Мнения

Газета из другого времени

Елена БИРЮКОВА, главный редактор газеты «Первое сентября», — о том, почему издание больше не будет выходить

Этот материал вышел в № 64 от 16 июня 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Елена Бирюкова, главный редактор газеты «Первое сентября», - о том, почему издание больше не будет выходить

Это объявление появилось на сайте газеты вместе с объясненим редактора, в котором были названы политические причины закрытия издания
 

Все, кто прочитал нашу редакционную статью о том, что мы прощаемся с читателями, задают мне один и тот же вопрос: «На вас оказывали давление, выкручивали руки?» Нет, говорю вам как на духу, не было никакого давления.

Что же произошло? Отчасти мы ответили на этот вопрос в статье «Время расставания»: «...Наступает новое время для страны, для школы, для учителей и учеников. И в этом времени нет места для газеты Симона Соловейчика. …Она явилась на свет на волне веры в то, что историю можно направить, свершить, уйдя от советского опыта тотальной директивности; разумным, мирным словом можно изменить школу и учителя, опереться на лучшее в каждом — на человеческое в человеке. …Постепенно сокращались гражданские свободы, пока школу все больше и больше загоняли в нечеловеческие условия, мы старались быть «вопреки», отказываясь признать то, что по уму и сердцу невозможно признать.

Но сегодня мы, те, кто делает газету «Первое сентября», уже не можем оставаться в рамках прежнего издания; не можем, как раньше, выпускать «Детный мир», «Школьное дело», «Политику образования», «Идеи. Судьбы. Времена».

К великому несчастью, от нас, как нам кажется, сегодня требуется то, что противоречит самому духу газеты: признать, что худшее в человеке взяло верх.

Другие издания, которые не связаны так близко со школой и детьми, могут позволить себе такую метаморфозу. Продолжать выходить как будто ничего не случилось. Мы — не можем… Сегодня на календаре совсем другое первое сентября совсем другого года.

Итоги минувшего двадцатилетия — в нашем последнем, 1629-м номере, который выйдет 30 июня».

Все, что я могу добавить от себя, это то, что коллектив принял такое решение единогласно. Сомнений не было ни у кого. Я помню, как в 92-м коллегам-журналистам проект Соловейчика казался странной затеей. На первой странице — стенограммы? И не со съезда депутатов или заседаний министерства, а из школьного двора или пригородной электрички? Новостей не будет, а будет философическая полоса с текстами «из глубины души»? Из четырех страниц в газете для учителя — только одна про школу? Матвеевская «Учительская» боролась, сражалась, эта — не собирается? Да и что за название такое — «Первое сентября»? Нет уж, увольте… несерьезно.

Соловейчик переживал. Переживал и то, как мы делаем газету. То есть как мы не умеем ее делать, хотя стараемся изо всех сил. Сам он работал сутки напролет: писал, редактировал, придумывал заголовки, находил авторов, забрасывал новыми идеями… Думаю, время от времени отчаивался.

18 октября 1996 года его не стало. «Мы будем делать газету Соловейчика» — так заканчивался текст в том, первом без него, номере. Это была не фраза — клятва. Мы словно присягали на верность… Газета — это поступок, осуществляющий себя во времени. А иначе и начинать не стоило, так он считал. Нашего первого ответственного секретаря он уволил из-за одной только «успокаивающей» фразы: «Да что вы так расстраиваетесь из-за статьи, это же газета: сегодня эту напечатали, завтра другую…»

Соловейчик ждал от нас абсолютной серьезности, абсолютной строгости и требовательности в отношении к делу. Но не говорил об этом никогда. Потому что знал: все эти качества рождаются только в пространстве свободы. Внутренней свободы каждого из нас. А газета была лишь способом выражения этой свободы, ее пульсом.

Он и относился к газете как к живой. Наделенной характером, избирательной, своенравной, талантливой. И хотел, чтобы мы чувствовали ее именно так: прислушивались, чего она желает, не мешали намерениями, помогали расти.

Он не учил, он создавал. И это было самое главное. Создавал атмосферу, поднимал уровень разговора, задавал стиль общения — очень естественно, как бы само собой. И это чувствовали не только мы, но и читатели. Он создавал газету как прекрасную школу. Школу внутренней свободы. Школу своей мечты… «Свобода — как жизнь, — написал он в одной из своих колонок 1996 года, — она постоянно требует поддерживающей энергии… Это все не абстрактные рассуждения, а вполне конкретные — на тему, на злобу дня… Мы читаем газеты, мы видим людей, стремящихся к власти, они понятны — мы видим, как они опасны для свободы. И мы обязаны делать все возможное, чтобы они не пришли к власти».

Мы делали газету вместе с ним 4 года. Без него — 18 лет…

«Иногда возникает ощущение, что наш организм свободу не принимает, происходит отталкивание, и оттепель, имевшая начало, может получить и свой конец… И опять у нас будет лучшая в мире литература, не то что на этом бездуховном Западе, который ничегошеньки в делах свободы не понимает. Не понимает главного, открытого в России: истинное наслаждение свободой — в потере свободы. Уже готовимся…»

Худшие предчувствия сбылись. Люди, стремившиеся к власти, получили ее. А страна потеряла свободу. Не сегодня это началось, но сегодня стало реальностью. Все эти годы свобода уходила из общества, из школы, из образования.

При молчаливом попустительстве, равнодушии, под вздохи сожаления: «А куда деваться — такова жизнь…» Очевидность не требует вздохов и слов. Слова — на какой-то промежуток — не решают больше ничего. Очевидность требует поступков. И если человек может жить, сохраняя достоинство, и во времена потяжелее нынешних, то для газеты Симона Соловейчика эта ситуация патовая. Мы не можем молчать и должны писать о вещах и событиях, которые к педагогике и школе впрямую не относятся. Но и не имеем права менять суть газеты, превращать ее в действующую сторону конфронтации, которая сегодня незримо раскалывает семьи и дружбы, заставляет каждого на свой страх и риск решать, кто он и с кем…

«Первое сентября» перестает выходить. Думаем, Соловейчик бы нас понял…

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera