? Презрение или ненависть к человечеству! Но это ли цель нашего существования на земле? Люди и так слишком склонны становиться ипохондриками или мизантропами, так зачем же подобными писаниями возбуждать или развивать такие наклонности! Итак, я повторяю, по-моему, это жалкое дарование, оно указывает на извращенный ум автора».

 

«Извращенный ум автора». Сказал как припечатал.

Николай Первый сейчас в чести, кстати.

…Хорошего гражданина я до смерти боюсь. Мне нравится плохой гражданин. Это, наверное, генетическая память. Плохие граждане нарушали законы: прятали в войну под оккупацией евреев в погребе, пока хорошие граждане доносили, где плохо исполняется закон. После революции плохие граждане врали про детей дворян, что это их дети, — чтобы те могли получить образование. Мой прадедушка, раскулаченный хозяин мельницы на Кубани, сразу после революции притворялся глухим после контузии — и его бывшие работники оказались плохими гражданами и не донесли на него, и он остался жив, женился и родил мою бабушку.

Господи Боже мой, разреши мне никогда не стать хорошим гражданином. Разреши, чтобы я не хотела, чтобы мой муж, мои сыновья, мой брат были хорошими гражданами и хотели кого-то убивать, как настоящие патриоты. Я не хочу петь гимн своей страны со слезами на глазах. Я не хочу радоваться чьим-то смертям, я хочу, чтобы верность моим друзьям и моей семье была для меня на первом месте. 

Я хочу умереть настолько плохим гражданином и хорошим человеком, насколько Ты, Господи, мне это разрешишь.

И да! Вот цитата Льва Толстого. Про то, что сегодня происходит. «Патриотизм в самом простом, ясном и несомненном значении своем есть не что иное для правителей, как орудие для достижения властолюбивых и корыстных целей, а для управляемых — отречение от человеческого достоинства, разума, совести и рабское подчинение себя тем, кто во власти… Патриотизм есть рабство».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera