Сюжеты

Куда течет «Южный поток»

Стратегия Запада — продолжение курса на ослабление энергетической зависимости от России. Курс устанавливается на десятилетия вперед

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 67 от 23 июня 2014
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

Стратегия Запада — продолжение курса на ослабление энергетической зависимости от России. Курс устанавливается на десятилетия вперед


Акционеры и партнеры проекта ОАО «Газпром» расписываются на первом стыке трубы во время церемонии запуска проекта по строительству газопровода «Южный поток» в Анапе. Декабрь 2012.
РИА Новости

Представляете себе газовую трубу, которая усилиями строителей и с помощью денег инвесторов, с докладами о выполнении планов и награждением передовиков прокладывается по дну Черного моря в сторону солнечной Варны и на вожделенном балканском берегу… утыкается в заглушку? Примерно так обстоит сегодня дело с газопроводом «Южный поток», который должен доставлять российский газ в южные страны Евросоюза в обход Украины.

Европейский комиссар по энергетике Гюнтер Эттингер в конце прошлой недели на встрече с членами Ассоциации международной прессы в Брюсселе, в числе которых был собкор «Новой», подтвердил, что строительство «Южного потока» в Болгарии приостановлено решением ее премьер-министра до прояснения правовых вопросов.

«И я удивился бы, узнав, что где-то его продолжают строить», — сказал Эттингер.

Россия плохо отнеслась к приостановке строительства сухопутной части «Южного потока» в Болгарии и последовавшему решению Белграда заморозить сербскую часть. Она расценивает это как фактический переход ЕС к экономическим санкциям. Решение Софии, считают на Смоленской площади, принято под влиянием США, после визита в Болгарию американских сенаторов, в том числе Джона Маккейна.

Брюссель выступил за приостановку «Южного потока» задолго до визита Маккейна и даже до киевского Майдана, Крыма и разговоров о западных санкциях. В октябре прошлого года Еврокомиссия объявила, что европейскому законодательству не соответствуют межправительственные соглашения между Россией и странами ЕС, по которым должна протянуться труба «Южного потока». Это Австрия, Болгария, Хорватия, Греция, Венгрия и Словения, а также кандидат в ЕС — Сербия.

Претензий было много. Соглашения нарушают правила внутреннего рынка ЕС, где производителям энергоносителей нельзя одновременно владеть транспортной инфраструктурой. Болгарский участок газопровода первый после морского и технологически самый сложный, то есть ключевой. Соглашение между Россией и Болгарией дает «Газпрому» льготный налоговый режим, в то время как законы ЕС ограничивают государственную помощь хозяйствующим субъектам. Оно предусматривает, что преимущества при получении подрядов будут иметь российские и болгарские компании, а это нарушает антимонопольное законодательство ЕС.

Брюссель предложил странам, подписавшим соглашения с Россией, привести их в соответствие с законами Евросоюза и получил от этих стран мандат на переговоры с Москвой по этому вопросу. «Газпром» же немедленно заявил, что не намерен останавливать стройку, считая межправительственные соглашения превыше внутренних законов ЕС.

Украинский кризис, мягко говоря, не способствовал разрешению этих разногласий. По ходу добавились новые осложняющие обстоятельства. В конце мая российская компания «Стройтрансгаз», контролируемая Volga Group Геннадия Тимченко, вместе с болгарской Gasproekt Jug признаны победителями тендера на проектирование, строительство, а также поставку материалов и оборудования для болгарского участка «Южного потока».

Во-первых, Брюссель сразу же заподозрил Софию опять же в нарушении законодательства ЕС при проведении тендеров, полагая, что российские и болгарские компании получили привилегии. Тендеры проводились недостаточно прозрачно, и подряды достались «своим», считают в Брюсселе. Во-вторых, Тимченко находится в американском санкционном списке лиц, близких к Владимиру Путину и причастных, по мнению Белого дома, к спецоперации по присоединению Крыма к России. Вашингтон задействовал свою «тяжелую артиллерию», и его давление действительно заставило Софию остановить строительство газопровода.

В каком состоянии находится сейчас этот сериал с детективным сюжетом и какого поворота можно ожидать в следующей серии? Об этом мы и спросили Эттингера как куратора энергетической политики ЕС в брюссельском исполнительном аппарате. Он повторил то, что уже говорил много раз: ЕС нацелен на диверсификацию поставок энергии, но для его энергетической безопасности чем больше будет труб, тем лучше.

«Мы ничего не имеем против «Южного потока», для нас приемлемы любые элементы инфраструктуры по поставкам газа в Европу. Это лишь новая структура для существующих газовых потоков. Дополнение, а не новый источник. К его проекту мы относимся объективно и нейтрально. Все решения принимают инвесторы и правительства стран, по которым проляжет труба… Но Еврокомиссия как гарант союзного законодательства должна обеспечить, чтобы проект соответствовал европейским правилам, — отметил Эттингер. — Мы начали переговоры, создали рабочую группу и продолжили обсуждение. Но несколько дней назад Россия решила обратиться в суд ВТО, обвинив нас в нарушении правил этой организации. Выходит, российская энергетическая политика соответствует правилам ВТО, а законодательство ЕС — не соответствует».

Брюссель готов в прагматическом духе вести переговоры об исключениях из правил ЕС, но для начала нужно, чтобы Россия не шла вопреки правилам явочным порядком. «Сначала признайте у нас дома наши правила, а потом просите исключений. Так было с «Северным потоком» (его континентальной частью «Опал» в Германии.А. М.). Мы проявляем гибкость», — заявил Эттингер.

К соглашению Болгарии с Россией у Брюсселя есть вопросы в области экологии и антимонопольного законодательства. Закон ЕС требует разделения поставщиков газа, транспортных и распределительных компаний, свободного доступа третьих сторон к транспортной инфраструктуре, прозрачной конкурсной борьбы за контракты. Государственную монополию «Газпром» трудно вписать в эту рыночную схему, не допускающую распила бюджетных средств.

«У нас мало просто сказать, мол, вы хорошая инженерная фирма, поэтому и будете строить газопровод», — намекнул еврокомиссар на успешный для Тимченко тендер.

В Евросоюзе, судя по высказываниям Эттингера, наблюдается некоторая «каша в голове» относительно «Южного потока» и российского газа в целом. Особенно, когда еврокомиссар говорит нам, что «лично он считает энергетический сектор не лучшим объектом для санкций», что «газ и нефть находятся в самом конце списка возможных санкций, и наверняка не будут в числе ближайших». Когда он говорит: «Мы можем советоваться с американцами, выслушать их рекомендации, но принимать решения будем сами». В ЕС нет вертикали власти, и для чиновника, даже такого крупного, как Эттингер, единственный начальник — буква закона, выстраданного в ходе согласований и компромиссов между странами союза.

В прокладке «Южного потока» очень заинтересован «Газпром». Ему европейские деньги нужны не меньше, чем европейцам российский газ. Заинтересовано российское руководство, потому что эта труба стороной обходит Украину и поможет еще больше пренебречь «младшим братом». Заинтересован и ЕС, который получает треть потребляемого им газа из России, причем половину этого — через Украину. В ближайшие годы ему без российского газа не обойтись. Правда, в его интересе больше нюансов. Европейцы не хотят повторения некоторых прошлых зим, когда из-за газовых войн между Украиной и Россией им пришлось померзнуть. Но, в отличие от россиян, они не играют против Украины, обязались оказывать ей протекцию и материальную поддержку, не желая видеть у своих границ очаг нестабильности и миграции.

На предстоящем 27 июня в Брюсселе саммите ЕС лидеры европейских стран могут принять дальнейшие ограничительные меры или санкции против России в связи с дестабилизацией Украины, в том числе надолго заблокировать «Южный поток».

Но это тактика, а «Южный поток» — эпизод. Стратегия в том, чтобы и после украинского кризиса продолжить курс на ослабление энергетической зависимости от России, в которой ЕС увидел чужака, а в ее газе — опасное политическое оружие. Курс устанавливается на десятилетия вперед. Это и диверсификация (СПГ, сланцевый газ, Южный газовый коридор с Каспия, а там, глядишь, из Ирана и Ирака), и повышение энергоэффективности, снижение доли ископаемых энергоносителей в энергетическом «миксе». В повестке дня и предложение польского премьера Дональда Туска о создании энергетического союза в рамках ЕС. Это когда газ и нефть покупают у внешних поставщиков по единой цене, а внутри ее регулирует рынок. Как нам сказал Эттингер, из шести пунктов плана Туска остается договориться только об одном — едином покупателе газа для всего союза.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera