Мнения

Я ухожу в политику. Это очень трудно произнести вслух...

У нас пятая власть названа пятой колонной

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 59 от 2 июня 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

 

У нас пятая власть названа пятой колонной. Ну-ну. Иди, обмани историю

Ветвей власти, как известно, четыре: законодательная, исполнительная, судебная и СМИ. Однако уже довольно давно во всем мире формируется другое: активное гражданское общество. Экологи, зоозащитники, борцы за права различных меньшинств, антивоенные и правозащитные организации и так далее. Они (мы) обладают мощной силой, а вместо СМИ используют соцсети. «Мы победим — ведь победил же Солженицын, хотя у него не было даже «Твиттера», — говорит герой Бенедикта Камбербэтча в фильме про Джулиана Ассанжа, который, кстати, не журналист, не блогер, не политик, а именно что радикальный представитель как раз гражданского общества. А кино это очень точно называется — «Пятая власть». Именно она, пятая власть, приходит на смену партократии во всем мире. У нас тоже. Но, как обычно, своим путем. У нас пятая власть названа пятой колонной. Ну-ну. Иди, обмани историю.

Многие большие ученые немедленно мне возразят: во-первых, четвертой власти нет, власть медиа — это, так сказать, самоназвание. Однако позвольте сразу возразить… впрочем, нет, не буду возражать — просто включите телевизор или расспросите родственников, которые его смотрят (ибо небезопасно проверять на себе). Во-вторых, маститые ученые скажут: тоже мне, бином Ньютона, пятая власть… Есть устоявшееся название «третий сектор», то есть гражданское общество, то есть не политика и не бизнес. Опять не соглашусь, и как раз Россия убедительно доказывает существование именно пяти ветвей власти (четырех выращенных и одну — с трудом формирующуюся). Ибо куда вы поместите Чулпан Хаматову, Митю Алешковского, Гошу Куценко, Светлану Бахмину, Ирину Ясину, Светлану Ганнушкину и многих-многих других таких разных, но неравнодушных и очень деятельных во благо общество граждан? И — согласитесь — влиятельных. Зачастую куда более влиятельных, чем член ЦК партии власти например.

Всё это примиряет меня с тем, что происходит лично со мной: я ухожу в политику. Это очень трудно произнести вслух, а тем более — написать. Я как кандидат участвую в выборах представительного (законодательного) органа государственной власти субъекта Федерации — Москвы — Московской городской думы.

Я написала невероятное количество колонок и репортажей о политике и о выборах как журналист. Преподаю политическую журналистику 12 лет. Как экономист и финансист (профессий у меня много) занималась анализом денежной составляющей этой истории. И вот впервые пишу колонку не снаружи, а изнутри. И пытаюсь влиять на политические процессы изнутри.

Меня это повергает в ужас. Давным-давно я сменила профессию финансиста на гордое, высокое и очень ответственное — журналист. Что случилось за последние годы с профессией, вы и сами знаете. Мне — стыдно. Очень многие достойные люди, соль земли, краса и гордость журналистики, были вынуждены замолчать и сменить род занятий. Судьба-индейка забросила меня в правовое поле, в тюрьмы и суды, и последние 6 лет я специализировалась на правозащите. И я с гордостью могу сказать, что моя фамилия стоит в титрах фильма «Левиафан» Андрея Звягинцева и Олега Негина, свежеиспеченных лауреатов Каннского фестиваля, потому что этот фильм — прежде всего об униженных и оскорбленных.

Куда вы поместите правозащиту? А Звягинцева с Негиным? Они — люди, которые пытаются изменить мир, прежде всего — нас. Это пятая власть. Не политика, не бизнес, не судьи, не медиа.

Голоса пятой власти слышит весь мир. Именем ярчайшего представителя пятой власти преследуют по всему миру людей, причиняющих зло, — я имею в виду Сергея Магнитского, погибшего в тюрьме только потому, что он назвал вещи своими именами и не захотел встать на сторону зла. Должны ли их идеи и идеалы пробиться во все слои нашего общества? Должны ли быть услышаны волонтеры, благотворители, защитники животных, защитники дворов, скверов и детских площадок, люди, занимающиеся сиротами и помощью больным детям, старикам, людям с ограниченными возможностями? Разве это то, что принято презрительно называть «социалкой»? Сергей Магнитский — это что, «социалка»?

Давайте называть вещи своими именами. Политика как таковая давно ушла в высшие сферы, в отношения между государствами, военными блоками и таможенными союзами. Всё остальное — пятая власть. Всё остальное — это мы, граждане.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera