Сюжеты

Полюбить в себе дурака

Несколько дней подряд французы дают москвичам мастер-классы, как быть клоунами

Фото: «Новая газета»

Культура

Александра СолдатоваНовая газета

 

Несколько дней подряд французы дают москвичам мастер-классы, как быть клоунами

Фото с сайта http://www.teatr-sad.ru/

«Москва увидит раньше Авиньона», «В программе фестиваля спектакли — участники авиньонской программы 2013 и 2014 годов», — призывно сообщала афиша в Театре С.А.Д. На самом деле все не совсем так, хотя организаторы дней французской культуры не захотели признаваться в лукавстве даже на пресс-конференции. «Вильнев на сцене» — фестиваль передвижных театров, другими словами, шапито, довольно распространенных на климатически благостном Западе. Он существует с 2003 года и проводится в городе Вильнев-Лез-Авиньон в то же время, что и один из самых масштабных театральных фестивалей Европы. В Москву привезли антрепризную премьеру, франко-российский клоунский проект «Каникулы» Сириля Гриё, отправляющийся в Вильнев через месяц, и мастера импровизации Карин Винерон в постановке Каролин Вожель «Великолепная».

Спектакль «Каникулы» идет на русском, французском, немецком, итальянском и большей частью на тарабарщине, что не мешает ему смешить где угодно и кого угодно. В нынешний микс французского с нижегородским вошли слова «Чебурашка», «борщ», «пирожки» и тоскливая песенка Крокодила Гены, которую французская клоунесса исполняет на бис под зажигательный аргентинский ритм маракасов и гитары, чем невероятно радует изголодавшуюся по наивному юмору публику.

Сириль Гриё сочинил пародию на будни в современном офисе. Сумасшедшему начальнику и придурковатым подчиненным ужасно надоело работать, поэтому команда отправляется на корпоративные «kanikuly». И скорый поезд до Лазурного Берега, и сам пляж, как оказывается в финале истории, скроенной из различных гэгов, клоуны организовали прямо в собственном офисе. «Выберите себе работу по душе, и вам не придется работать ни одного дня в своей жизни», — старик Конфуций знал, что говорил. Клоуны явно сделали верный выбор. Тут есть и свой Асисяй, любезничающий в рабочее время по телефону с дамой сердца, и шеф, попивающий в кабинете шампанское из сувенирной Эйфелевой башни, и взбалмошная секретарша, то и дело попадающая в пикантные ситуации... Но смеяться над ними, честное слово, могут только те, кто смотрит на сцену глазами ребенка. Как найти и полюбить в себе дурака, маленького мальчика или девочку, готовых удивляться и радоваться игре, Сириль Гриё обучил всех желающих на мастер-классе для клоунов.

Вопреки логике, на мастер-классе собрались в основном женщины за сорок — основная наша театральная публика. Я мысленно примеряла к их лицам красные носы и брови домиком и поражалась гармоничности получающихся образов. Кроме забавных дам в зальчике Театра С.А.Д. собралась стеснительная детская делегация, празднующая день рождения, несколько девушек и двое мужчин, на чей счет я была практически уверена — вот они, настоящие клоуны, пришедшие отточить мастерство к французскому коллеге! Наконец поднялся и сам Гриё. «Во Франции мы обращаемся друг к другу на «ты». Если я вдруг говорю «вы», то обращаюсь не к вам, а к вашему внутреннему клоуну», — объяснил правила учитель. С «внутренним клоуном» он познакомил нас довольно подробно.

Во-первых, у клоуна всегда широко раскрыты глаза, он по-настоящему видит. Как голос «Утренней гимнастики» 1960-х ежеминутно приказывал: «Прогнитесь!» — так Гриё в первом же упражнении стал твердить: «Откройте глаза!» Задание давалось после тщательной встряски всего тела. Но упражнение, поверьте на слово или попробуйте сами, действительно меняет внутреннее состояние.

Во-вторых, удивление — базовая эмоция клоуна. Удивиться миру, человеку, которого видишь впервые, — как же это важно в постоянной атмосфере удушающего равнодушия! Мы ходили по сцене, смотрели друг на друга и не изображали удивление, переживали его.

 В-третьих, клоун всегда готов к общению и импровизации. «Актер играет для зрителя, хороший клоун играет со зрителем». Заданием стало нащупать в себе определенную эмоцию и в конкретный момент найти глаза, в которые можно ее передать. «В обычной жизни мы так редко смотрим друг другу в глаза!» — вздыхала после занятий одна из участниц. На мастер-классе навык был закреплен настолько, что даже в метро на обратном пути я никак не могла отделаться от новой привычки.

Через три часа, что длился мастер-класс, разбежались только дети. Взрослые играли до последнего, расходуя незадействованную в обычной жизни энергию дурачества: и танцевали, и дрались, и рыбачили, и от монстров спасались. После занятий я решила познакомиться с участниками: неужели это обычные москвичи, нашедшие для себя новый вид досуга? Оказалось, большинство пришло сюда, преследуя цели профессионального развития.

Ирина, психотерапевт, работает со студентами и говорит, что деятельность Гриё чем-то похожа на ее собственную. «Техники включения, непосредственного общения очень живительны. Способность выражать свои чувства — самое главное для психического здоровья». Обворожительные дамы, которых я поначалу приняла за клоунесс, оказались актрисами импровизационного театра. «Я чувствовала это с самого детства, но не знала, что можно так себя вести. Клоун — это тот, кто ничего не боится и делает то, что хочет. Это я», — призналась одна из них, Елена.

Всамделишный мастер клоунады нашелся только один. Роман, к которому я подошла не без робости, сам оказался в жизни довольно стеснительным, совсем не таким, как на сцене, где он по-настоящему отжигал. «На мастер-классе мне больше всего понравилось упражнение с носом. Человек надевает эту крошечную маску и не понимает, что уже совершенно преобразился. Он еще ничего не сделал, а уже смешно. Почему? Магия», — заключил он. А самого смешного персонажа — огромного кучерявого и бородатого Пашу, чей флегматичный образ ну никак не вязался с дурацкими упражнениями, я, к сожалению, потеряла из виду. Потом, правда, он померещился мне в числе рабочих, облагораживающих Аптекарский огород, чему я немало удивилась, как нас и учил Сириль.

Не знаю, всем ли смертным полезно побывать на Авиньонском фестивале, но вот хоть раз в жизни сходить на мастер-класс для клоунов совершенно необходимо. Большого ежегодного фестиваля площадных театров, какой есть во Франции («Вильнев на сцене» спонсируется в основном французскими властями), у нас пока нет и, кажется, в ближайшем будущем не предвидится, у государства все больше другие приоритеты.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera