Сюжеты

С точки зрения десантуры

Украинские ветераны движения ВДВ — о соприкосновении с инсургентами в Славянске

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 52 от 16 мая 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Боброваредактор отдела спецрепортажей

 

Украинские ветераны движения ВДВ — о соприкосновении с инсургентами в Славянске


Фото: РИА Новости 

Разговор о том, что все население востока Украины в едином порыве поддерживает идею независимости от Украины и присоединения к России, хорош только для сюжета с воскресного митинга в центре Донецка. На деле от выражения однозначной позиции по вопросу отказались даже крупные профессиональные общности, чье мнение могло бы быть тяжелой гирей на одной из чаш. Так, по-прежнему не выражают своей политической позиции шахтеры, хотя прежде это сообщество провоцировало в стране подлинно исторические события. Сейчас шахтеры молчат: с одной стороны, голодно и все достало, а с другой — в Ростовской области вообще шахты позакрывались.

Милиция тоже в неприятном положении: с одной стороны, присяга, с другой — вооруженные ополчение требует «перейти на сторону народа». 

Десантники, как и шахтеры, подчеркнуто дистанцировались от принятия той или иной стороны конфликта, что объяснимо: в этой мужской среде много таких, кто, отслужив в Советской армии и выучившись в Рязанском училище, по-прежнему ощущает себя частью не советской — но российской общности, и в целом разделяет пророссийские идеи. С другой стороны, хватает и тех, кто имеет свой стабильный бизнес на Украине и не хочет никакого геополитического передела. 

В связи с этим ветеранское сообщество ВДВ приняло решение очертить возможность вступления в конфликт лишь ситуацией, когда мирным жителям будет угрожать криминал, расцветающий на почве революции. Однако это не значит, что профессионалы ВДВ никак не следят за событиями и не анализируют происходящее.

В Краматорске, где находится головная организация ветеранского движения ВДВ Украины, я повстречалась с его участниками и поговорила о случае, который их заставил отступиться от ранее принятого решения о невмешательстве.

 

16 апреля вооруженные силы Украины предприняли первую попытку силами регулярной армии взять под контроль ситуацию в Донецкой области. Попытка захлебнулась: боевые машины десанта, на которых 25-я бригада ВДВ Украины пыталась подойти к Славянску и Краматорску, окружили ополченцы и мирные жители (поди разбери, кто есть кто). Мои собеседники подчеркивают: 25-ю бригаду отправили на решение задачи для этого рода войск, скажем так, несвойственной. Их работа — диверсионные вылазки на территории неприятеля, но никак не открытое наступление на легкой технике. Да к тому же и с резервистами, которых набрали за пару дней до этого.

Ополченцы и мирные жители закономерно остановили десантников, отняли у их машины, а их самих отправили в Славянск. 27 человек. Когда стало понятно, что ситуация чревата большими потерями, на связь с председателем Совета ветеранов ВДВ Украины Сергеем Власенко вышло верховное командование. Ветеранов десантных войск просили вмешаться в ситуацию с целью сохранения жизни пленных. Эта мысль пришла не на пустом месте, потому что случаю с 25-й бригадой в Краматорске предшествовал еще один, с участием этой же бригады.

В феврале в свете наступающих крымских событий у 25-й бригады случились в Крыму плановые учения. В район поселка Перевальное передислоцировали целую роту, 61 человек — и так они и остались там, вплоть до момента, когда Крым вдруг самоопределился. 

Мои собеседники говорят, что если бы тогда, в самом начале, от командования из Киева поступил приказ сложить оружие, то десантники, вероятно, так бы и поступили — приказы не обсуждаются. Но Киев никак не давал о себе знать. И рота перешла в глухую оборону. Так, свернувшись ежом, они продержались с неделю. Штурмовать с оружием их никто не шел, потому что была бы кровь и «вся идея бы рухнула». Но и оставлять украинскую часть в таком виде на крымской территории тоже было нельзя. 

Тогда командование вооруженных сил Украины обратилось к председателю ветеранской организации ВДВ Власенко, чтобы он вмешался. Тот связался с генералом Шамановым и депутатом Государственной думы РФ Клинцевичем, тоже ветераном ВДВ — они прежде служили вместе. Шаманов и депутат вышли на Шойгу, обрисовали этот непростой случай. Шойгу отдал приказ выпустить роту с оружием и техникой. Больше ни одному украинскому воинскому подразделению, вынужденному отступать, вооружение сохранить не удалось. 

Так и в Краматорске: у украинского военного командования была, вероятно, мысль апеллировать к предыдущему опыту ветеранов-десантников. 

Ветераны надели форму и береты с советской «капустой» и заломом на правую сторону — и поехали в Славянск. Однако инсургенты в Славянске, с подчеркнутым уважением отнесшиеся к прибывшим ветеранам, разделять идеи десантного братства не спешили. Прежде всего они задержали Сергея Власенко, командира ветеранской группы, — и отправили его в здание СБУ для допроса, который продолжался два дня. Все это время другие ветераны оставались на площади и находились в контакте с людьми, засевшими в Славянске.

Я спросила у своих собеседников, как бы они по итогам общения могли бы тех описать. «Это не армейские, — ответили мне. — Армию, даже если она не носит формы, сразу видно по выстроенной иерархии и субординации. У этих людей связи были скорее горизонтальные, и командир у них — не начальник, а координатор. Называют друг друга не по именам, а по номерам. Второй, шестой... Многие в группе друг друга не знают — не знакомы, во всяком случае близко, как показалось, — однако действуют как слаженная команда». 

При этом, отмечают ветераны, пришельцы соблюдают негласные поведенческие нормы, принятые в военное время. К примеру, не было никакой речи о том, чтобы захваченных бойцов 25-й бригады ВДВ Украины удерживать в плену или на кого-то менять: «Они сказали нам: «Это солдат противника. Мы его обезопасили, однако ему внутри нашей территории делать нечего. По два-три человека они сейчас идут на рынок и покупают себе гражданскую одежду. В украинской форме на блокпостах у них будут проблемы. Переодевайте их — и забирайте». 

Это интересная деталь: люди, которые в Славянске сидят в СБУ, не контролируют многочисленное народное ополчение, которое, надев черные балаклавы, играет в войнушку — контролирует блокпосты на дорогах, похищает людей на предмет выкупа, издевается над пленными, снимая это на видео, и грабит отделения банков. То есть неизвестные профессионалы над народными ополченцами — никакие не командиры. Они просто создают условия для развития, так скажем, инициативы — но дальше вертится все само, без их прямого участия. Инициатива же развивается разнонаправленно. Пока в верхушке народившейся «Донецкой республики» идет возня вокруг будущих постов в несуществующем еще правительстве, лидеры революции помельче устраивают в городах банальный гоп-стоп. Живой пример тому Мариуполь, разграбленный в первую же ночь после трагедии так, как даже бригада Тараса Бульбы поляков не грабила.

«Российские СМИ сейчас распространяют информацию, что украинские военные участвовали в чеченской войне на стороне чеченцев. Но это миф. Участие вооруженных наемников с украинскими паспортами не равняется участию Украины, — говорят ветераны. — Так же как и про этих людей в Славянске мы не можем сказать, что они — российская армия. Хотя паспорта у них, наверное, российские и боевой опыт имеется. Никакое народное ополчение такой красивый балет с захватом городов не поставит». 

Про наемников в последнее время активно распространяется еще один миф, поддерживаемый, кстати, высшим российским руководством: о том, что против ополченцев Донбасса якобы воюют иностранные легионеры. Называются даже цифры: будто бы таких наемников не менее 400. Я попыталась проследить, откуда растут ноги у этого слуха. Первые разговоры о том, что в Украине воюют наемники, возникали и раньше, но затухли. Новый всплеск темы относится по времени к периоду воскресного референдума. Тогда же многочисленные лидеры ДНР, вероятно, в своих комментариях начали употреблять выражение «иностранный военный контингент» — наряду с уже приевшимися определениями «каратели» и «бендеровцы». Подразумевались, конечно, регулярные части Украины. Но российское телевидение, как и толпы на улицах городов Донбасса, развивают фантазии дальше.

Откуда-то появились цифры про сотни погибших на полях сражений наемников. Что, конечно, легко проверяется: ни из одной деревни пока не поступало съемки, запечатлевшей сотни трупов с иностранными паспортами. 

Ну вот, а пленных вэдэвэшников вместе с Власенко все же отпустили, практически в полном составе. На предложение перейти на сторону противника согласились трое, они остались в Славянске. Также в Славянске оставили троих офицеров захваченной группы — для дальнейшей работы. В подвале СБУ Славянска сейчас сидит 14 официальных пленников. Всего же украинская генпрокуратура подтверждает 125 случаев захвата заложников.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera