Мнения

Законы против права

Статус и кадровое наполнение российских судов приведены наконец в соответствие с реальностью

Этот материал вышел в № 59 от 2 июня 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Андрей Колесниковспециально для «Новой»

Статус и кадровое наполнение российских судов приведены наконец в соответствие с реальностью

Статус и кадровое наполнение российских судов приведены наконец в соответствие с реальностью. Это, по крайней мере, честно: никто больше не делает вид, что судьи у нас независимы от иных ветвей власти, точнее, от ее ствола, а решения Страсбургского суда имеют сколько-нибудь обязательное значение для нашей столь счастливым образом осажденной крепости, выходящей окнами на Черное море.

…У кандидатов в члены нового объединенного высшего судебного присутствия спрашивали, есть ли у них родственники на оккупированных террито…, тьфу, за границей… Работникам судов не рекомендовали выезжать за границу… Две трети должностей в новом Верховном суде остаются вакантными… Совет Федерации принял поправки к Закону «О Конституционном суде», согласно которым, в частности, решения Конституционного суда (КС) выше в иерархии решений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ, он же Страсбургский суд)… Экономическую коллегию Верховного суда возглавил прямой противник Антона Иванова, последнего председателя Высшего арбитражного суда (ВАС) РФ и успешного реформатора системы, которой он руководил 8 лет…

Как пелось в романсе: я встретил ВАС… И всё.

Последняя из возможных реформ наиважнейшей сферы жизни государства и общества заморожена. И теперь в надежде на то, что система а) не развалится и б) не политизируется с головы до ног, остается уповать лишь на высокий профессионализм председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева. Но один в поле не воин.

Наше высшее руководство так часто призывает соблюдать законы, устанавливаемые депутатами Яровой, Мизулиной, Луговым и Ко, что эти самые законы входят в прямое противоречие с духом права. Это старая проблема, когда нормативные акты, позитивное право не соответствуют собственно праву, которое есть «искусство добра и справедливости». Законы выступают против права. И это еще одна болезнь страны, перешедшей на осадное положение. Точнее, эта наша с вами, то есть общества, которому теперь запрещено все, что не разрешено, — проблема. У них никаких вопросов к самим себе нет: например, иметь имущество за границей можно, лишь бы не было двойного гражданства.

Жаль, министр юстиции граф Константин фон Пален не дожил до наших времен: не нашлось бы судьи, который посмел бы перечить ему, и уж тем более довести до отставки. Лучший в истории российского правосудия диалог состоялся по делу Веры Засулич:

Пален: «Беспристрастие… но ведь по этому проклятому делу правительство вправе ждать от суда и от вас особых услуг…»

А.Ф. Кони: «Граф, позвольте вам напомнить слова: «Ваше величество, суд постановляет приговоры, а не оказывает услуги».

И в самом деле, не для того «кровь проливали» на «честных» выборах, чтобы допустить и в нашем, XXI веке такие диалоги, по духу соответствующие отсталому веку, XIX. Суд оказывал вертикали власти «особые услуги», за что правосудие и было прозвано «басманным». Но все-таки приличия соблюдались: стала соответствовать рыночной экономике практика арбитражных судов; ЕСПЧ в законодательном порядке не посылался куда подальше; суды общей юрисдикции считали необходимым находить в статистике «оправдательный уклон». Теперь, когда судебное сословие собрано в единый кулак, можно забыть о цеховых, профессиональных приличиях. Мы теперь будем, по Бастрыкину, искать под фонарем «объективную истину» и возвращать смертную казнь.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera