Сюжеты

Алексей ПОЛИХОВИЧ: «Ничего общего с иконами Сталина»

Письмо политического заключенного Алексея ПОЛИХОВИЧА — о попытках спекулировать на «болотном деле»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 60 от 4 июня 2014
ЧитатьЧитать номер
Общество

Письмо политического заключенного Алексея ПОЛИХОВИЧА — о попытках спекулировать на «болотном деле»

Все осужденные в первой волне по «болотному делу» подали апелляции на приговор. Мосгорсуд рассмотрит их в ближайшее время.

В пресс-службе Мосгорсуда подтвердили «Новой», что к ним поступило дело, дата рассмотрения будет назначена в ближайшее время. В феврале Замоскворецкий суд признал восьмерых фигурантов «болотного дела» виновными в участии в массовых беспорядках и применении насилия к полицейским. Сергея Кривова осудили на 4 года, Андрея Барабанова — на 3 года и 7 месяцев. Алексея Полиховича, Дениса Луцкевича, Степана Зимина — на 3 года и 6 месяцев, Артема Савелова — на 2 года и 7 месяцев, Александру Наумову (Духанину) — на 3 года и 3 месяца условно. Тогда все заявили, что приговор им непонятен. В данный момент осужденные по-прежнему находятся в московских СИЗО (Духанина — под домашним арестом).

Очевидно, что украинские события, составляющие сейчас основу внутренней и внешней политики России, не могли не сказаться на развитии этого политического процесса. Тем более что многие его участники занимают по «украинскому вопросу» активную гражданскую позицию. Сегодня мы публикуем письмо Алексея Полиховича.

 

Письмо политического заключенного Алексея ПОЛИХОВИЧА —  о попытках спекулировать на «болотном деле»

Как-то на одном из наших бесконечных заседаний адвокат Дмитрий Аграновский поправил омоновца, использовавшего в речи обращение «господа». «Господа все, — cказал Аграновский, — в Древнем Риме». Помню, тогда мне это понравилось. В русском языке действительно беда с приемлемыми обращениями. Господин товарищу не господин, товарищ господину не товарищ. Так проявляется противоречивость русской истории. В судах мы всегда отвечали полицейским, что не нужно нас называть «господами» и тем более «товарищами». Мы отвоёвывали свободу, какую могли, — в тот момент это была свобода лексическая. Свобода отстаивать смыслы и значения слов, невзирая на обстоятельства.

Данное письмо целиком и полностью спровоцировано поведением Дмитрия Аграновского в «Твиттере» и околополитическими спекуляциями, осуществляемыми этим человеком на теме «болотного дела». Я выбрал именно такую — открытую — форму потому, что со мной Дмитрий лично никогда не обсуждал мою позицию по Крыму, Украине, что не помешало ему вплести в том числе и мои взгляды в собственную украинофобскую истерию. В условиях советского ренессанса становится актуальным определять своих и чужих. Вот я и расставляю точки на i.

Мои левые взгляды не имеют ничего общего с иконами Сталина на первомайских демонстрациях. Первое мая не столько праздник, сколько день солидарности и памяти. Советский милитаризм, танки в Праге тут ни при чём. Вопли восторга и лобзание с вождями — тоже. Первомайская демонстрация в СССР — это про то, как Маркс-жрец похоронил Маркса-ниспровергателя. То есть про победу эрзаца над оригиналом.

Я не являюсь красным шовинистом и не радуюсь вторжению в соседние страны. Я поддерживаю право народов на самоопределение, однако никогда не поддержу имперские амбиции государства, развязывание войны и ложь. Если я сижу за убеждения, ясно, что я не намерен их менять. Если я сижу за вину, то мои убеждения никакого отношения к этому не имеют. Стратегия показной лояльности выглядит глупо. Быть всегда на стороне большинства — это не принципиально левая позиция, а беспринципность.

Справедливое нередко вершится вопреки общепринятому. Напротив, несправедливость и преступление часто сопровождаются фанфарами и аплодисментами. Если поведение российских властей в Украине справедливо, зачем такая бомбардировка информационного поля ненавистью? Чему служат тупость и необъективность российского телевидения, ярко демонстрирующие отношение к своему народу? Никаких альтернативных точек зрения, никаких сомнений. Логические ошибки, абсурд умело ретушируются экспрессией подачи, а временами — откровенной чернухой. Несколько месяцев назад ВГТРК упрекала европейские СМИ в том, что захват зданий в Киеве те называли мирным протестом. Теперь аналогичные захваты административных центров в Славянске рекламируются по «России-1» как мирное волеизъявление народа. Утверждение министров на Майдане — это диктатура, а самопровозглашенные лидеры Донбасса — «народные избранники». На западе Украины всегда «экстремисты и радикалы», на востоке — «ополченцы и протестующие». Обвиняя Киев в неонацизме, российские каналы тем временем пиарят француженку Ле Пен, словно крайне правая Ле Пен олицетворяет борьбу с призраком фашизма, бродящим по Европе.

Модный теперь казённый антифашизм и империалистический угар мне лично противны. Я не помню многотысячные демонстрации после убийства Маркелова и Бабуровой, убийств антифашистов и мигрантов в Москве. Кого вообще эта тема волновала у нас, пока БОРН не подняла руку на представителей системы? Ультраправые есть не только на Украине, эта проблема актуальна для всей Восточной Европы. Черно-желто-белые флаги Российской империи реют на русских маршах и трибунах стадионов. Все в курсе, какие персонажи маршируют под имперками. Эти же флаги были и на митингах «За Крым» в Москве, по соседству с плакатами «Фашизм не пройдет» и рядом со знаменем ДНР в Краматорске.

Всему этому бреду есть одно простое обоснование. Удобное и выгодное «нам» —  правдиво; то, что ставит «нашу» позицию под сомнение, — ложно. Можешь сколько угодно искать аргументы, тебя все равно заклеймят бандеровцем. «Правый сектор» заполонил мир, и главный его пиарщик — российское ТВ. Активисты «ПС» скоро сами поверят в то, что они — воины Сатаны.

Конечно, нет ничего исторически нового в пропаганде. Техники воздействия на сознание масс отработаны. Основной фокус — в максимальном упрощении заведомо сложной реальности. Необходимо создать узнаваемый образ врага. Для этого производят деиндивидуализацию оппонента, то есть лишают его личностных признаков. Затем обезличенного врага дегуманизируют, выводят из него все человеческое, выставляют монстром. В соответствии с этими признаками трагедия в Одессе освещается под определенным углом. Обоюдные уличные столкновения отводятся на второй план, замалчиваются случаи взаимопомощи раненым противникам, попытки спасти людей из горящего Дома профсоюзов. Акцент — на насилии футбольных фанов и вездесущего «Правого сектора», затеняющий всю динамику ситуации.

В этой всеобщей геополитической вакханалии все-таки необходимо сохранить голову. Важно не поддаваться на патриотические разводки, не терять этические ориентиры и продолжать думать. Это возможно в тюрьме, это возможно и на воле. А тем, кто всей душой стремится в шеренги мракобесов и империалистов, как говорят зэки, но по-другому поводу, — «зеленой дороги и не возвращаться».

 

Алексей ПОЛИХОВИЧ

СИЗО «Бутырка»

Май, 2014

 

P.S. Прошу адвоката Аграновского в дальнейшем воздержаться от ретранслирования якобы моих убеждений в контексте его страхов и фобий, а также воздержаться от обобщений «все болотники», «все известные мне болотники» и тому подобных в контексте политическом, не связанном напрямую с нашим делом. Не нужно говорить от моего лица нигде, кроме ЕСПЧ. Не нужно обижаться на объективные замечания и хамить в ответ моим близким. Надеюсь, что тема закрыта.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera