Сюжеты

ММКФ: 10 дней, 9 ночей. Что смотреть: рекомендации «Новой» и Кирилла Разлогова

36-й Международный московский кинофестиваль, как и Олимпиада, состоится при любой политической «погоде». Хотя политика и скорректировала программу

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 65 от 18 июня 2014
ЧитатьЧитать номер
Культура

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

36-й Международный московский кинофестиваль, как и Олимпиада, состоится при любой политической «погоде». Хотя политика и скорректировала программу

Безусловно, фестиваль в сложившейся напряженной обстановке проводить непросто. Как бы его устроители ни бодрились, ясно, что в столицу мира и труда ни серьезные продюсеры со своими картинами, ни звезды не рвутся. Находят благовидные предлоги, чтобы отказаться от участия в «престижнейшем смотре класса «А». Поэтому опираться приходится больше на свои, проверенные временем кадры. Жюри конкурса возглавит 80-летний режиссер и сценарист Глеб Панфилов.

Да, конкурс побледнел еще больше. Впору возвращаться к идее проведения форума раз в два года, глядишь, и работ сильных «подкопится», и запах войны рассеется, и деньги немалые будут сэкономлены. Но не правы те, кто полагает, что на ММКФ совсем нечего смотреть. Благодаря невероятным усилиям отборщиков чуть ли  не в каждой программе любители кино обретут свое зрительское счастье.

 

Конкурс

Не пропустите триллер «Самый опасный человек» Антона Корбейна («Контроль») — культового фотографа и режиссера видеоклипов, определившего вкус целого поколения. В ролях — Филип Сеймур Хоффман (одна из последних работ актера), Уиллем Дефо, Робин Райт и наш Григорий Добрыгин («Как я провел этим летом»), между прочим, выказавший режиссерские способности. Герой фильма — «таинственный незнакомец» с русско-чеченскими корнями, объявившийся в исламской общине Гамбурга. Он и оказывается в центре опасной шпионской игры с участием разведок разных стран.

 

«Да и да» Валерии Гай Германики — один из двух российских конкурсных фильмов. Сценарий Александра Родионова. Он — молодой художник, она — школьная учительница. «Мой фильм про первую любовь, — говорит режиссер, — когда на душе расцветают черные розы»… В этой картине — «эмблеме печали» —  можно встретить художественный тандем:  Александра Виноградова и  Владимира Дубоссарского. А художником фильма стал скандально известный андеграундный живописец, дизайнер и актер — Сергей Пахомов (Пахом).

 

«Круговерть» Марка Фитусси. «Копакабана» Марка Фитусси, показанная несколько лет назад в каннской «Неделе критики», произвела хорошее впечатление своей многокрасочностью и отличной работой Изабель Юппер. «Круговерть» — четвертый полнометражный фильм режиссера. И снова конфликт между мечтой (Копакабана — символ чудесного места, где нас нет) и реальностью.

 

Программа Петра Шепотинника «Восемь с половиной»

«Два дня, одна ночь» братьев Дарденн — одна из лучших картин Каннского конкурса, просмотренная жюри исключительно по недоразумению. Прозрачное, тонкое, обманчиво простое, на самом деле, мудрое кино, в котором социальность растворена в притче, а экономический кризис вызревает в проблему духа. Под минималистскими масками «за» и «против» — служащие одной конторы, проголосовав, должны решить судьбу своей коллеги (Марион Котийяр), — бьется совесть с эгоистичной рациональностью.

 

Сразу два фильма одного из самых радикальных кинотворцов — тайваньского режиссера Цай Минляна.

«Бродячие псы» — галюциногенное кино под видом социальной драмы. Бездомные собаки и бродячие люди. И еще всегдашняя цай-минляновская тайна, разбухающая видениями надеющихся на счастье. Завораживающее, магнетическое, трудное для просмотра кино. «Путешествие на запад» — продолжение проекта о медитирующем монахе, снятое на Западе. Сам фильм — опыт часовой медитации. Безмолвный буддийский монах (его играет постоянный артист Цая Ли Кан Шен) медленно движется сквозь арабские кварталы Марселя. Дени Лаван, перевоплотившийся в короля обезьян, становится учеником монаха. Для ищущих умиротворения с собой и миром — лучший способ окунуться в гипнотическое пространство кино.

 

«Прощай, язык». Вечный эстетический провокатор и возмутитель спокойствия Жан-Люк Годар. «А разве он не умер?» — простодушно спросила меня юная коллега. Да нет, один из основателей новой волны продолжает жить новаторством, экспериментом. Отбрасывая слова, не боясь эклектики, лавины метафор и трехмерной игры (а кто сказал, что к 3D надо относиться со звериной серьезностью), с изощренной иронией обращаться к философским вопросам. К чему речь, есть же камера, способная проникнуть во внутреннее мировое пространство. И есть пес Рокси, умеющий понимать без слов.

 

«Триптих». Режиссеры: Робер Лепаж, Педру Пиреш. Киносверсия спектакля Лепажа «Липсинк» («По губам»), камерная трехголосная фуга.

 

Программа Андрея Плахова «Божественная эйфория»

Куратор программы не намеревался ограничить ее тематику религией. Это собрание фильмов, занятых исследованием природы чуда. В том числе чуда художественного и эстетического переживания.

«Крестный путь» Дитриха Брюггеманна. Одна из незабываемых картин «Берлинале». Сдержанные по форме, но пышущие жаром скрытой эмоции размышления о взаимоотношениях с Богом, о пределах и беспредельности фанатизма. Не столько религиозное, сколько антиклерикальное художественное произведение с серьезным культурным бэкграундом.

 

«Собачье поле». Режиссер фильма Лех Маевский прославился фильмом «Мельница и крест» — «экранизацией» картины Брейгеля-старшего «Путь на Голгофу». В новом фильме болезненная действительность (2010 год стал в Польше годом страданий: наводнении, пожары, авиакатастрофа, унесшая жизни элиты страны) трансформируется в фантасмагорические видения героя фильма с неслучайным именем Адам.

 

«Тимбукту» Абдеррахмана Сиссако — история погружения целого африканского города во мрак религиозного фундаментализма.

 

 

«Фильмы, которых здесь не было»

Новая программа, собранная Стасом Тыркиным, состоит из картин, замеченных в Каннах, Венеции, Карловых Варах, Локарно, но проигнорированных и нашим прокатом, и нашими фестивалями. Среди них необычайный «Танец реальности» Алехандро Ходоровского. Восхитительное автобиографическое путешествие в глубины ХХ века.

 

«Свободная мысль»

Как всегда, одна из лучших программ — показ неигрового кино «Свободная мысль»

В ней фильмы от визионерской классики Флаэрти «Моана южных морей» до «Неизвестный известный» оскароносца Эррола Морриса. Герой его фильма — бывший министр обороны США Доналд Рамсфелд.

Обратим внимание любителей неигрового кино. В этом году документальный конкурс переехал в Центр документального кино (Зубовский, 2).

 

Что рекомендует Кирилл РАЗЛОГОВ, программный директор ММКФ.

— Мне трудно что-то выбирать для рекомендации зрителям. Но вот из неочевидного. Горжусь программой «По ту сторону игровой и неигровой», потому что она — экспериментальная, соединила картины, не укладывающиеся в привычные рамки. У программы есть связь с показами Медиафорума, демонстрирующего опыты от авангарда до нейрокино. Мне дорога идея синтеза документализма с экспериментальными формами. В этой программе есть и острые дискуссионные работы. Например, «Пресловутый Мистер Бут» про нашего торговца оружием Виктора Бута. Мне действительно нравится фильм открытия «Красная армия» Гэйба Польски И дело не в олимпийском годе — это современная американская картина, посвященная нашему клубу армейцев, побеждающему не на ратных полях, а на ледовых. Мы вместе с Германией и Францией собрали программу к столетию Первой мировой войны «Великая иллюзия». И представить свое «Скорбное бесчувствие» обещал режиссер Александр Сокуров, которого давно не было на ММКФ.

Из последних неудач. Мы хотели спецпрограмму «Люди и звери» открыть фильмом «Белый бог» Корнеля Мундруцо (приз каннского «Особого взгляда»). В итоге пришлось отказаться от программы. Еще большое разочарование — не получилось показать фильм о Брюсе Ли (проблема с копиями и с ценой). Зато буквально только что решился вопрос с «Зимней спячкой» Нури Бильге Джейлана (главный приз Каннского кинофестиваля). Есть канадская картина «Город без застежек» об игрушках и контрафактных младенцах, которая из всей отборочной комиссии понравилась только мне. Увы, эта экспериментальная работа не вошла в конкурс, но ее можно увидеть в программе «Далекое близкое». Что касается конкурса, мы взяли в пандан картине Гай Германики фильм Владимира Тумаева «Белый ягель» (экранизация повести ненецкой писательницы Анны Неркаги). Эта аудиовизуальная антропология противоположна по характеру фильму Германики. Таким образом, мы демонстрируем широту диапазона российского кино. Мне нравится фильм «Бети и Амар» производства Германии, Испании, Канады (фантастические события разворачиваются в Эфиопии в 1936 году). Любопытна турецко-французская трагикомедия «Свет очей моих», герой которой киноман. Чудная японская картина «Мой мужчина» Кадзуеси Кумакири напоминает «Лолиту». Она о многолетней страсти девочки и взрослого мужчины. Любопытна корейская фантастика «Из породы пернатых».

— В конкурсе из известных имен — только Корбейн и Марк Фитусси. Ставка на малоизвестные имена — вынужденная мера или сознательный выбор?

— Принцип селекции у нас простой: при выборе между неудачными картинами знаменитостей и талантливыми дебютантами мы выбираем дебютантов.

— Есть ли в программе какая-то сквозная идея?

— Скорее нет, не считая заметного присутствия жанрового кино.

На вопрос, будет ли на ММКФ показан «Левиафан» Звягинцева, Кирилл Разлогов не мог однозначно ответить. По его мнению, неправильно показывать картину после ее премьеры на «Кинотавре». Хотя в программе Стаса Тыркина есть картины, премьеры которых состоялись на других фестивалях. «В любом случае, — заключил программный директор ММКФ, — если картину и покажут, то этот показ будет проходить вне официальной программы».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera