Мнения

Я ухожу в политику. Это очень трудно произнести вслух...

У нас пятая власть названа пятой колонной

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 59 от 2 июня 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

У нас пятая власть названа пятой колонной. Ну-ну. Иди, обмани историю

Ветвей власти, как известно, четыре: законодательная, исполнительная, судебная и СМИ. Однако уже довольно давно во всем мире формируется другое: активное гражданское общество. Экологи, зоозащитники, борцы за права различных меньшинств, антивоенные и правозащитные организации и так далее. Они (мы) обладают мощной силой, а вместо СМИ используют соцсети. «Мы победим — ведь победил же Солженицын, хотя у него не было даже «Твиттера», — говорит герой Бенедикта Камбербэтча в фильме про Джулиана Ассанжа, который, кстати, не журналист, не блогер, не политик, а именно что радикальный представитель как раз гражданского общества. А кино это очень точно называется — «Пятая власть». Именно она, пятая власть, приходит на смену партократии во всем мире. У нас тоже. Но, как обычно, своим путем. У нас пятая власть названа пятой колонной. Ну-ну. Иди, обмани историю.

Многие большие ученые немедленно мне возразят: во-первых, четвертой власти нет, власть медиа — это, так сказать, самоназвание. Однако позвольте сразу возразить… впрочем, нет, не буду возражать — просто включите телевизор или расспросите родственников, которые его смотрят (ибо небезопасно проверять на себе). Во-вторых, маститые ученые скажут: тоже мне, бином Ньютона, пятая власть… Есть устоявшееся название «третий сектор», то есть гражданское общество, то есть не политика и не бизнес. Опять не соглашусь, и как раз Россия убедительно доказывает существование именно пяти ветвей власти (четырех выращенных и одну — с трудом формирующуюся). Ибо куда вы поместите Чулпан Хаматову, Митю Алешковского, Гошу Куценко, Светлану Бахмину, Ирину Ясину, Светлану Ганнушкину и многих-многих других таких разных, но неравнодушных и очень деятельных во благо общество граждан? И — согласитесь — влиятельных. Зачастую куда более влиятельных, чем член ЦК партии власти например.

Всё это примиряет меня с тем, что происходит лично со мной: я ухожу в политику. Это очень трудно произнести вслух, а тем более — написать. Я как кандидат участвую в выборах представительного (законодательного) органа государственной власти субъекта Федерации — Москвы — Московской городской думы.

Я написала невероятное количество колонок и репортажей о политике и о выборах как журналист. Преподаю политическую журналистику 12 лет. Как экономист и финансист (профессий у меня много) занималась анализом денежной составляющей этой истории. И вот впервые пишу колонку не снаружи, а изнутри. И пытаюсь влиять на политические процессы изнутри.

Меня это повергает в ужас. Давным-давно я сменила профессию финансиста на гордое, высокое и очень ответственное — журналист. Что случилось за последние годы с профессией, вы и сами знаете. Мне — стыдно. Очень многие достойные люди, соль земли, краса и гордость журналистики, были вынуждены замолчать и сменить род занятий. Судьба-индейка забросила меня в правовое поле, в тюрьмы и суды, и последние 6 лет я специализировалась на правозащите. И я с гордостью могу сказать, что моя фамилия стоит в титрах фильма «Левиафан» Андрея Звягинцева и Олега Негина, свежеиспеченных лауреатов Каннского фестиваля, потому что этот фильм — прежде всего об униженных и оскорбленных.

Куда вы поместите правозащиту? А Звягинцева с Негиным? Они — люди, которые пытаются изменить мир, прежде всего — нас. Это пятая власть. Не политика, не бизнес, не судьи, не медиа.

Голоса пятой власти слышит весь мир. Именем ярчайшего представителя пятой власти преследуют по всему миру людей, причиняющих зло, — я имею в виду Сергея Магнитского, погибшего в тюрьме только потому, что он назвал вещи своими именами и не захотел встать на сторону зла. Должны ли их идеи и идеалы пробиться во все слои нашего общества? Должны ли быть услышаны волонтеры, благотворители, защитники животных, защитники дворов, скверов и детских площадок, люди, занимающиеся сиротами и помощью больным детям, старикам, людям с ограниченными возможностями? Разве это то, что принято презрительно называть «социалкой»? Сергей Магнитский — это что, «социалка»?

Давайте называть вещи своими именами. Политика как таковая давно ушла в высшие сферы, в отношения между государствами, военными блоками и таможенными союзами. Всё остальное — пятая власть. Всё остальное — это мы, граждане.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera