Сюжеты

Художественному руководителю МДТ — Театра Европы Льву Додину 70 лет

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 51 от 14 мая 2014
ЧитатьЧитать номер
Культура

РИА НовостиАнатолий СМЕЛЯНСКИЙ

Автор театра

Минувшей зимой мы завершали с Львом Додиным телевизионную программу к его 70-летию. В самом финале сердце героя не выдержало. Вместо излюбленной кантилены — долгий обрыв. Репетиции прерваны, театр замер в тревожном ожидании.

В отсутствие Додина очень остро, впервые, ощутил его присутствие в каждой клеточке этого театрального организма. И вдруг понял, что он тут не просто художественный руководитель, директор или главный режиссер. Если хотите, он автор этого театра. «Нас мало, нас может быть трое» — помните? Он жил в разных режимах нашей жизни. Познал сполна, что значит сохранить осмысленное художественное дело в российской реальности. Он не утратил художественного достоинства. Отвечает за свое лицо. Шум российской улицы настигает «театр Европы». «Не быть ни реакционным, ни черносотенным» — это Константин Сергеевич Станиславский записал в своем дневнике, еще до революции.

Додин не понаслышке знает, что это такое. И актеры его лучшие знают, какой театр представляют в сегодняшнем мире и что за ними стоит.

Театром на улице Рубинштейна Додин стал руководить тогда, когда ставил в еще не разделившемся советском МХАТе «Головлевых». Это исходное событие Лева обычно опускает по умолчанию, но нужно это исходное событие назвать. Он не соблазнился МХАТом СССР — вот поступок. С тех самых пор Ефремов стал следить за судьбой Додина с каким-то особым чувством. Ведь в Ленинграде возникал не просто новый театр, а тот самый, на который была истрачена жизнь Ефремова. Его «Современник» был возмездием советскому МХАТу. А театр Додина был ответом на какие-то иные темы и вызовы русской театральной культуры.

Он и сейчас продолжает отвечать. Не на злобу дня, скорее на его ужас. Не коллекционирует актеров — выращивает в своей школе, как сорок лет назад. Сын геолога, он чудовищно настойчив в поисках истины. Не отвлекается. Не торчит в «Фейсбуке», не входит в социальные сети. Любит театр, соразмерный человеку, и актера, способного на сверхвозможности. Верит, что театр делает человека менее одиноким. Не соблазняется банальностями. Боится любого сужения, ненавидит театральные изовравшиеся слова.

Представляет много десятилетий то самое странное явление, которое еще именуется в современном мире русским театром.

P.S. «Автор театра» — так называется фильм Анатолия Смелянского о Льве Додине, четыре серии которого сейчас показывает канал «Культура». Смотрите его.

 

Валерий ФОКИН

Марафонец

Когда я думаю о Додине, для меня очевидны и очень важны две вещи. Первое: то, что этот огромный талант не растворился, не расточился, не был растрачен, а, напротив, сохранен и пронесен через всю жизнь, через самые непростые ее обстоятельства. Хотя для этого нужны и мужество, и стойкость, и серьезность: я убежден, что надо ответственно относиться к тому, что тебе дан талант, и выполнять поручение. Беречь свой дар.

А второе,  то, что меня много лет просто потрясает, — его, Додина, истовое служение художественному началу. Это то, что сегодня уничтожается, случайно и сознательно — последовательно уничтожается само понятие художественного. А он служит этому началу и удерживает это в театре на протяжении всей жизни. И пример тому — его Малый драматический. Додин — настоящий художественный марафонец, свидетельство тому — его премьеры.

Пожелать ему можно только одного: чтобы так было и впредь. Чтобы в моменты одиночества (а режиссер — профессия одинокая, несмотря на внешнюю коммуникабельность, общительность и пр.) он помнил — мы в нем очень нуждаемся.

 

От редакции: «Новая» поздравляет мастера, желает сил и вдохновения и надеется, что старая закулисная шутка «во всем мне хочется дойти до самой жути» не будет так свирепо оправдываться российской реальностью.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera