Сюжеты

Европа не закрыла окно

В Нормандии до российского президента пытались донести: главная идея — не патриотизм и нация, а гуманизм и право личности. Они обеспечивают мир

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 62 от 9 июня 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

В Нормандии до российского президента пытались донести: главная идея — не патриотизм и нация, а гуманизм и право личности. Они обеспечивают мир

Фото: EPA

Французский военный оркестр заиграл «Прощание славянки», когда Владимир Путин пошел по красной ковровой дорожке к VIP-трибуне на пляже Вилла-Белла, больше известном по американскому военному названию Sword Beaс.

Музыкальная заготовка входила в сценарий, который написал и разыграл Франсуа Олланд, чтобы использовать 70-летний юбилей высадки союзников в Нормандии для возобновления испорченных дипломатических отношений с Россией.

Накануне на «семерке» в Брюсселе Олланд опять получил язвительный укол от Барака Обамы, который назвал неуместной продажу России вертолетоносцев «Мистраль». Тот вынужден был оправдываться: мол, мы пока не в «третьей фазе» санкций и нет резона разрывать важный для Франции контракт.

Свой интерес и у Меркель. «Секторальные меры» против России ударили бы сильнее всего по германской экономике, крепко связанной с российской. Хотя канцлер заявляла, что ради защиты принципов и ценностей Германия готова идти на некоторые экономические потери. Но все же… Секторальных санкций лучше избежать. Отсюда такая активность. На этом направлении есть что возразить Обаме.

На брюссельской «семерке» Запад (и Япония) сформулировали основные условия: признание президента Украины Петра Порошенко и прекращение поддержки Москвой вооруженных сепаратистов на востоке Украины.

Олланд в последний момент пригласил в Нормандию Порошенко. Не потому, что тому по статусу положено (с 2004 года на это мероприятие приглашают президента России, правопреемницы Советского Союза, страны-победительницы). А потому что его надо было срочно свести с Путиным.

Отношение к Путину на полях юбилейных торжеств во Франции менялось в зависимости от этой цели.

От холодной встречи Путина в четверг в Париже с Дэвидом Кэмероном, которая больше походила на контакт парламентеров воюющих сторон (даже без банального рукопожатия), до момента, когда Обама позволил себе «потоптаться» с российским президентом и сказать ему какие-то общие слова.

Прогноз встречи был скорее негативным, когда канцлер Германии и президент России в пятницу утром встречались на курорте Довиль.

В отель «Нормандия-Барьер» Путин и Меркель подчеркнуто заходили с разных сторон: он с улицы, а она — со стороны моря. Короткое холодное рукопожатие, и потом чуть больше часа беседы.

Обычно улыбчивая в подобных ситуациях, Меркель смотрела холодно и строго, время от времени вызывающе поднимая брови. На лице Путина тоже не было нарисовано приязни. Стол маленький, но они сидели далеко друг от друга, словно сторонясь, каждый за своим флагом. Как сообщил российским журналистам пресс-секретарь Кремля Песков, разговор был посвящен почти исключительно Украине.

Время и место для «семейного фото» — важнейшего протокольного и политического мероприятия — хозяева выбрали в нормандском шато «Денувиль» перед званым ланчем глав делегаций двух десятков стран с ветеранами.

До последнего момента сам факт совместного фотографирования был под сомнением. Некоторые участники дали понять, что не хотели бы появиться на фото с Путиным.

Но фотографирование состоялось, и российский президент запечатлен на снимке наравне с королевой Великобритании и президентом США.

Когда гости гурьбой отправились к накрытым столам за свежими нормандскими устрицами, в броуновском движении расслабившихся перед едой людей произошли встречи, изменившие общее настроение.

Как бы случайно, по сценарию Олланда, пересеклись Путин и Порошенко, и к их 15-минутной беседе подключилась Меркель. В ней уже не узнать ту утреннюю строгую женщину с поднятыми бровями. Разговор углублялся и притягивал интерес.

Потом на VIP-трибуне Меркель просто оставила свое место и разговаривала с Путиным, отвлекшись от литературно-музыкальной композиции и военного парада.

Путин, приглашенный как представитель страны, понесшей наибольшие жертвы во Второй мировой войне, страны Сталинграда и Курской дуги, был на этом празднике как бы вместе со всеми и в то же время в одиночестве.

Протокол позволяет хитрости, например, при рассадке гостей, объяснили «Новой» знакомые с этой темой дипломаты. Можно по английскому алфавиту, а можно по французскому. Иногда разница существенна. А можно по сроку службы на данной должности. Короче, что в данный момент целесообразно… Формальная дипломатия склоняет голову перед большой политикой.

Соседями и собеседниками Путина оказывались то великий герцог Люксембургский Анри, то князь Монако Альберт II или женщина в голубом — датская королева Маргрете II, с которыми российский президент обменивался любезностями. Хотя они и «звезды» печатного глянца, с них политический спрос меньше, чем с лидеров «семерки».

Обама и британская королева так увлеклись беседой, что не заметили блуждавшего в полуметре от них российского президента. Правда, потом выяснилось, что Обама все же где-то успел поговорить с Путиным, повторить требования насчет сотрудничества с Порошенко и отказа от поддержки сепаратистов. Это произошло уже после рукопожатия Путина и Порошенко.

Речь пока шла не о решениях по Украине. Для начала нужен диалог, демонтаж стереотипов и ярлыков информационной войны. Надо плеснуть холодной воды на разгоревшиеся угли, а потом уже разбираться, что дальше.

Что такое план Порошенко по прекращению насилия на Украине и примет ли его Путин? Что Запад будет делать с Крымом, присоединение которого к России он поклялся не признавать? Выведет за скобки и начнет нормализацию с Москвой в обмен на прекращение дестабилизации Украины? В Нормандии ответов на эти вопросы не найдено. Намечен диалог, в котором стороны в любой момент могут послать друг друга с тихой грустью.

Взгляды России и остальных участников торжества в Нормандии заточены на разные принципы и ценности. Вряд ли переговоры между Россией и ЕС, Россией и НАТО будут о том же, о чем были до осени прошлого года.

Но Олланд может быть доволен. Его план заставить Путина признать киевскую власть и начать с ней разговаривать дал первый результат.

На последних выборах в Европарламент во Франции вырвался вперед местный «правый сектор» мадам Ле Пен, получив на порядок больше голосов, чем украинский. Правый национализм в Европе не менее серьезен, чем на Украине или в России. В своей эмоциональной речи Олланд с трибуны говорил не только о подвиге тех, кто 6 июня 1944-го под огнем противника высаживался на этом нормандском пляже. Он говорил также о подвиге и жертвах народов, которые когда-то составляли Советский Союз. И еще о вещах, о которых раньше на подобных торжествах молчали.

Во-первых, о жертвах мирных жителей Нормандии от бомбардировок союзников. Невинная жертва на алтарь победы. Об этом мало говорили, прославляя победителей. Во время операции «Оверлорд» погибло 14 тысяч мирных жителей городов Нормандии. Это горькая цена освобождения. Мирные жители становятся жертвами любой войны.

В Нормандии, в отличие от Москвы, не праздновали День Победы. Иначе бы на главной трибуне не было Меркель, а на трибуне ветеранов — бывших воинов вермахта, которых в 1944 году на этих пляжах ломали союзники. Торжества в Нормандии были спектаклем заводской самодеятельности по сравнению с пышным открытием сочинской Олимпиады. Куда меньше помпы и спецэффектов.

В Нормандии праздновали победу либеральных ценностей над гитлеровским тоталитаризмом. Олланд сказал, что парнями из Британии и Америки, погибшими на пляжах Нормандии, двигал не столько патриотизм, сколько мечта о свободной жизни для всех землян. Немцев, которые пошли за Гитлером, он назвал жертвами нацизма, вынужденными воевать на войне, которая была не их войной.

После финального фейерверка на центральную площадку вышли в обнимку два ветерана. Один из французского Сопротивления — Леон Готье, другой из вермахта — Йоханнес Бёрнер. 70 лет назад в Нормандии они были по разные стороны фронта. Главная идея — не патриотизм и нация, а гуманизм и право личности. Они обеспечивают мир.

На торжествах в нормандском Уистреаме военные оркестры играли в основном мелодии 1944 года. Меркель расцеловалась с Олландом под «Локомошн» Гленна Миллера, после того как под нее вышел Порошенко. А в конце, после фейерверка, хор исполнял европейский гимн — бетховенскую «Оду к радости» — на немецком языке…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera